Все песни только о любви:
4 самых интересных новых русских альбома

Кровавые мальчики, нежное двоеборье Олимпиады, рок как он есть и взрослые детские песни — музыкальный квартет, настоятельно рекомендуемый нами для пополнения личной фонотеки

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

1. «СБПЧ». «Я думаю, для этого не придумали слово» 

«Давай к чертям взорвем этот мир!» — альбом полиморфного коллектива «СБПЧ» (на данный момент это Кирилл Иванов + Илья Барамия, половина дуэта «Елочные игрушки»; с коллаборации Иванова и «Игрушек» и начался восемь лет назад отсчет «Самого Большого Простого Числа») стартует более чем бодро, это предложение — из тех, от которых непросто отказаться, особенно если положено оно на задиристую и изобретательную мелодию. И отпущенная в интервью «Снобу» шутка Кирилла Иванова о том, что на новом диске будет «такая музыка, которая засасывает, гипнотизирует», оказывается абсолютной правдой. Да, засасывает — впрочем, в моем случае, как всегда: альбомы «СБПЧ» заслушиваются до дыр, заучиваются наизусть, каждый следующий при первом знакомстве кажется немного разочаровывающим, но со второго раза все по кругу — до дыр и наизусть. Просторные электронные ландшафты «Я думаю...» напоминают дебют «СБПЧ», только здесь обильная электроника — не пасмурная, а танцующая и улыбающаяся. Абсолютно живая, даже в лирическом хорроре о мертвом солдате «Письмо». Играющая в джаз («Взвешен») и евродиско («Море»). Но в случае с «СБПЧ» звук и слово — поэзия высокой пробы — на равных. Больше никто не сочиняет таких умных и хрупких песен. Не рискует говорить о недочетах Творца, в конце концов исправляя их — кто был неживой, станет живой. Я люблю этот альбом. Нельзя сказать короче.

2. «4 позиции Бруно». «Я заказан» 

«4 позиции Бруно» — одна из двух ипостасей екатеринбургских музыкантов, более ориентированная на экспериментальную электронику, в отличие от опирающегося на повествовательный рэп проекта «Птицу Емъ». Альбом «Я заказан» подписан «Бруно», в нем довольно фирменных саунд-коллажей («Светало. Лихорадило» или «Красные пижамы»), но больными монологами (в основном от первого горластого лица) он напоминает «Птицу» и начинается с таких слов: «Больничной шторой закат, желтеет палата, и мама, одетая в белый халат, в сторону смотрит куда-то. Понимает, меня ничто не спасет, разлука все ближе. Мама, они ответят за все и вот как я это вижу». Эти изощренно-извращенные тексты (самый двусмысленный — в «Весне», самый наглый — в «Трупном возрасте») смешны — настолько, насколько и зловещи. Эта музыка завораживает — до неприязни и холодка, сродни тому, что пробегает по коже при виде кровавых бинтов. И за связным бойким хип-хоп-речитативом слышатся нечленораздельные заклятия, прошамканные гнилым старушечьим ртом.

3. «Сплин». «Резонанс. Часть 1»

Группа, от альбома к альбому, без сбоев и кризисов оправдывающая существование русского рока. Любое потенциальное по отношению к нему высокомерие ломается уже на втором треке «Ай лов ю!». Это эталонный «Сплин», про чувства и на той ранящей грани, когда непонятно, сорвется песня в истерику или в цирк. Высокий класс.

4. Мистер Малой & Тенджис. «Малимпиада»

Первый русский рэпер, еще помнящий те времена, когда хип-хоп-хит типа «Буду пАгибать мАлодым» мог в прайм-тайм крутиться по Первому каналу, возвращается — и звучит эта новая коллекция глупых и радостных треков («Адидас три полоски», «Сегодня встретил Эминема в гастрономе», «Хватил барыша», «По стене ползет бульдог» и так далее, и тому подобное), будто на дворе никаких общественно-политических заморозков, а сплошная перестройка: «Что тебе снится, Крейзи Аврора, в час, когда буги встает над Невой?». Зацените клип на заглавный трек «Малимпиада»: при всем уважении к Pussy Riot, такая анималистически-порнографическая рефлексия Олимпиады куда полезнее для личного и общественного здоровья. И своим коллегам, с мазохистской одержимостью вслушивающимся в обращение президента Путина в те минуты, что я пишу этот текст, я бы посоветовал чаще прислушиваться к другому, например, вот такому: «Я Топтыжка-Нетопчумба Хипа-Хопа Научумба».