/ Нью-Йорк

Американский кинофестиваль о судьбах русских людей

В минувшие выходные в кинотеатре Tribeca Cinemas прошел Второй фестиваль рoссийского документального кино в Нью-Йорке. Фестиваль был организован московским Домом русского зарубежья и редакцией «Нового журнала» в Нью-Йорке

Участники дискуссии: Елена Пыльцова
Кадр из фильм «Мэрилин Монро, Энтони Куинн и другие: фабрика звезд Михаила Чехова»
+T -
Поделиться:

Фильмы, показанные на фестивале, посвящены истории России и русской эмиграции. В их числе ленты Марии Герштейн о Набокове, Сергея Мирошниченко об Александре Солженицыне, картина режиссера Юрия Малюгина «Список Киселева» о русском партизане Николае Киселеве, который спас жизнь 218 жителям еврейского местечка Долгиново, и другие.

Поэт и переводчик Джулиан Генри Лоуэнфелд (Julian Henry Lowenfeld) рассказал мне, насколько важно для американцев знакомиться с Россией не только по СМИ, но и через ее культуру.

Открывала фестиваль лента Алексея Бурыкина «Мэрилин Монро, Энтони Куинн и другие: фабрика звезд Михаила Чехова», посвященная актеру, режиссеру и педагогу Михаилу Чехову. Фильм рассказывает о судьбе актера, покинувшего Россию большевиков со словами «Молодость — это невозможность жить в старых условиях». Он эмигрировал в Германию, а после прихода фашистов к власти — в Америку, где основал школу актерского мастерства. Разработанный им уникальный метод актерской игры заставил учиться у него таких голливудских звезд, как Юл Бриннер, Мэрилин Монро, Энтони Куинн, и многих других.

После показа была устроена встреча с режиссером фильма Алексеем Бурыкиным и президентом Ассоциации Михаила Чехова и бывшей ученицей актера Джоанной Мерлин (Johanna Merlin). Все оживленно спорили о различии систем Чехова и Станиславского и обсуждали, почему метод Чехова долгие годы оставался невоспринятым в России.

После показа и панельной дискуссии зрителей пригласили на фуршет в честь открытия фестиваля.

Джулиан Лоуэнфелд, который ставит сейчас «Маленькие трагедии» Пушкина в Центре искусств Михаила Барышникова, поделился со мной, чем для него интересен фильм о Чехове и его методе.

Тут же на открытии я разговорилась с Марией Герштейн, режиссером фильма «Набоков. Счастливые годы» о бостонском периоде в жизни писателя — его первых и наименее изученных годах в Америке.

Джулиан Лоуэнфелд признался, что ему не терпится посмотреть фильм (его показ ожидался в конце второго дня фестиваля), поскольку семья Набоковых какое-то время жила в доме его европейских предков — немецкий прадедушка Джулиана был другом и переводчиком Толстого.

Программа второго дня была более насыщенной — целых восемь картин. И среди них третий документальный фильм Сергея Мирошниченко о Солженицыне «Слово» (2008). Режиссер тесно общался с писателем в последние годы его жизни и в своих фильмах воспроизводит как многие их разговоры на значимые темы, так и завораживающие приметы быта семьи. После смерти Солженицына Мирошниченко снял встречу с его вдовой Наталией Дмитриевной, которая, вспоминая мужа, рассуждает о его наследии — сцена осмотра кабинета писателя оставляет удивительное впечатление его присутствия.

После показа режиссер объяснил, почему он решился еще раз обратиться к теме Солженицына:

Один из эпизодов фильма — подготовка выставки фотографий А.И. Солженицына в Манеже. Куратор выставки Ольга Свиблова неутомимо бегает в кадре по залу, командуя своими многочисленными подчиненными, и останавливается лишь для того, чтобы посетовать на невыгодность проекта. Ее бодрый тон и деловитость создают комический контраст панихидному тону фильма. На дискуссии после фильма Сергей Мирошниченко ответил на вопрос Олега Сулькина, журналиста и координатора фестиваля, о роли в картине этого эпизода:

На показе присутствовал Игнат Солженицын, младший сын писателя и известный музыкант. Он видел фильм впервые и после просмотра рассказал о своих впечатлениях:

Игровое российское кино доходит до американского экрана, а вот документальное — почти никогда, поэтому задачу организаторов фестиваля заполнить нишу можно считать выполненной. Фильмы были тепло приняты как русской диаспорой Нью-Йорка, так и американцaми. Даже возникло ощущение, что в следующий раз зала в Tribeca Cinemas может не хватить.

Комментировать Всего 1 комментарий

Такое странное чувство, что люди, живущие постоянно в других странах как-то более трепетно прикасаются к русской литературе и искусству.