Антон Сазонов /

17009просмотров

Иван Вырыпаев: 
Бог — это и люди, и инопланетяне

Премьера в театре «Практика» — спектакль UFO, основанный на историях о людях, вступивших в контакт с внеземными цивилизациями. За всех героев говорит сам Иван Вырыпаев, автор, постановщик и великолепный, заметим, актер. Мы расспросили его о репертуарной политике, смысле жизни и, конечно, о Боге, потому что все работы Вырыпаева в конечном счете — о Нем

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

UFO — спектакль такой же аскетичный, как предыдущая постановка Вырыпаева, «Благодать и стойкость», где Каролина Грушка и Казимир Лиске в течение трех часов читают книгу, написанную Кеном Уилбером по дневникам своей умершей от рака жены Трейи. Менее радикальный — длится всего час с небольшим и очень смешной. Такой же, как ни парадоксально это звучит, захватывающий — и актеры Вырыпаева, и он сам умеют держать внимание зрителей и могли бы справиться не то что с небольшим залом «Практики», но с целым стадионом. А еще это такой же редкий образец не просто талантливого, но полезного театра. В каждом монологе переживших контакт (среди героев — студентка из Австралии, русский программист, осевший в Бангкоке, австрийский топ-менеджер, немецкий пенсионер и американская домохозяйка) фигурируют не условные зеленые человечки, но состояния, побывать в которых не помешало бы каждому из нас.

Спектакль «UFO». Фото предоставлено пресс-службой
Спектакль «UFO». Фото предоставлено пресс-службой

СХотел начать с того, что вы сами в этом спектакле похожи на инопланетянина. Там свет еще такой на сцене, а позади вас металлическая обшивка и музыка соответствующая играет.

Да? Не думал об этом (смеется).  

СКак возникла идея UFO?

Очень люблю эту тему, все, что касается инопланетян: фильмы, книги. У меня мечта снять фильм вот из этого материала. Тема очень интересная, когда-нибудь я, возможно, найду продюсеров. Пока же этот материал лежал без дела. А хотелось, чтобы он звучал. И вот мы решили в «Практике» сделать из него мой моноспектакль.

ССами вы верите в инопланетян?

Ну конечно. Но что значит — верю в инопланетян? Мне кажется, что Вселенная — это такая невероятно непознанная вещь. В ней такое количество форм и всяких проявлений. Конечно, их гораздо больше, чем видит хрусталик человеческого глаза. Это любой ученый подтвердит. У меня нет в этом никакого сомнения. Есть ли тарелки, есть ли зеленые человечки — это как раз вызывает сомнение. Если бы это было, оно бы не выглядело так, как это представляют себе люди. Наверное, это было бы что-то совсем другое. Какая-то энергия. Что-то еще. Но, безусловно, это есть.

СА можно ли встретить в космосе Бога?

Бог везде есть. Нет места, где его нет. Разве существует какое-то место на планете и вообще во Вселенной, где бы не было Бога? Бог — это и есть все. Так я себе это представляю.

СИ спектакль ваш на самом деле про встречу людей с Богом.

Про встречу с космосом, я бы сказал. Это можно назвать Богом, можно назвать бытием. Можно сказать космос. Это все Бог. Все это вместе. Мне так кажется.

СА у людей и инопланетян Бог един?

Конечно, как может быть два Бога. Бог — это и люди, и инопланетяне. Все — Бог. Я под словом «Бог» подразумеваю закон Вселенной, который творится и происходит. Для меня вот это Бог.

СВы бы хотели полететь в космос?

Нет. Не хотел бы. Если бы у меня было здоровье, наверное, любопытно было бы посмотреть на планету сверху. Я думаю, что это может быть сильное впечатление, но для того, чтобы познавать мир и себя, в космос летать необязательно. Это познание находится внутри самого себя. От этого никуда не улетишь. Меня все и так устраивает. Я бы выбрал ту жизнь, которая у меня сейчас есть.

СВ этой истории самое важное для вас текст?

Самое важное в этой истории — это рассказы. Тема. То, что говорят люди, с которыми я встречался.

СА насколько для вас привлекателен вербатим?

Вербатим — это интересная вещь. Я бы сделал что-то в технике вербатима. У меня давно есть идея проекта, где люди рассуждают о смерти — разные народы, разные культуры. И больные, и здоровые люди. Как они думают про свою смерть. Еще я буду уже точно ставить в следующем сезоне «Чеченский дневник» Полины Жеребцовой. Есть такая Полина Жеребцова, все ее детство и юность прошли в Чечне, в Грозном, как раз во время этих двух войн. Она написала дневник. Удивительное, пронзительное произведение. И вот я на основе этого дневника, абсолютно реального, будут ставить спектакль. Или вот у нас сейчас в репертуаре есть спектакль «Благодать и стойкость», который я поставил. Он основан на дневниках женщины, умершей от рака. В каком-то смысле это все вербатим. Да, это не диалоги, но это реальные документы.

Насколько сейчас такая форма актуальна? Точнее актуальна ли она сегодня так, как несколько лет назад?

Актуальность в способе подачи материала, ну, и прежде всего в содержании этого материала, конечно. Если это глубоко, интересно, попадает в людей — вот это важно и имеет значение.

Спектакль «Благодать и стойкость». Фото: РИА Новости
Спектакль «Благодать и стойкость». Фото: РИА Новости

СВаш личный опыт какую роль сыграл в создании UFO? Герои постоянно упоминают о наркотических опытах и разных духовных практиках.

Безусловно, когда человек пишет текст, он основывается всегда на личном опыте. Понятно, что сами истории могут быть чужими, но моя жизнь связана с темой, о которой идет речь. Насколько глубокая эта связь — мне кажется, не стоит говорить.

СДиеты и прочие способы воздействовать на физическое состояние организма — как это влияет на духовное состояние и на творчество?

Мне особо хвастаться в этом нечем. Никаких духовных вершин я не достигаю. Моя задача простая. Я же сам ничего не придумываю, я беру то, что есть, и облекаю это в форму. То есть это очень скромная задача. Я как колонка к магнитофону. Вы слушаете Моцарта, а я просто вам его усиливаю или уменьшаю. Поэтому говорить о самой колонке не так интересно. Лучше говорить о Моцарте. Мне нечего сказать про себя. А Моцарт — это тема. Это знание. Вселенная с помощью искусства передает нам знание. Когда мы приходим «на искусство», мы получаем некоторые знания. Вернее, мы можем их получать, а можем и нет — зависит от произведения. Есть произведения, в которых есть знания определенные. Вот с этим мы и контактируем. Но это не мои знания. Я не духовный учитель, я никого ничему не учу, а просто организовываю контакт между зрителем и этим знанием.

СНо в ваших спектаклях всегда есть, так скажем, некое направление мысли, которое вы транслируете.

Да, но это не мой посыл. Я организовываю этот посыл. Я всего лишь в данном случае режиссер, который ставит автора. Да, автор тоже я. Но этот посыл идет даже не от меня как от автора, он исходит из своего источника. Хлебопекарь, например, этот посыл облекает в булку. Он может сделать булку, наполненную этим посылом. Тогда хлеб, который он делает, содержит в себе посыл спокойствия, уверенности, сытости, любви, плодородия. Вместе с хлебом это передается. Дальше этот импульс можно передать с помощью одежды. Можно зафиксировать его в одежде. Тот, кто ее носит, будет ощущать некий контакт с этим миром и вселенной. Дальше этот импульс можно передать с помощью музыки. Тогда он будет в музыке. А можно с помощью живописи. Или театра. Я просто ремесленник, как вот булочник, который передает этот посыл. Конечно, важно, каков булочник, хлеб должен быть вкусным, хорошим, свежим. Также и спектакль. Он должен быть интересным. Моя ответственность в том, чтобы этот импульс был ярким, интересным, удобоваримым. Вот этим я занимаюсь. Это моя профессия. Но сам импульс, сами мысли и идеи — это не мое. Я только их упаковываю.

СКак вы к этому источнику пришли? 

Через свою работу. Моя суть работы такова. В какой-то момент я начал понимать, что я делаю. Я стал задумываться, чем я занимаюсь. Вначале я играл пьесы просто потому, что чувствовал — надо мне и все. Была такая потребность и талант. Потом я понял, что не очень сильно развит и на самом деле несколько исписался, что мне нечего сказать. И тогда я стал думать о том, что я вообще делаю. Чем я занимаюсь на самом деле. И я понял и осознал, что занимаюсь вот этим. Я почтальон, который разносит письма. Есть адресат и тот, кто пишет. А я соединяющее звено. Тогда у меня все встало на свои места. И сам я ничего не проповедую. Каждый художник выбирает для себя те темы, которые ему удобно упаковывать. Мне вот эти темы близки.

СВ вашем спектакле «Комедия» была история с фразой «если копнуть поглубже?». Если все время задаваться таким вопросом, можно добраться до сути или она все равно всегда ускользнет?

Самый главный смысл уловим. Он очень простой. Но о смысле жизни я не готов отвечать. Потому что у меня для самого себя есть решение вопроса, в чем смысл жизни. Но могу ли я этот свой ответ говорить другим людям? Это ничего ровным счетом им не дает. У каждого человека должен быть свой смысл жизни. Мой смысл жизни — это мой смысл.

СНо в UFO речь идет именно о смысле жизни.

В этом спектакле я говорю не о себе и не о своем видении, а о некоем существующем уже видении, о котором я узнаю и которое передаю. Это же не встреча со мной лично. Да, я физически там присутствую, но я просто артист. Я там не говорю так, как я сам лично думаю. Я там доношу свое понимание неких важных вещей, которое до других людей мне кажется необходимым донести. Конечно, я доношу только то, под чем я подписываюсь. Нацистские идеи я доносить не буду. Все подряд я доносить не буду.

СРассказ каждого героя сводится к одному конкретному слову — тишина, спокойствие, простота и т. д. В какой момент эти слова образовались? Почему именно они?

Это процесс написания. Я просто слушаю внимательно, что происходит, и стараюсь это запомнить и зафиксировать. Да, это важные слова. И для меня тоже.

СВы уже ставили UFO со своими студентами в Варшаве. С рассказа об этом вы начинаете вечер. Почему в Москве решили сделать моноверсию?

Так вышло, потому что у нас не было времени подключать еще актеров. Мне важно было это сделать, с одной стороны. С другой стороны, такой спектакль довольно быстро можно поставить. И мы руководствовались тем, что просто хотели донести содержание текста. Так, как мы сделали, было проще всего. Да, лучше, когда UFO играет много актеров. Но так, как мы сделали, тоже интересно. Просто это уже другой спектакль. Правда, работает он только в том случае, когда я сам это делаю.

СО самих инопланетянах в спектакле толком речи нет, ваши герои их почти не описывают. Не является ли это своего рода обманом: вы привлекаете людей одним, а даете им другое?

Мы же не говорим про пришельцев на афишах, и сейчас тоже проговорим специально в интервью, что не обещаем никому, что это будут рассказы про инопланетян. Мы говорим о том, что это будут рассказы людей о контактах с внеземной цивилизацией. Не обязательно же они должны про инопланетян рассказывать. Поэтому тут нет никакого обмана.

Проект «Сахар». Фото предоставлено пресс-службой
Проект «Сахар». Фото предоставлено пресс-службой

СПолучается, что некие важные, тонкие вещи, которые озвучивать и проговаривать словами даже не всегда возможно, проще продавать зрителю в доступной упаковке?

Конечно, задача автора заключается в том, чтобы придумать такую форму, в которой знание могло быть донесено до человека. И чтобы он это знание принял. То есть задача автора заключается в том, чтобы разговаривать со зрителем на одном языке. Например, «Аватар» Джеймса Кэмерона. Это очень мудрое послание, которое посмотрело два миллиарда человек. Вот Кэмерон художник поэтому. Мне такое тоже интересно, но идти к этому у меня уже нет времени. Заниматься сейчас карьерой у меня нет ни сил, ни времени, ни, главное, желания. Но если бы мне сейчас предложили снять кино про инопланетян на сто миллионов долларов, я бы сказал, что, конечно, хочу это сделать. Тем более что у меня подобные истории есть. Но так не бывает. Поэтому я не мечтаю об этом.

ССамому ставить спектакли в «Практике» вам насколько важно?

Лично я хочу, чтобы в театре было как можно больше чужих спектаклей. Это мое абсолютно искреннее желание. В этом сезоне из семи спектаклей я поставил три. Должен был два, но получилось на один больше. По сути, я поставил два с половиной из семи. Идеальный коэффициент — один. Я так и буду дальше поступать. Один из семи — это «Сахар». Концерт. Это как-то само собой получилось. А сознательно я сделал только один спектакль. Это «Благодать и стойкость».

С«Сахар» — опыт перевода текстов в формат рок-концерта. Как и зачем это было придумано?

Почему нет? Это не ново. В России это уже делали Панков и Гришковец. Я сам всегда хотел выступать в группе. Это моя детская мечта. Но я не умею ни петь, ни играть. А тут выступаю все равно. С другой стороны, текст сегодня может быть музыкальным. В соединении с музыкой он по-новому раскрывается. Но, по сути, это все равно спектакль. Только в иной форме.

СUFO заканчивается на том, что вы предлагаете зрителям ощутить реальность. А что такое реальность для вас? Как ощутить настоящий момент?

Реальность — она всегда есть. Каждую секунду она никуда не девается. Чтобы включиться в реальность, нужно начать постепенно осознавать себя. Свое тело, свое дыхание, свои руки, где ты находишься, свои мысли и поступки, эмоции. Как можно больше осознавать все, что происходит вокруг. Задавать вопрос: кто я? Но я не знаю тоже, это, скорее, вопрос к духовному учителю, а не ко мне. Я просто, так же как и другие люди, пытаюсь прийти к себе. Конечно, и медитация, и йога в этом помогают. Вообще мне так не хочется говорить про себя в этом ключе, потому что, когда о себе так говоришь в интервью, выглядит это со стороны странно: «О, он такой йогой занимается, молодец». Конечно, надо заниматься собой. На всех уровнях. Своим питанием, своим нахождением в среде. Медитация и йога помогают держать себя в форме. Это такие техники, которые помогают. Но они не цель. Это средство. Эти средства нам в современном мире нужны. Особенно в Москве, при наших загрузках и графиках, всем негативе вокруг. Если не заниматься йогой, то можно сойти с ума. Будешь очень напряжен. Необязательно, кстати, йогой. Можно, например, в бассейн ходить.С

Читайте также

 

Новости наших партнеров