Совет да любовь: лучшая комедия года «Горько!» + еще 6 выдающихся киносвадеб

Полнометражный дебют Жоры Крыжовникова «Горько!» посвящен такому феномену, как российская свадьба, и подается в подобающем антураже — как «народная комедия» со слоганом «Главное — не нажраться», Григорием Лепсом в саундтреке и Сергеем Светлаковым в роли тамады Сергея Светлакова. Отличие от прочих «народных комедий» одно: эта — умная, честная и талантливая

+T -
Поделиться:

В «Горько!», комедии, справедливо рассчитывающей на большие кассовые сборы, есть мощнейшая кульминация, того катарсического уровня, к которому стремится (чаще безуспешно) большинство фильмов, рассчитывающих на большие фестивальные призы. Не раскрывая деталей, скажу только, что завязан этот эпизод на песне Лепса «Натали». Другой музыкальный мотив «Горько!» — песня Славы «Одиночество-сволочь», и сравнить фильм с попс-хитами будет не зазорно: он такой же цепкий, привязчивый и эмоционально бронебойный (вообще, метафизике эстрадных шлягеров надо бы посвятить отдельное исследование — не случайно бесстыдно слащавая попса становилась кодой таких европейских киношедевров последних лет, как «Лурд», «4 месяца, 3 недели, 2 дня» и «Адриенн Пал»). Только в отличие от безыскусной поп-музыки, это еще и очень изобретательный фильм, виртуозно поставленный и богатый на точные детали.

В «Горько!» есть достоверность — и нет ни наивности, ни фиги в кармане. Пока циничные (и бездарные) фильмоделы клепают «для народа» опусы типа «Все включено — 2», где образы России обращаются тошнотворным гротеском, «Горько!» фиксирует часто не обаятельную, вызывающую у молодых «интеллигентов в первом поколении» румянец стыда, русскую жизнь без высокомерного презрения или страха. Это не какая-то постыдная хтонь, это в первую очередь жизнь. Вот бывший ростовчанин Вася Обломов — вполне себе прототип героя Егора Корешкова, сбежавшего из родительского дома в пригороде Геленджика, сотрудника какого-то СМИ, грезящего притоком рекламодателей на свой креативный сайт, — поет про то, что «любит наш народ всякое говно». Авторы «Горько!» эту любовь народа к «говну» не то чтобы разделяют, но понимают: в этой комедии нет эстетического фашизма, но есть доверие к жизни во всех ее формах, а отсюда и витальность, и драйв, и смех — здоровый, не издевательский. Это гуманистический фильм о русской жизни — пусть методы его создателей (среди сценаристов — Алексей Казаков и соавтор Павла Руминова, стендапер Николай Куликов) отличаются от методов документалиста Алексея Жирякова, автора фильма «Дом у дороги», или  режиссера Дмитрия Волкострелова, автора спектакля «Три дня в аду», но «Горько!» с этими работами в одной духовной компании. И финальное посвящение родителям выглядит самым естественным, самым логичным финалом.

На YouTube есть две короткометражки режиссера Жоры Крыжовникова — «Счастливая покупка» и «Проклятие», обе участвовали в конкурсе «Кинотавра», обе запомнились, главным образом благодаря экстравагантному артистическому псевдониму постановщика. Теперь очевидно, что в кино появился новый большой режиссер. Я уже обмолвился о том, что в «Горько!» много метких деталей и полнокровных, живых персонажей. Среди них как минимум один — трагический, без шуток. Один крошечный (и дико смешной, как и все прочие эпизоды фильма) фрагмент может полоснуть бритвой по сердцу резче Ларса фон Триера (которого уместно вспомнить и потому, что использованный Крыжовниковым способ рассказа — стилизацию под любительскую видеосъемку — популяризовала триеровская «Догма»). В «Горько!» есть третьеплановая героиня — некая Антонина, с которой папашу невесты связывают давняя дружба (и, возможно, не только дружба); он, в частности, помог ей переделать гараж в ателье по пошиву свадебных платьев. На свадьбе Антонина — далеко не молодая и далеко не красивая женщина — похитит брошенный невестой букет: кадр, в котором эта героиня сидит за опустевшим пиршественным столом (большинство гостей уже под ним), — тот самый болевой прием, нанести который способен не просто техничный и профессиональный, но лишь действительно выдающийся режиссер.

«Горько!» заставил нас вспомнить еще шесть выдающихся киносвадеб. Добавляйте свои любимые!

