«Арт-Москва»: выставка VS ярмарка

Для одних это светский раут, на котором обязательно надо появиться, а для других — возможность заработать

Фото: Марина Федоровская
Фото: Марина Федоровская
+T -
Поделиться:

Если вы светский человек, три раза в год вы обязательно бываете в ЦДХ: на Non/fiction, «Арт-Москве» и «Арх-Москве».

Однако в отличие от Non/fiction, где люди с легкостью расстаются с деньгами, потому что найти 100 рублей на книжку может каждый, на «Арт-Москве» совсем другие цены, и следовательно, отношение к ней совсем другое — нелегкое. Напряжение здесь витает в воздухе. Некоторые, конечно, приходят сюда как на выставку, за эстетическим удовольствием, но у продавцов настрой решительный. И хватка у них, как у бультерьера: если в тебе почувствовали покупателя, без картины уже не уйдешь. Но если потенциального покупателя в тебе не видят, ты перестаешь существовать: улыбки выключаются, в глаза не смотрят, чуть ли не задевают походя плечом.

Конечно, такое отношение только к простым смертным. Селебритиз и все имеющие отношение к арт-тусовке чувствуют себя на подобных мероприятиях как рыбы в воде: всем улыбаются, говорят дежурные фразы... «Арт-Москва» идеально подходит для того, чтобы «других посмотреть и себя показать». Появление Юдашкина вызвало такой ажиотаж, как будто мы до сих пор зависли в 90-х.

«Арт-Москву» посетили многие члены клуба: мимо пробегали Марк Гарбер и Ирен Коммо, по залам бродили Кирилл Березов с женой Микки Махан и Александр Винокуров с Натальей Синдеевой. Был на ярмарке и Уборевич-Боровский, сообщивший, что пришел по приглашению Любы Шакс и, хоть нисколько об этом не жалеет, в принципе подобные мероприятия не любит и ничего в них не понимает. «Я не люблю ни эпатаж в искусстве, ни соцарт. Я архитектор и рассуждаю с точки зрения архитектуры: сможет та или иная картина вписаться в интерьер или нет».

У Натальи Синдеевой был чисто практический интерес: она призналась, что они с мужем ходят на ярмарку покупать картины.

 

 

 

А вот для Александра Липницкого посещение «Арт-Москвы» — добрая традиция.

Веселая и счастливая Ольга Свиблова, заражающая всех вокруг хорошим настроением, сделала для «Сноба» признание «как мать и как женщина»:

Да и вообще, если абстрагироваться от напряженных галеристов и чересчур светской атмосферы, на «Арт-Москве» можно неплохо провести время, рассматривая с бокалом вина новинки ведущих художников Москвы и заедая все это вкусными разноцветными печенюшками.

Например, Ирина Темушкина представила свои «Визуальные тексты» в галерее «Роза Азора» Любы Шакс. Это абстрактная живопись. На некоторых картинах есть орнамент, где-то его нет, где-то процарапаны слова или обрывки каких-то фраз... Как это бывает с абстрактным искусством, что-то трогает, даже если не понимаешь, а что-то оставляет равнодушным. Картины Ирины Темушкиной цепляют. По словам искусствоведа Виталия Пацюкова, «работы Темушкиной — это редкое соединение интеллектуального и чувственного начал, где интеллектуальное начало решает какие-то пространственные задачи, а чувственное начало создает образные ситуации».

Сама художница говорит о своем творчестве: «Это какое-то послание, куда, кому... не знаю, поймают ли бутылку с этим моим письмом. У меня бывает такое чувство, что хочется что-то передать, и эмоции тебя переполняют, а сказать ты не можешь, и тогда я выражаю эти чувства другим языком — художественным. Если ты прорвался через себя, через свое тело, через свою материю, то письмо получилось».

В «Арт-Москве» приняла участие и галерея «Пальто». Галерист Александр Петрелли, как всегда из-под полы, предлагал приобрести керамические миниатюры Сони Израэль по 300 долларов штука. К вечеру керамических карманов с руками осталось пара-тройка штук: «Недорого отдаю — 9 тысяч рублей всего», — говорил Петрелли. 

А в самом конце зала устроили мастерскую — творческая группа Tajiks Art, специализирующаяся на плагиате, за несколько часов с начала выставки успела настряпать репродукции работ известных американских художников Марка Ротко, Кейта Харинга, Билла Виолы и как раз приступала к известной работе Жан-Мишеля Баския. Девушка рядом игриво предлагала мензурки с водкой «на крови гастарбайтеров», которые, по ее словам, неплохо продаются в качестве сувениров. Выглядело все это достаточно безобидно, но никто из участников акции не захотел назвать свою фамилию. 

Напротив «Айдан-галереи» и новых шалтай-болтаев Беловой и Политова на диване валялась одинокая резиновая женщина — это была инсталляция известного музыканта и перформансиста Алексея Тегина. 

Ася Дунаевская, Марина Федоровская