Катерина Мурашова /

Правильно ли он развивается? Что говорят тесты психологу

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

«Нельзя ли узнать, правильно ли он развивается?»

С этим вопросом ко мне приходят довольно часто. Причем приходят и родители совсем маленьких детей (1,5-3 года), и семьи с детьми предшкольного возраста, и с младшими школьниками, и даже родители подростков (хотя последние обычно имеют в виду уже не «правильность» как таковую, а все-таки какую-нибудь профориентацию).

Есть тесты. У меня с ними неоднозначные отношения. С одной стороны, это, безусловно, инструмент психолога. В общем-то, единственный, помимо его, психолога, собственной личности. С тестов удобно начинать (во всех смыслах). С помощью тестов людей (детей) удобно сравнивать между собой (там, где это почему-нибудь нужно). В случае если психолог именно на этом тесте, что называется, «собаку съел», то его результаты действительно могут послужить хорошей, информативной отправной точкой для дальнейшей работы.

Но с другой стороны…

Вот я лично люблю всяческие проективные тесты и довольно часто ими пользуюсь (во многом, конечно, это связано с тем очевидным фактом, что дети любят рисовать). За годы практики я видела, например, очень много (с десяток тысяч) детских рисунков «Нарисуй свою семью» и, разумеется, научилась их очень неплохо «читать». Для начинающих психологов сообщаю свое наблюдение: инсайт в «чтении» детских рисунков на одну и ту же тему наступает где-то после пятой сотни сочетанных наблюдений рисунков и реальной семьи, то есть начинаешь действительно заранее по рисунку понимать, с какими приблизительно проблемами сейчас придется столкнуться.

Хорошо. Помимо прочего, мне регулярно приходится тестировать 6-7-летних детей на школьную зрелость. И вот есть у нас для этого в арсенале общеизвестный в психологических кругах, валидизированный и довольно почтенный по возрасту тест Керна-Йерасека. В его составе есть проективное задание «нарисуй мужчину», а в трактовке выполненного задания — «на рисунке зрелого шестилетнего ребенка у фигуры должно быть по пять пальцев на каждой руке». Так вот, вы знаете, я за все годы практики так и не определилась, что это утверждение значит и каково его в значение в реальном развитии ребенка. У меня были дети, которые рисовали руки сунутыми в карманы «потому что папа всегда так ходит», был крайне развитый мальчик, который нарисовал руки в боковой проекции и (вполне разумно, на мой взгляд) сказал, пожав плечами: «Но люди же никогда не ходят и не стоят, выпрямив и растопырив пальцы!» И как я должна к этому относиться? Обоим вычесть по баллу?

Кроме того, конечно, куда же деваться от личных проекций! Когда люди учатся на психологов, они пробуют все тесты, которые проходят, в первую очередь на себе. Разумеется, не избежала этой участи и я. И вот три самых мощных и известных теста (тест MMPI, тест Айзенка и тест Векслера) дали мне весьма странные результаты, место которым я не могу найти в своей реальной жизни до сих пор. Смешно, но если взять астрологический календарь и кельтский календарь деревьев, то по их портретам я и то узнаю себя лучше!

Но вопрос-то мне все равно задают! Правильно ли он (она) развивается? Не надо ли нам чего-нибудь срочно поправить? Или наоборот: как выбрать что-нибудь перспективное и именно его и развивать дальше?

В начале своей карьеры практического психолога я все-таки детей (особенно маленьких) тестировала: раскладывала карточки, рисовала точки, просила что-то повторить, собрать, назвать, запомнить… Потом как-то (несколько по-цыгански, конечно) трактовала полученные результаты.

В дальнейшем, поднакопив интуиции и игрушек, стала больше наблюдать за игровой (и не игровой) деятельностью детей, пока я разговариваю с родителями, и за их взаимодействием с родителями и со мной.

Результаты стали много более точными, но родители порою обижались: что же, вы ему и карточек не покажете?! Вот мы ходили в центр «Прогноз», так там психолог показывал и сказал, что у него способности к иностранным языкам и еще он слишком тонко все чувствует…

А еще потом я придумала такую штуку, которая занимает всего около пяти минут (что важно, ибо хорошо и честно проведенный тест Векслера с анализом результатов занимает около четырех с половиной часов), весьма наглядна и информативна, и очень нравится родителям.

Сейчас я подарю эту штуку читателям. Уверена, что она кому-нибудь пригодится (практически наверняка она пригодится людям, которые работают с детьми).

