Британские врачи не стали мешать девушке-самоубийце умереть, зато не нарушили закона

Девушка, страдавшая психическим расстройством, приняла яд, вызвала скорую и попросила облегчить ее страдания, но ни в коем случае не спасать. Врачи ей подчинились, а теперь эксперты признали их действия правильными

Иллюстрация: Игорь Бурмакин/Сноб.Ру
Иллюстрация: Игорь Бурмакин/Сноб.Ру
+T -
Поделиться:

18 сентября 2007 года 26-летняя англичанка Керри Вултортон, страдавшая депрессией, приняла яд, вызвала скорую и, будучи еще в полном сознании, передала врачам нотариально заверенное распоряжение не предпринимать никаких действий по спасению ее жизни (living will). Врачи скорой помощи, как и доктора клиники, куда была доставлена пациентка, не посмели противоречить ее воле.

Подробнее

Девушка умерла на следующий день. Это был первый в Британии случай такого рода. Официальное расследование было начато в октябре 2008 года. После года разбирательств судебно-медицинская экспертиза признала действия врачей правильными.

Согласно заключению судебного эксперта (коронера) Уильяма Армстронга, врачи не имели выбора: любое лечение вопреки воле пациентки было бы нарушением закона. По его словам, пациентка полностью осознавала последствия своего решения.

Керри Вултортон считала, что никогда не сможет иметь детей, что и послужило причиной депрессии. Она девять раз пыталась покончить с собой, принимая антифриз. Всякий раз после этого ей делали гемодиализ и спасали жизнь.

Нефролог Александр Хитон, наблюдавший умирающую пациентку, признал, что мог бы провести гемодиализ против ее воли, и тогда Вултортон удалось бы спасти, но врач подчинился ее распоряжению — девушка просила лишь облегчить страдания, но не препятствовать ее смерти.

Решение врачей вызвало возмущение родственников и друзей Керри Вултортон, а выводы эксперта, признавшего действия врачей правильными, встретили решительное неприятие у противников эвтаназии.

Суть претензий сводится к следующему: согласно принятому в 2005 году в Великобритании закону (Mental Capacity Act) врач не имеет права оказывать пациенту помощь, если тот отказывается от нее, а состояние пациента позволяет признать его дееспособным. Распоряжение об отказе от лечения (living will) можно составить заблаговременно. Как отмечает священник и журналист Джордж Питчер, закон написан вовсе не для самоубийц и открывает лазейку для эвтаназии, которая в Британии запрещена. Питчер указывает, что спасенные самоубийцы обычно не предпринимают повторных попыток расстаться с жизнью.

Вера Бергельсон

   Я прекрасно понимаю дилемму врачей: как можно не попытаться спасти умирающего? И в то же время как можно лечить взрослого, психически дееспособного человека против его воли?

С моей точки зрения, врачи поступили правильно. Попытки самоубийства уже давно не преследуются законом ни в Штатах, ни в Англии. Можно спорить о том, есть ли у человека право на самоубийство (американский Верховный Суд, например, занял по этому вопросу шизофренически раздвоенную позицию), но по крайней мере право на то, чтобы ему позволили умереть, широко признано.

Большинство примеров, когда это право использовалось, касались безнадежно больных. Если они заранее, следуя всем формальностям, оговаривали, чтобы в таком-то случае врачи не пытались их спасти, их решение не оспаривалось.

История Керри Вултортон, конечно, иная, но совсем не уникальная. Известны случаи, когда пациенты по религиозным соображениям отказывались от переливания крови, тем самым обрекая себя на смерть. Ситуацию с Керри отличает то, что она сознательно стремилась к смерти, то есть смерть была не побочным и нежелательным эффектом отказа от лечения, а именно желаемой целью. Но и такие случаи тоже были, например, когда человек, парализованный в результате аварии, решил уморить себя голодом и требовал, чтобы его не пытались спасти. Его жизни ничто не угрожало, он просто больше не хотел так жить. В конечном итоге суд с ним согласился: это была его жизнь.

