Вадим Рутковский /

Ветхозаветная Русь на Каннском фестивале

67-й Каннский кинофестиваль объявил официальную программу. Жюри под председательством новозеландского режиссера Джейн Кэмпьон оценит старания российского режиссера Андрея Звягинцева

+T -
Поделиться:
Кадр из фильма «Левиафан»
Кадр из фильма «Левиафан»

Сила и слабость Каннского конкурса — в предсказуемости. Есть пул любимых фестивалем режиссеров и дальше страсти разгораются, когда кто-то из этих баловней судьбы из соревнования исключается. Так было бы, например, в этом году, не попади в конкурс новый фильм Андрея Звягинцева «Левиафан». Но «катастрофы» не произошло и снятая на берегу Баренцева моря, на Кольском полуострове современная версия история Иова отправляется на Лазурный берег. Напомню, что событием юбилейного фестиваля 2007 года стало «Изгнание», «The Banishment», прозванное российскими недоброжелателями (включая меня) «Ебанишментом». По слухам, из-за этого фильма Канн окончательно рассорился с Александром Сокуровым, чья «Александра» была в том же конкурсе (следующую работу, «Фауста», Сокуров отдал Венеции и одержал там победу), что не помешало жюри наградить за роль Константина Лавроненко. Следующий фильм Звягинцева, «Елена», не попал в Каннский конкурс 2011-го, в последний момент — будто из одолжения — был поставлен фильмом закрытия программы «Особый взгляд» — и, благодаря председателю жюри Эмиру Кустурице — победил в ней. «Левиафан» был взят почти не глядя — на сегодняшний день постпродакшен картины далеко не закончен. Выбор объясним: Звягинцев — один из редких в эру неряшливого цифрового кино режиссеров-перфекционистов, создающий вместе с постоянным оператором Михаилом Кричманом впечатляющий визуальный мир; подозреваю, что экранный север «Левиафана» получится гипнотическим. Его безупречные по форме фильмы уязвимы с точки зрения содержания: Звягинцев — режиссер «на пафосе», и за этим пафосом часто кроются нелепости и натяжки, однако за общей величественностью высказывания их легко не заметить. Так или иначе, присоединяемся к поздравлениям соотечественника. Отрадно и то, что по красной дорожке Канна пройдут Алексей Серебряков и Елена Лядова, исполнители главных ролей, наши выдающиеся артисты.

Кадр из фильма «Зал Джимми»
Кадр из фильма «Зал Джимми»

Среди других каннских завсегдатаев — два великих британца, оба — с «Золотыми Пальмовыми ветвями»: Кен Лоуч в «Зале Джимми» возвращается к истории и политике, Майк Ли обращается к биографии живописца Джозефа Мэллорда Уиляяма Тернера — и это всего лишь второй в его биографии (после рассказывавшей о Гилберте и Салливане «Кутерьмы») случай ретро, посвященного не простым людям, а легендарным деятелям искусства.

Кадр из фильма «Уильям Тернер»
Кадр из фильма «Уильям Тернер»

Возвращаются в Канн и канадец Атом Эгоян, уже давно, с последней каннской премьеры («Обожание» в 2008-м), почти списанный со счетов. И надо же, в Канн берут «Пленницу», триллер с Райаном Рейнольдсом и Скоттом Спидменом, чей синопсис — отец пытается найти похищенную дочь — напоминает сюжет «Пленниц», прошлогодней сенсации с Джейком Джилленхолом и Хью Джекманом, снятой в Голливуде другим, франкозяычным канадцем, Дени Вильневом.

Кадр из фильма «Пленница»
Кадр из фильма «Пленница»

В конкурсе, конечно, и фигурировавшие во всех предварительных прогнозах «Второе окно» японской минималистки Наоми Кавасе, «Зимняя спячка» «турецкого Звягинцева» Нури Билге Джейлана, «Два дня, одна ночь» дважды побеждавших в Канне братьев Дарденн, драма с Марион Котийяр и Оливье Гурме, и «Карта звезд» Дэвида Кроненберга, еще одного легендарного канадца, собравшего в своей драме о голливудском закулисье Роберта Паттинсона, Джулианну Мур и Мию Васиковску. Эстет и декадент Бертран Боннелло показывает в Канне своего «Сен-Лорана», уже вторую за год кинобиографию дизайнера (предыдущая, снятая актером Жалилем Леспером, сейчас идет в наших кинотеатрах) с Гаспаром Улльелем (из «Долгой помолвки» и «Ганнибала») и Леа Сейду.

Кадр из фильма «Два дня, одна ночь»
Кадр из фильма «Два дня, одна ночь»

Сенсация — участие в основном соревновании безумного бога Жана-Люка Годара с 3D-фильмом «Прощание с языком». Относительный сюрприз — дебют в основном конкурсе еще одного канадца, гиперплодовитого юнца Ксавье Долана (его предыдущий фильм, гомосексуальная фантазия «Том на ферме» был в конкурсе прошлогодней Венеции и недавно вышел в наш прокат) c мистической психодрамой «Мамочка». И «Поиски» Мишеля Азанавичюса, англоязычный драматический дебют комедиографа, создавшего агента 117 и «Артиста», о сотруднице неправительственной организации в Чечне (!). За Америку отдуваются верный вестерну актер и режиссер Томми Ли Джонс с «Местным» и Беннетт Миллер, автор «Капоте» и «Маниболла», чей «Ловец лис» основан на подлинной истории олимпийцев, братьев Шульц.

Кадр из фильма «Сен-Лоран»
Кадр из фильма «Сен-Лоран»

И всего три фильма, чье появление в Канне было бы невозможно предсказать заранее: «Дикие истории» аргентинца Дамиана Сифрона, «Тимбукту» Абдеррахмана Сиссако, мавританца, выросшего в Мали и изучавшего режиссуру во ВГИКе, и второй режиссерский опыт Алисы Рорвахер «Чудеса» с Моникой Беллуччи в главной роли.

Кадр из фильма «Местный»
Кадр из фильма «Местный»

На мой личный взгляд, гораздо более интригующей выглядит второй каннский конкурс, «Особый взгляд» (его жюри возглавляет аргентинский режиссер Пабло Траперо): здесь и режиссерский дебют Райана Гослинга «Потерянная река», триллер с Евой Мендес, Кристиной Хендрикс и Сиршей Ронан, прежде известный под рабочим названием «Как изловить монстра». И изобретательно-провокационный швед Рубен Остлунд («Турист»), и экспрессивная итальянка Азия Ардженто («Непонимание»), и медитативный аргентинец Лисандро Алонсо («Хауха»), и драйвовый голландец Рольф Де Хир («Страна Чарли»), и элегантно-эксцентричный француз Матье Амальрик («Синяя комната»), и достойная наследница Ханеке, австриячка Джессика Хауснер («Безумная любовь»).

Кадр из фильма «Ловец лис»
Кадр из фильма «Ловец лис»

Внеконкурсный спецпоказ посвящен «Майдану», неигровому фильму Сергея Лозницы. А вот фильму известного противника украинского бунтарства, «Солнечному удару» Никиты Михалкова, в Канне места не нашлось — будем утешать себя и Никиту Сергеевича, что это исключительно из-за негласных санкций фестиваля против ближнего круга Путина.

Кадр из фильма «Дикие истории»
Кадр из фильма «Дикие истории»