Чернобыль. Моя любовь

В парижской галерее Алена Гютарка проходит выставка скульптора Аниты Молинеро «Чернобыль. Моя любовь». К катастрофе ее произведения прямого отношения не имеют, амбиции художницы гораздо шире: создать новое направление — «постчернобыльское искусство»

Фото: Наталья Тюрина
Фото: Наталья Тюрина
+T -
Поделиться:

Ее упрекают в том, что ее произведения похожи на помойку. Это не так. Они и есть помойка.

Дочь испанского анархиста, художница Анита Молинеро объявила войну скульптуре, эстетике и концептуальному искусству: «Мне скучны интерпретаторы. Почти все современное искусство — это пересказ того, что уже было сказано, с незначительными нюансами». Чего только не выставляли адепты концептуального искусства — от унитазов до карандашных надписей на бетоне. С точки зрения Молинеро, в этом интеллектуальном минимализме проявляется несомненный нарциссизм.

Она говорит о «постчернобыльской эре», когда автором становится сам материал. Причем Молинеро этот материал не возвышает, как это делали до нее. Это до нее стены мазали дегтем и говорили, что это метафора. Анита предпочитает метафорам парадокс. Ее тема — это благородство безродности. Она не лепит, а ищет материалы, трансформированные взрывом. Это ни в коем случае не скульптуры, она ненавидит скульптуру. Помойка не должна быть ничем иным, кроме того, чем она является, то есть помойкой.

Если продолжать эту логику, то Анита Молинеро — не художник. Она просто очищает Землю от помоев. Соответственно, когда вы покупаете ее произведение, вы освобождаете ее от груза отходов. То есть это она должна заплатить вам за покупку, а не вы ей.

Очевидно, что инъекция нонсенса от Аниты Молинеро пойдет только на пользу нам, уже получившим инъекцию дизайнерского стиля.

Радиоактивность Чернобыля люди почувствовали не сразу. И сила этих трансформированных скульптур тоже, может быть, не зацепит зрителя мгновенно. Но яркие цвета выбранных Анитой Молинеро предметов все равно завораживают.