Вот рисунок. Понятно, что любой ребенок представляет собой целостную личность, но тем не менее для нашего удобства мы вполне можем изобразить его графически. Метод оценки — семантический дифференциал. По горизонтальной оси у нас возраст. По вертикальной — шкалы развития. Для примера мы взяли два возрастных среза — 4 года и 12 лет и двух конкретных детей этого возраста (Маша — зеленые крестики, Ваня — оранжевые кружочки). И вот смотрим шкалы.

Первая шкала — физическое развитие. Пересечение шкалы и возрастного среза — точка условной нормы (именно так в среднем физически развиты дети этого возраста, это они умеют, могут и т. д. — если кто-то мало видел живых детей этого возраста, легко можно основные показатели в инете посмотреть и сравнить с исследуемым ребенком). И вот наша Маша слегка отстает по этому показателю от сверстников, она неуклюжа и не может, не упав, пройти по широкой доске, а Ваня, наоборот, занимается в футбольной школе, подвижен, вынослив и точен в движениях — среднего ровесника явно опережает.

Вторая шкала — развитие интеллектуальное. Маша — интеллектуалка. Она знает буквы и умеет прочесть по слогам простые слова. Кроме того, у нее хорошая развитая ролевая игра: она может часами сидеть в своем углу и строить мир своих любимых игрушечных лошадок. Ваня неважно учится, плохо «въезжает» в решение задач, а когда читает, до сих пор водит пальцем по строчкам — явно слегка отстает от возрастной нормы.

Следующая шкала — социальное развитие. Это умение ребенка соблюдать социальные нормы, вписаться в коллектив, найти в нем свое место, приспособиться, выстроить отношения с ровесниками, со старшими, с младшими, умение понять правила места и их соблюдать, способность играть с детьми по их правилам и/или организовать других детей для игры по своим правилам. Маша у нас умеет общаться только со взрослыми, в незнакомых местах замыкается и молчит, а играть с детьми по их правилам отказывается, предпочитая играть одна. Отстает. У Вани все практически в норме. Он дисциплинированный игрок, хорошо вписан в команду. Бывает не очень вежлив, но не потому, что не умеет — просто забывает или от перевозбуждения после игры.

Четвертая шкала — эмоциональное развитие. О нем часто вообще забывают, а именно оно, вообще-то, зачастую обуславливает социальный успех ребенка и его собственный душевный комфорт. Что это такое? Это способность прочесть и осознать свои собственные чувства, а также чувства других людей. Умение, если надо, связать их со своими поступками. И умение сознательно и направленно изменить свое поведение в соответствии с прочитанным. Маша неплохо «читает» своих родных, никогда их не обидит и готова помочь и утешить заболевшую маму или бабушку. Но совсем не понимает других детей и поэтому их опасается. Ваня, напротив, неплохо реагирует на состояние приятеля-сверстника и (командный игрок) легко подстраивается к нему. Взрослых и младших не «читает» совсем и часто непонимающе разводит руками на истошно вопящую мать или тихо плачущую младшую сестренку: «Мам, Светк, ну вы чего?! Чего я вам сделал-то?!»

Вот наши скоростные графические «психологические портреты».

Согласитесь, что из них вполне ясно, на что нужно обратить внимание и чему конкретно следует уделить время и силы в перспективном развитии Вани и Маши, если кто-то поставит себе целью гармонизацию их личностей. Понятно и что следует развивать и на что опираться, если поставить себе обратную задачу: развиваем дальше то, в чем и так есть удачный задел, и ориентируем ребенка на будущее в этом направлении (этическую сторону вопроса мы здесь не обсуждаем).

P. S. Надеюсь, что всем читателям понятно: «идеальных детей», полностью соответствующих условной «возрастной норме», не бывает в природе.

Комментировать Всего 10 комментариев
Спасибо за подарок, Катерина.

Действительно, полезный мониторинг получается. Согласна, что эмоциональное развитие недооценивается. Родители слишком полагаются в этом критерии на интуицию. И в других критериях  возможна ли объективная оценка? Например, Маша неуклюжа и не может пройти по доске, но может полчаса подряд танцевать и мама делает свой вывод. Идеальных родителей, объективно оценивающих своих детей, тоже не существует в природе. Но, может, в этом и ценность каждой семьи - свои акценты? А еще хорошо, когда родители координируют свои наблюдения - тогда объективность и рождается. А заодно и семья. Очень нужная и полезная шкала. Только как вы ее за пять минут делаете - родителей спрашиваете?

