Послание Путина Федеральному Собранию. Репортаж

Владимир Путин выступает с внеочередным посланием Федеральному Собранию, которое посвящено ситуации вокруг Крыма. «Сноб» ведет прямую трансляцию мероприятия

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Сегодня Владимир Путин подписал распоряжение о принятии в Российскую Федерацию нового субъекта — Крыма, который накануне был признан Россией в качестве независимого государства. 

Порядок принятия нового субъекта гласит, что президент России, после поступления предложения от иностранного государства о принятии в качестве нового субъекта, должен уведомить об этом Совет Федерации, Государственную думу и правительство.

Пока трансляция не началась, мы можем полюбоваться комментариями к ее анонсу на сайте Первого канала

«Огромная просьба отключить мобильные средства связи» — никогда и нигде эту стандартную фразу не произносили с такими левитановскими интонациями. До начала — несколько минут.

В ожидании исторического выступления Владимира Путина кинорежиссер Михалков по-братски обнимается с телеведущим Киселевым. Алхимический брак двух главных столпов русского консерватизма. Все в костюмах, а Михалков в курточке: богема.

Это конечно не оскаровское селфи, но тоже вполне себе.

Интересно их рассматривать все-таки. Сергей Нарышкин, например, вставил в петлицу георгиевскую ленточку — яркая деталь контрастирует с традиционно-постным выражением лица. Сергей Собянин улыбается и машет кому-то ладошкой, но, заметив, что на него обращены камеры, принимает серьезный вид.

«Граждане России, жители Крыма и Севастополя», — начинает обращение Путин, и зал встает. И стоит несколько десятков секунд, аплодируя. Такого не было никогда.

Путин называет цифры: 82% приняло участие в референдуме, 97% — за независимость. «Цифры предельно убедительные». И вновь продолжительные аплодисменты.

Путин рассказывает про «древний Херсонес, где принял крещение князь Владимир» и про Черноморский флот. Флот удостаивают аплодисментами, а князя — нет.

Путин извиняется перед крымскими татарами. Говорит, что от репрессий пострадали прежде всего русские люди, но и крымским татарам досталось. Требует «завершить процесс реабилитации крымско-татарского народа» (бурные аплодисменты). В Крыму будет три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский (аплодисменты переходят в овации).

«Большевики по разным соображениям — пусть Бог им будет судья — включили в состав Украины различные области… Сегодня это юго-восток Украины».

«То, что казалось невероятным, к сожалению, стало реальным: СССР распался». Путин делает драматические паузы. И вообще, речь не то чтобы лучше написана, чем обычные путинские, но лучше срежиссирована.  

«Ну что, Россия… (вздох) Опустила голову и смирилась (пауза). Проглотила обиду! (длинная пауза)». Большой артист.

Тем не менее Путин много оговаривается: «делимитация границев». Но в случае с ним никогда нельзя угадать: спешит он или так задумано — некоторое доброжелательное просторечие.

Очень, очень хорошо написанный текст. Аномально экспрессивная лексика. «Достала», «опостылело», «доили» — это все про Украину. Это похоже на молодого Путина, Путина начала 21 века (а ведь мы с ним уже полтора десятилетия, как-то внезапно осознается).

«Неонацисты, русофобы и антисемиты». И, разумеется, «зарубежные спонсоры и кураторы». Это Путин про новое правительство Украины.

«Мы не могли оставить Крым в беде — это было бы просто… предательством!» (аплодисменты). Весь арсенал эмоциональных манипуляций.

«Эхо Москвы» завороженно слушает послание всей редакцией.

Путин — увы, совершенно справедливо — указывает на косовский прецедент. Аргумент в духе «Если плохим парням из Америки можно, почему хорошим парням из России нельзя».

Путин про нормы международного права: «Сами написали, раструбили на весь мир, нагнули всех, а теперь возмущаются. Чему?» (аплодисменты). Сытые, ухоженные, одинаковые люди в зале любят такого Путина. Энергичного, немного агрессивного, с немного — самую малость — дворовой лексикой. Такой Путин бодрит.

«Что-то не припомню ни одного случая, чтобы интервенция проходила без одного-единственного выстрела и без человеческих жертв». Вообще говоря, таких примеров в двадцатом веке было немало, но за некоторые исторические параллели и сравнения в наше время можно и по голове получить, так что sapienti sat.

«Нас раз за разом обманывали, принимали решение за нашей спиной. Нам все время одно и то же твердили: вас это не касается. Ну (обиженное хмыканье), легко сказать — не касается!» Есть такой ницшеанско-шелеровский термин — рессентимент — вот Путин как раз на этот самый рессентимент и давит.

«Поймите нас!» — обращается Путин к «народу Соединенных Штатов Америки». Вот прямо так и обращается, с нежным взглядом. А еще — к «гражданам Германии». Говорит про восстановление единства. Граждане Германии действительно довольно удачно восстанавливали единство, но Путин сейчас говорит о другом случае — о падении Берлинской стены.

«Крым никогда не будет бендеровским». Засекаем время — 14 секунд аплодисментов. И никто не заметил, что Путин тоже неправильно произносит это слово.

«Мы против, чтобы военная организация хозяйничала возле нашего забора. Я представить себе не могу, что мы будем приезжать в Севастополь к натовским морякам. Они, кстати, отличные парни, но пусть лучше они приезжают к нам в гости». Киев — мать городов русских, а Крым — забор России. Новая концепция подзаборного суверенитета.

Путин говорит сорок минут, а кажется, что минут десять. Но, кажется, собирается закругляться: уже говорит про зрелость и духовную силу народа России, а это, как правило, на закуску.

Новый термин Путина: «национал-предатели». Идет через запятую после «пятой колонны».

Путин говорит о соцопросах: якобы 92% граждан России поддерживают присоединение Крыма. Странные какие-то соцопросы. Впрочем, судя по аплодисментам и крикам «ура» в Георгиевском зале, 92, 102, 122% присутствующих точно это поддерживают.

Так. Все. Крым и Севастополь — два новых субъекта Российской Федерации.  Путин внес соответствующий закон, а Совет Федерации его, разумеется, примет. Добро пожаловать в новую реальность, друзья.

«Не сомневаюсь в вашей поддержке», — говорит, почти кричит Путин — и уходит, не прощаясь. Но это не конец: через несколько минут — церемония подписания.

Статистика бурных оваций уже подсчитана

К счастью, пиджаки в зале — все-таки люди, и в ожидании торжественной церемонии широко зевают и размашисто ковыряют в носу, что несколько сбивает пафос и примиряет с происходящим.

Путин и новая крымская власть: председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов, председатель совета министров Аксенов по прозвищу Гоблин, а также уполномоченный представитель Севастополя Чалый.

17 марта 2014 года ровно в 16:00 у России появились две новых территории. Все стоят и улыбаются. Играет гимн.

Вот и все.