Мне кажется, история Керри схожа с этой. В своей living will, составленной за три дня до самоубийства с соблюдением всех формальностей, она потребовала, чтобы ей дали умереть, если ее доставят в больницу в результате попытки самоубийства. Еще лишь попросила помочь ей избежать мучений: I would appreciate it if you could continue to give medicines to help relieve my discomfort, painkillers, oxygen etc. I would hope these wishes would be carried out without loads of questioning.

Да, можно спорить о том, является ли человек в состоянии тяжелой депрессии вменяемым настолько, чтобы принимать подобные решения. Керри несколько лет страдала депрессией, и эта попытка самоубийства была для нее далеко не первой. Известно, что многие из тех, кто пытался покончить с собой в таком же состоянии и кого потом спасали, подобных попыток не повторяли. Должен ли врач следовать указаниям эмоционально подавленных людей? Это тяжелый вопрос.

И все же я думаю, что должен. Потому что другое решение еще хуже. У тебя депрессия? А почему? Мы все вместе решим, какие причины уважительные, а какие нет. И если твои причины покажутся нам недостаточными, то, независимо от того, что ты вполне дееспособен и в случае любого правонарушения будешь нести за него полную ответственность, мы не позволим тебе распоряжаться своей жизнью. Она не твоя, а наша. Мы знаем лучше тебя.

Мне кажется, что вопрос, поставленный историей с Керри, не столько нравственный, сколько политический: невозможно придерживаться либеральных взглядов и не уважать права человека на то, что по определению принадлежит только ему и не касается никого другого. Врачи были правы. Впрочем, от этого их дилемма не становится менее мучительной.   

Комментировать Всего 20 комментариев

Я прекрасно понимаю дилемму врачей: как можно не попытаться спасти умирающего? И в то же время как можно лечить взрослого, психически дееспособного человека против его воли?

С моей точки зрения, врачи поступили правильно. Попытки самоубийства уже давно не преследуются законом ни в Штатах, ни в Англии. Можно спорить о том, есть ли у человека право на самоубийство (американский Верховный Суд, например, занял по этому вопросу шизофренически раздвоенную позицию), но по крайней мере право на то, чтобы ему позволили умереть, широко признано.

Большинство примеров, когда это право использовалось, касались безнадежно больных. Если они заранее, следуя всем формальностям, оговаривали, чтобы в таком-то случае врачи не пытались их спасти, их решение не оспаривалось.

История Керри Вултортон, конечно, иная, но совсем не уникальная. Известны случаи, когда пациенты по религиозным соображениям отказывались от переливания крови, тем самым обрекая себя на смерть. Ситуацию с Керри отличает то, что она сознательно стремилась к смерти, то есть смерть была не побочным и нежелательным эффектом отказа от лечения, а именно желаемой целью. Но и такие случаи тоже были, например, когда человек, парализованный в результате аварии, решил уморить себя голодом и требовал, чтобы его не пытались спасти. Его жизни ничто не угрожало, он просто больше не хотел так жить. В конечном итоге суд с ним согласился: это была его жизнь.

Мне кажется, история Керри схожа с этой. В своей living will, составленной за три дня до самоубийства с соблюдением всех формальностей, она потребовала, чтобы ей дали умереть, если ее доставят в больницу в результате попытки самоубийства. Еще лишь попросила помочь ей избежать мучений: I would appreciate it if you could continue to give medicines to help relieve my discomfort, painkillers, oxygen etc. I would hope these wishes would be carried out without loads of questioning.

Да, можно спорить о том, является ли человек в состоянии тяжелой депрессии вменяемым настолько, чтобы принимать подобные решения. Керри несколько лет страдала депрессией, и эта попытка самоубийства была для нее далеко не первой. Известно, что многие из тех, кто пытался покончить с собой в таком же состоянии и кого потом спасали, подобных попыток не повторяли. Должен ли врач следовать указаниям эмоционально подавленных людей? Это тяжелый вопрос.

