Виктория Исакова: После таких ролей, как Цветаева, все и понимают, какая из тебя актриса

Участники проекта «Сноб» посмотрели первый фильм о Марине Цветаевой

+T -
Поделиться:
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин

Лето 1911 года. Коктебель. Максимилиан Волошин представляет 19-летнюю Марину Цветаеву студенту Сергею Эфрону, который приехал на море лечить чахотку. Цветаева тут же вырывает Эфрона из опекающих рук родственников и тянет его, еле идущего, исследовать прибрежные скалы — так в «Зеркалах» начинаются их непростые отношения. Работа над картиной началась с одной пьесы. «Ее написала Нонна Юрьевна Голикова, — рассказала режиссер фильма Марина Мигунова. — Однажды ей в руки попала книга “Марина Цветаева в Москве. Путь к гибели”, после прочтения которой она тут же начала работать над новой пьесой. Все реплики персонажей она нашла в дневниковой прозе — Марина Цветаева, ее сестра Ася, Сергей Эфрон очень подробно себя записывали. Марина Ивановна всегда этого требовала, будто бы чувствовала, что их книги будут говорить за них, когда они сами исчезнут».

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Гюльнара Алиярова, Константин Панов
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Александр Просвиряков (слева), Илья Хорьков (справа)

Для тех, кто о личности Цветаевой привык судить по ее стихам, фильм будет большим открытием. Взрывной характер, эксцентричность, которую иногда можно принять за психоз, странная манера наряжаться — такой образ Цветаевой демонстрируется массовому зрителю впервые. Мигунова утверждает, что героиня полностью соответствует тому, как Марину Ивановну описывали современники. Странное, вызывающее поведение, по мнению режиссера, связано вовсе не с психическими проблемами, а с нежеланием приспосабливаться: «Она хотела быть самой собой всегда и ею была. Кроме того, у нее была сильная близорукость, и подчас она просто не видела, как она выглядит, и часто не узнавала людей. Но это не эксцентричность, потому что эксцентричность — это сознательное действие, а то, что мы видим в фильме, — это отражение внутренней свободы».

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин

Фильм был снят всего за 35 съемочных дней, но подготовкой картины Марина Мигунова занималась пять лет: «За эти годы я набрала огромное количество фактического материала о Марине Ивановне Цветаевой и ничего не могла читать в эти годы, кроме как ее или о ней, и я совершенно ответственно заявляю, что в картине нет практически ни одной фактической ошибки. Каждая сцена в фильме вымышленная, но она никаким образом не противоречит тому, что было. За это время я узнала, как Цветаева выглядела, какие у нее были друзья, какие ситуации она переживала. У меня появилась возможность анализировать ее поведение в той или иной ситуации».

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Виктория Исакова
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Марина Мигунова

Все зрители отметили исключительную работу Виктории Исаковой, которая сыграла поэта. Мигунова сказала, что актриса обладает редким дарованием — умением полностью перевоплощаться в другого человека: «Она слышит режиссера, и ее дарование позволяет ей воплотить то, чего от нее ждут. Часто бывает так, что актер что на сцене, что на экране один и тот же — в фильме он никак не изменился, просто побыл собой и таким же оттуда вышел. Вика перевоплощается абсолютно, таких людей я больше не знаю среди актрис этого поколения. Оператор картины Сергей Мачильский сказал: “Теперь, Вика, все будут, думая о Цветаевой, видеть тебя”».

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Марина Мигунова, Виктория Исакова, Роман Полянский
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Роман Полянский
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Юлия Гусарова

Сама Виктория Исакова, присутствовавшая на дискуссии после кинопросмотра вместе с исполнителем роли Эфрона Романом Полянским, посетовала на современные реалии отечественного кинематографа, при которых знаковая роль, требующая перевоплощения, может достаться всего раз в жизни: «Очень редко в руки попадает сценарий, согласно которому нужно сделать из себя что-то совершенно иное, чем обычно. Чаще всего это поток сериальных и киносценариев, где ты должен использовать свою фактуру и по большому счету играть самого себя с учетом лишь смены костюма и прически. Персонаж, особенно женского пола — это редкость в нашем кино. Когда ты играешь женщину с таким невероятным талантом, нужно каким-то образом соответствовать, потому что после этой роли все и поймут, какая из тебя актриса. Не знаю, будет ли еще в моей жизни роль, подразумевающая абсолютное изменение».

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Роман Полянский
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Виктория Исакова

В конце фильма появляется фигура Бориса Пастернака, причем поэта ни разу не называют по фамилии. Марина Мигунова объясняет это тем, что персонаж по имени Борис Леонидович представляет собой собирательный образ российской интеллигенции того периода. Из-за того, что этот собирательный образ вышел довольно противоречивым и, в частности, из-за сцены, в которой Пастернак делится с Цветаевой подробностями печально известного разговора со Сталиным по поводу арестованного Мандельштама (существует 28 версий содержания этого разговора), несколько актеров отказались сниматься в этой роли. Участники дискуссии отметили, что это «очарование тираном», о котором говорила Цветаева в «Пушкине и Пугачеве», прослеживается и у современных деятелей культуры в их обращениях к властям.

Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин
Фото: Александр Мурашкин

Фильм «Зеркала» выходит в прокат с 24 апреля.