1. Свадьба в Малиновке в одноименном водевиле 1967 года. Чистая радость от наблюдения за ухарской деревенской женитьбой — с реками горилки, пьяным мордобоем, старушечьими слезами и соплями грязных пейзанских пацанят — омрачается вторжением «историко-революционной» темы: банда атамана Грициана Таврического грозит счастью Андрейки и Яринки. Несколько спекулятивное, типично советское кино, сделанное в расчете на «кухаркиных детей», не добравшихся до высоких государственных постов. Впрочем,  потакание самым непритязательным вкусам можно списать на простодушие режиссера — актера Андрея Тутышкина. И — следуя примеру фильма «Горько!» — не будем судить поклонников картины: их миллионы, и в современной России, и в современной Украине, где в июле 2013-го в селе Малиновка Харьковской области поставили памятник адъютанту Попандопуло, почетному герою этой «Свадьбы».

2. Свадьба Жюстины (Кирстен Данст) и Майкла (Александр Скарсгор), словно сошедшая с глянцевых страниц специальных журналов в фильм Ларса фон Триера «Меланхолия» (2011). Долгое и мучительное торжество оказывается прологом к апокалипсису. Очень скандинавский взгляд на церемонию, воскрешающий образы Августа Стриндберга — главного писателя-баталиста, работавшего на поле войны полов.

3. Славянская свадьба, разыгравшаяся в Пенсильвании, занимает почти треть трехчасовой саги Майкла Чимино «Охотник на оленей» (1978), благо герои сей американской трагедии — выходцы из России. Стивен (Джон Сэведж) женится на беременной Энджеле, прежде чем уйти во Вьетнам. Дурные знамения во время церемонии недвусмысленно говорят: все кончится очень плохо. За молодецкими плясками под зажигательную «Тройку» наступит время играть в «русскую рулетку» под дулами злобных вьетконговцев. Никогда не угадаешь, чем закончится свадьба.

4. Безалкогольная комсомольская свадьба, завершившаяся смертоубийством, в социальной драме Александра Итыгилова «Обвиняется свадьба» (1986). Смерть положительного парня от финки подлого хулигана можно трактовать и как плату за грех алчности. Вместо положенного конвертика с подарочными деньгами жадный «комса» принес молодоженам сувенирный пуд соли.

5. Вереница свадеб в ностальгирующей по 80-м комедии с Адамом Сэндлером «Певец на свадьбе» (1998, Фрэнк Корачи). Бракосочетания во времена Билли Айдола и The Cure, времена диско, брейк-данса, неоновых огней и кричащей одежды — чистое удовольствие, не теряющее остроты с течением лет.

6. Свадьба в одноименном фильме Павла Лунгина (2000) — вполне себе реалистичная, даром что патриоты-почвенники возмущались «карикатурным изображением народа». Однако сравнение с «Горько!» этот каннский лауреат проиграет: взгляд Лунгина на русскую жизнь — да, завороженный и любопытный, но всегда извне, как на инопланетную экзотику.

Читайте также

Комментировать Всего 4 комментария
герои сей американской трагедии — выходцы из России

Если уж быть точными герои этой американской трагедии - выходцы из России, только в том смысле, что Украина входила в состав Российской империи. Герои конечно же пенсильванские шахтеры родом с Украины, и свадьба там показана очень Украинская.

Сам Майкл Чимино не знает об этом. Cинопсис фильма звучит так: "In Clairton, small working-class town in western Pennsylvania, in late 1967, Russian American steel workers Michael "Mike" Vronsky, Steven Pushkov, and Nikonar "Nick" Chevotarevich, with the support of their friends and coworkers Stanley and Peter "Axel" Axelrod and local bar owner and friend John Welsh, prepare for two rites of passage: marriage and military service". Фамилии Вронский и Пушков - русские. В третьей части вьетконговцы заставляют пленных героев играть в русскую рулетку. Показ фильма на Берлинале покидала возмущенная делегация СССР.

Вадим, в традициях показанных в этом фильме много чего намешано, и вполне вероятно, что режиссер так представлял себе 'русскую свадьбу'. Но именно украинская диаспора (на ряду с польской и ирландской) представляла большинство шахтеров в Антрацитовом поясе Пенсильвании (там где происходит действие кино). Reception в кино проводится в культурном центре, который напоминает гуцульскую деревянную церковь если не ошибаюсь (там такие действительно есть), и если мне не изменяет память народ на свадьбе сплошь одет в украинские вишиванки (хотя могу ошибаться, смотрела фильм более десяти лет назад, но  меня тогда поразило насколько свадьба была именно украинской при том, что называли ее "русской").

Мария Генкина Комментарий удален автором

Я почти случайно попал на "Горько!", за компанию. Фильм действительно хороший, не ожидал, говоря честно.

Эту реплику поддерживают: Вадим Рутковский

 

Новости наших партнеров