И все же я думаю, что должен. Потому что другое решение еще хуже. У тебя депрессия? А почему? Мы все вместе решим, какие причины уважительные, а какие нет. И если твои причины покажутся нам недостаточными, то, независимо от того, что ты вполне дееспособен и в случае любого правонарушения будешь нести за него полную ответственность, мы не позволим тебе распоряжаться своей жизнью. Она не твоя, а наша. Мы знаем лучше тебя.

Мне кажется, что вопрос, поставленный историей с Керри, не столько нравственный, сколько политический: невозможно придерживаться либеральных взглядов и не уважать права человека на то, что по определению принадлежит только ему и не касается никого другого. Врачи были правы. Впрочем, от этого их дилемма не становится менее мучительной.

Наша  жизнь не принадлежит нам. И так же как не по нашей воле мы приходим в этот мир, не по своей воле мы должны уходить.

Вот полный текст распоряжения Керри Волтортон: я полностью осознаю, жизнь не спасайте, снимите дискомфорт. Там же комментарий юриста: "A person who is not mentally capable cannot consent to, or refuse, medical treatment". Вопрос в том,  как безусловно психически больную девушку сочли достаточно вменяемой для того, чтобы следовать ее распоряжениям? Депрессия разве не болезнь, которую надо лечить?

Вообще спасать надо всегда. С другой стороны, я не могу отвергнуть право человека самому распорядиться своей жизнью и судьбой. Мне трудно сказать, как это с юридической точки зрения выглядит. Неужели есть такой закон, чтобы не спасать самоубийц? Даже если самоубийцы оставляют предсмертные записки. Я вхожу и вижу человека, бьющегося в петле в агонии — что же, я не буду его спасать? Мне это кажется странным. Я работаю в кардиохирургии, в ней все-таки есть определенный оптимизм. Даже если операция продлит жизнь на полгода, это того стоит. А что еще в жизни есть, кроме жизни? У нас в стране, на фоне всех ужасающих законов, которые имеются, ничего подобного — чтобы не спасать — нет. Я англоман и не могу поверить, что в такой великой стране существует такой закон.

Есть еще ситуация с эвтаназией. Не могу сказать, что я ее противник. Это очень непростой вопрос, и к нему надо подходить с крайней осторожностью. Например, в нашей стране я был бы противником применения эвтаназии. При строгом юридическом контроле я бы согласился, что эвтаназия возможна. Я так скажу: разум против. Здоровый инстинкт — за. С точки зрения разума, жизнь бесполезна и бессмысленна. С точки зрения жизни, она — это единственное важное, что есть. Как писал стоик:

В жизни какую избрать нам дорогу? В общественном месте –

Тяжбы да спор о делах, дома — своя суета;

Сельская жизнь многотрудна; тревоги полно мореходство;

Страшно в чужих нам краях, если имеем мы что,

Если же нет ничего — много горя... Женатым заботы

Не миновать, холостым — дни одиноко влачить,

Дети — обуза, бездетная жизнь — неполна;

В молодежи благоразумия нет, старость седая слаба.

Право, одно лишь из двух остается нам, смертным, на выбор:

Иль не родиться совсем, или скорей умереть.

А если не в петле и не в агонии, но  Вам известно, что человек решил уморить себя голодом? Например, потому что у него ранняя стадия альцгеймера, и он не хочет доживать до поздней.  Вы бы стали его насильно кормить?

Если следовать этим аморальным установкам, то тогда осенью и весной в нашей стране будет происходить повальный мор с гибелью тридцати процентов активного народонаселения. Депрессию нужно лечить. Не можешь сама родить - усынови малыша и обсуждай это со специалистами. Депрессия имеет периоды ремиссии и обострения. Даже российская, чудовищная по мнению большинства психиатрия, сотрудничая с пациентом, забирает его на время в специализированное отделение, где он полдня убирает кровать, бредит манией преследования, рыдает, что нет детей и миллиона по наследству, клеит коробки, строем ходит в столовую и испражняется на пол. НО ОН ЖИВЁТ!!! 

ЭТИ ВРАЧИ-УБИЙЦЫ БЕЗ СОМНЕНИЯ! У них вместо души - бумажки!

Депрессия не является неизлечимым психическим заболеванием. Либо девушка психически ненормальная - тогда нотариус не мог зафиксировать ее волю(и это все равно не повод ее убивать), либо у нее депрессия и она лечится, причем лечить ее можно без лекарств, хороший психотерапевт справится за 1-2 месяца. Отсюды вывод - врачи просто убили человека - не оказание помощи тоже убийство! Вернее они не просто убили человека, а они заменили собственную душу бумажками с печатями! Как просто поменять моральные качества на бумажки с печатями, можно тыкать пальчиком в инструкции и говорить - вот какой я законопослушный. Очень удобная позиция - не надо думать, не надо сострадать, не надо брать на себя ответственность. Настоящий врач так поступить бы не смог, потому что не смог бы никогда! Пусть для этого ему бы пришлось нарушить закон. А эти врачи из категории нелюдей, которые не окажут пострадавшему медицинскую помощь на дороге только потому, что у него нет медицинской страховки. Какая цивилизованная страна Англия, какие законопослушные в ней врачи!

Показательно, что все комментаторы в своем анализе делают акцент на "у них" и "у нас". "По-нашему", английские врачи поступили бесчеловечно, имея возможность спасти женщину – не важно вменяемую или нет (раз нотариус заверил), но не стали делать этого, педантично подшив в картотеку бумажку и написав "closed". Вот ведь эскулапы – еще и законы учат. Если бы на их месте были наши врачи, они бы непременно спасли. Или не спасли бы... На днях показали сюжет о скорой помощи, которая по указивке районного масштаба просто отказалась выехать к умирающему больному. "По-английски" же (хотя что мы в этом понимаем?!) антиобщественно было бы нарушить закон и волю пациента. Вот такая у них "закавыка" в голове. Одно можно признать, что если бы в Англии состоялся суд по такому делу (независимо от его исхода), он бы заткнул за пояс и наши рассуждения, и стоиков, и судей наших с прокурорами вместе взятых. Иными словами, человечные мы правы по своему, а бесчеловечные англичане – по своему. И не нам их судить.

Вопрос - не у нас/у них, и морально судить, разумеется, можно, кого угодно.  Только нужно хорошо, понимать, за что.  Вот исходный текст сразу определил, что девушка страдала психическим расстройством.  Разумеется, неправильно и аморально не спасать человека, который психически болен.  Английский закон этого и не позволяет. 

Все упирается в то, КАКОГО человека мы считаем психически невдекватным, и лично у меня нет простого ответа на этот вопрос.  Считать ли любого, кто хочет того, что нам представляется неверным?  Ведь, послушай он нас, и мы найдем ему решение от всех его проблем. Не может, научим, не хочет - заставим.  Но вот кто-то не хочет жить, причем даже не требует, чтобы  мы помогли ему умереть; элементарно просит не мешать давно продуманному решению (не сиюсекундный взбрык).  Уважать или нет?

Я не психиатр, но и я понимаю, как депрессия меняет жизневосприятие и долгосрочные прогнозы.  Я бы тыщу раз засомневалась, можно ли доверять решению такого человека, тем более такому безвозвратному решению.  Но в конце-концов, если, по мнению специалистов, этот человек, несмотря на депрессию, психически адекватен, не посмела бы идти наперекор его воле.  Т.е., конечно, не дай мне Бог когда-нибудь оказаться перед таким выбором.  Но за себя -- я бы предпочла, чтобы к моему решению отнеслись с уважением.

Уважаемая Вера, согласен с Вами, что "невозможно придерживаться либеральных взглядов и не уважать права человека на то, что по определению принадлежит только ему и не касается никого другого". Но жизнь этого самого Человека не принадлежит ему! Не придерживаясь либеральных взглядов, я тем не менее разделяю либеральную точку зрения на собственность: у тебя есть право распоряжения лишь тем, что тобою создано, куплено, унаследовано или тебе подарено. И при этом сделка купли-продажи, дарения или наследования должна быть совершена с обоюдного согласия сторон.,,

Человеку  принадлежит лишь то, что он внутри этой жизни создал, приобрел, достиг - имя, слава, репутация и тп. "Человек есть то, что он смог" (Мамардашвили)

Мне ближе позиция Марины Бушуевой в этом очень непростом вопросе.

Наверное, стоит разделить вопрос на две части.

1) Юридическая — если государство признало право за гражданами на свободный выбор: жить им или нет. Принятие такого решения должно быть обусловлено серьезнейшим медицинским (и не одним) обоснованием. И если оно есть и есть такой закон, то отказать вроде как нельзя. Но должны существовать серьезнейшие процедуры, которые в данном случае явно не соблюдены. Врач скорой помощи не может знать подробностей, реального состояния человека, а ошибка непоправима. Так что уверен: тут налицо врачебная ошибка.

2) Этическая — сложный вопрос. Не поддерживал бы такой закон по отношению к людям, не страдающим смертельными и неизлечимыми заболеваниями. Любая первая несчастная любовь — и в клинику... Да и что касается неизлечимо больных — посмотрите на работу таких людей, как Вера Миллионщикова, и ее фонд помощи хосписам «Вера».

Я не очень понял,зачем она вызвала скорую помощь? Разве нельзя было просто оставить документы на столе или у своего адвоката. Кстати, был ли там адвокат?

Николай, Вы очень хороший вопрос задали - зачем вызвала? А она  подсознательно надеялась на помощь,т.к. человек,который так тщательно готовился к самоубиству скорее не стал бы никого ставить в известность. Я считаю, что она с самого начала подсознательно цеплялась за жизнь, но ни у кого не хватило ни ума, ни душевности, ни профессионализма,чтобы это понять.

Марина, мне показалось странным желание просить помощи (то есть, вызвать врачей скорой помощи), чтобы от нее при них отказаться. То есть, положиться на их решение, а не на свое? Я вообще не очень понимаю, как можно много раз всерьез пытаться покончить с собой, но безуспешно

Вот вот. Было бы твердое желание - удалось бы с первого раза.  Человек хотел переложить ответственность на других - не на тех переложила :((Ну, не было среди них ни психоаналитика, ни психотерапевта, ни просто человека с понимающей душой.

Проблема в том, что найдись там "человек с понимающей душой", его потом бы по судам затаскали, и может пришлось бы до конца жизни расплачиваться с Керри Вултортон за причиненные ей моральные страдания. А может эта Керри была редчайшей стервой и спася ее пришлось бы обречь на судебные тяжбы свою собственную семью и людей, которые тебе по-настоящему дороги. Тут все не так линейно и однозначно.

Ага, а некотрых за такие вещи вообще распяли. Понимающая душа не всегда несет комфорт своему владельцу.

Ну, эк Вас куда занесло, уж не готовитесь ли Вы в спасительницы человечаства? :). Дело не в комфорте владельца, дело в ответственности. Любой выбор должен делаться ответственно. И потом я не сказал, что моя позиция однозначна, просто мало данных для того, чтобы я мог принять решение, нужно быть там, видеть, слышать, чувствовать. Донкихотствовать всегда приятно в блоге, тут, конечно, все прекраснодушны. Ваша позиция весьма замечательно, тут и доброта и сочувствие и спасение бесценного дара человеческой жизни, но к сожалению у любой монеты есть обратная сторона. Я просто хотел сказать, что она существует и нужно на нее посматривать для объективности.

Дмитрий, нет человечество спасать не собираюсь, я как-нибудь по мелочи - обойдусь ближайшим окружением :) А моя позиция по некотрым вопросом весьма не прекраснодушна, что частенько вызывает возмущенные отклики. А рассмотрение оборотной стороны монеты всегда интересно и полезно.