Бруклинские таланты в музее Гуггенхайма

На днях музей Гуггенхайма на один вечер превратился в настоящий бруклинский бар. А развлекали публику литературными чтениями, stand-up comedy и концертом инди-рока

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

В этом году музею Гуггенхайма исполняется 50 лет. Необычное здание в форме закручивающейся спирали было построено Франком Ллойдом Райтом для коллекции Соломона Гуггенхайма, которая начиналась с полотен Василия Кандинского. В честь юбилея музей открыл ретроспективную выставку основоположника абстрактного искусства. Кроме того, чтобы заинтересовать молодежь, музей устроил серию перформансов и концертов. В том числе и несколько вечеров под названием «Из Бруклина» (It Came from Brooklyn). Организаторы утверждают, что последние 10 лет все самые интересные молодые таланты живут, тусуются и творят именно в Бруклине.

На этот концерт организаторы пригласили Пола Бэнкса, прославившегося как солиста инди-рок-команды Interpol, молодую писательницу Ривку Гэлчен (Riv Galchen), автора романа Atmospheric Disturbances («Возмущения в атмосфере»), сценариста Хэмптона Фанчера (Hampton Fancher), написавшего сценарий культового фильма Blade Runner («По лезвию бритвы), и юмориста Евгения Мирмана.

Ривка Гэлчен читала отрывки из своего первого, недавно опубликованного романа Atmospheric Disturbances — про психиатра, который решил, что его жену подменили двойником.

Всем известно, что самое сложное в другой культуре — постичь ее юмор. Евгений Мирман, родившийся в Москве, но в четыре года привезенный в Штаты, освоил американский юмор настолько, что проводит в Бруклине свой собственный фестиваль Eugene Mirman Comedy Festival. Для фестиваля он придумал псевдоотбор вышибал и показал отрывки из него в Гуггенхайме:

Долгожданным хедлайнером программы был Пол Бэнкс, фронтмен Interpol, недавно выпустивший первый сольный альбом под псевдонимом Джулиан Пленти: Julian Plenty is ... Skyscraper. Его девушка, бывшая супермодель Хелен Кристенсен, пришла поддержать презентацию нового альбома в столь необычной музейной атмосфере.

Во время концерта меня не покидала мысль, что здание Гуггенхайма больше подходит для живой музыки, нежели для статичных картин и скульптур. Молодые люди в клетчатых рубашках и узких джинсах и девушки в свободных платьях а-ля 70-е — словом, нью-йоркские хипстеры сновали по музею, не в силах поверить, что их родная бруклинская тусовка так органично вписалась в чопорную атмосферу аптауна. Народ здесь был не только из Бруклина. Марк Кирос, например, прилетел ради концерта Пола Бэнкса из Техаса.

Как у любого мегаполиса, у Нью-Йорка особенное отношение к своей географии. Мода на тот или иной район меняется здесь молниеносно. Каждый обладает своей собственной историей и спецификой. Можно жить в одном и относиться к другому как к чужой стране с иными нравами и собственным диалектом. Видимо, поэтому оказалось так забавно и неожиданно посмотреть на молодежный Бруклин в таком официальном заведении, как музей.