Спасибо, Марина! :) Конечно, никакой объективности в любых оценках быть не может. В том-то и дело, что у некоторых людей (и даже специалистов) существует иллюзия, что тесты (например, старые и валидизированные) показывают что-то ОБЪЕКТИВНОЕ про конкретного человека. Это не так. Тесты - это довольно эффективный способ сравнить людей МЕЖДУ СОБОЙ и выбрать приблизительно лучших для решения какой-то задачи. Например, если нам надо выбрать из группы того, кто быстрее всех пробежит двадцать км по пересеченной местности (или за семь часов решит больше других сложных математических задач), то я не сомневаюсь, что есть физиологические и психологические тесты, которые позволят нам достаточно уверенно сделать достаточно достоверный прогноз.  

Мои шкалы - про то же самое. Откуда пять минут? Я обычно просто сначала работаю с семьей в режиме обычной психологической консультации. Необходимость в шкалах возникает приблизительно тогда, когда мама ребенка заявляет что-то вроде: "Мой ребенок просто гораздо умнее и им больше занимаются в семье, чем большинством сверстников. Он знает все планеты солнечной системы, пять песенок на английском  и предлагает детям игру по романам Дика Аберкромби. А они - "не тянут", поэтому они его и дразнят и бьют и выгоняют..." Вот в этот момент становится уместным поинтересоваться, умеет ли ее ребенок соблюдать ЧУЖИЕ правила, а также как он себя ведет, когда у НЕЕ болит голова. А после этого уже и шкалы в ход идут, чтобы объяснить, что, собственно, с ними происходит... И чтобы их нарисовать с пояснениями для родителя, что есть что, нужно действительно около пяти минут :)) У честно желающего разобраться в происходящем и знающего своего ребенка с момента рождения родителя уйдет на это никак не больше времени.

Получается, что перед думающим родителем не должен стоять вопрос "Правильно ли развивается мой ребенок?", но "Гармонично ли он развивается?".  И сравнивать надо не с другими детьми, а с его, ребенкиным), максимумом. Интересно...

Марина, тут все зависит от текущей задачи родителей. Они, как ни странно, бывают разными. Если действительно хочется гармонии, тогда да - надо срочно перестать читать ребенку Дика Аберкромби, играть с ним в игры с правилами, настаивая на их выполнении и не сдаваясь, когда он орет и все рушит. А также последовательно и настойчиво интегрировать его в социум с "обычными" детьми. Но если родителю хочется чего-то другого - например, по-максимуму развить "вундеркиндность" или специальную раннюю одаренность ребенка (которая либо есть в реальности, либо родителю мерещится), то и действия его совсем другие.

Конечно, с возрастом хочется гармонии. Мы тут недавно спорили о норме на фоне Гауди(!)  Что его творчество демонстрирует:  отказ от нормы или создание своих особенных норм? Почему так гармонично выглядит каждое здание, казалось бы, эклектичное по деталям? Вот теперь для себя я назову его стиль "гармоничный максимум". Гауди крайне выразительный в каждой детали.

Спасибо, Катерина. Да здравствует гармония в  максимуме.

PS Кажется, мы неплохо поболтали, пока никого не было.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ой. Катерина, с каким бы удовольствием сходила к Вам на консультацию, да слишком далеко живу....

Алекс, Вы ведь в Америке? Мне кажется, там количество психологов на единицу площади много превосходит все остальные страны земного шара (поо Россию я уж вообще молчу) :)))  Но тут еще дело в том, что рекомендация на самом деле всего одна на всех: быть честным с собой (в первую очередь) и с детьми (во вторую) и именно этому хорошие психологи всех и учат. Но Вы же - художник, а у художников ( всех родов) на мой взгляд это должно идти на автомате, ибо художник, не способный быть честным с собой, плохой художник по определению. ИМХО

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

У иммигрантов. по-моему, проблемы в общениии с местными психологами - нет у них параметров для понимания русских ценностей, идущих из ншего детства. Объясняешь. объясняешь, пока на стену не полезешь, а они все не понимают.

:))))) - Чудесная картинка, Алекс: уж я этому психологу объясняю, объясняю, а он все не никак не понимает, про что я ему говорю...

У меня сейчас много клиентов с детьми из Средней Азии, одно время было много азербайджанцев. Да, у них очевидно другие ценности и коды доступа, но они при обоюдном желании понять-объяснить вполне умопостижимы, а вот проблемы с детьми вроде бы те же самые, что и у других, и что у других работает, то и у них (другое дело, что для них не все приемлемо)... Но тут, возможно, играет роль то, что я обычно все-таки работаю по одному из примитивнейших сценариев в психотерапии - сценарию психологической консультации...

Чудесная картинка, Алекс: уж я этому психологу объясняю, объясняю, а он все не никак не понимает, про что я ему говорю...

А что делать!? Я уже и пробовать перестала. с Американским сыном, правда, проще.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова