Александр Бакланов /

Путин запретил реабилитацию нацизма

Президент России Владимир Путин подписал закон, вводящий административную и уголовную ответственность за отрицание фактов и оправдание преступлений, установленных Нюрнбергским трибуналом. Об этом 5 мая сообщает пресс-служба Кремля

+T -
Поделиться:

Подписанный закон призван противостоять попыткам посягнуть на «историческую память в отношении событий Второй мировой войны». Также закон направлен против критики войск антигитлеровской коалиции. Также закон вводит наказание за осквернение дней воинской славы и памятных для России дат.

В качестве наказания за реабилитацию нацизма предусмотрен штраф на сумму до 300 тысяч рублей, а также лишение свободы на срок до трех лет. При совершении преступления при помощи СМИ или служебного положения, виновному грозит штраф на сумму до 500 тысяч или тюремное заключения на пять лет.

Автором закона о реабилитации нацизма выступила депутат Госдумы Ирина Яровая, которая назвала реабилитацию нацизма «глумлением над миллионами жертв фашизма» и «выстрелом в прошлое». Яровая призывала принять документ до 9 мая.

Комментировать Всего 17 комментариев

Я другой такой страны не знаю, где так вольно...

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

А разве во всех приличных странах она уже не запрещена?

Пошла по ссылке на сайт Президента России. Из справки Государственно-правового управления:

"Федеральным законом вводится уголовная ответственность за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а также за распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны." 

В данном параграфе настораживает данная фраза - "распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР..."  Что это значит? Что попадает под определение "заведомо ложных"? С течением времени раскрываются многие архивы - советские (россиийские, др. республик бывш Союза), немецкие, английские, пр. На свет выходят новые, державшиеся когда-то под грифом "Секретно", сведения, которые не всегда лестные для системы тех лет,  но ведь и их надо знать. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Таня Ратклифф, Tatiana Neroni

"Заведомо ложные" = "противоречащие мнению начальника"

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Tatiana Neroni

Впервые с Яровой полностью согласна.

Я также не понимаю, что означает слово "осквернение".  Это субъективное, эмоционально окрашенное понятие, оно, с точки зрения юридического термина, нмв, расплывчато, может охватывать законные действия, позволяет разные толкования и, соответственно, позволяет правоприменение в соответствии с желанием или даже прихотями правоохранительных органов.

Если вернуться к тому же "Дождю", там был задан вопрос, который вызвал волну возмущения.  Под этим законодательством задать вопрос - тоже будет считаться "осквернением"?

У меня был незабываемый эпизод в жизни.  Я отдыхала в санатории, когда ждала первого ребенка, была там одна, было скучно, и там как-то повадились мы ходить гулять по дорожкам парка вместе с одним старичком, как потом выяснилось, генералом (он так говорил, во всяком случае).  Он был ветеран Великой Отечественной.  И то ли захотелось ему прихвастнуть перед молоденькой девочкой, то ли что... Но он мне "выдал" такой пласт информации о "доблестных" делах воинов-освободителей на территории "освобожденной Европы" (восточной Европы и Германии), что мне как-то сразу стало понятно, почему моего дядю, спасающегося из горящего танка на территории одной из стран Восточной Европы, не спасли, а зарезали, местные жители. 

Бредом или буйной фантазией это не казалось, как-то с такими мелкими подробностями он излагал, что можно было поверить, что на основании личного опыта он это говорит.  Плюс, потом по разным источникам некоторые сведения из того, что он мне описывал, подтвердились - документальная хроника, которую я посмотрела, уже выехав из России, различные воспоминания очевидцев...

Меня воспитывал дед, для которого потеря этого своего младшего брата, так трагически погибшего, была незаживающей раной. 

Я не упоминаю здесь, о чем конкретно рассказал мне дяденька-якобы-генерал, чтобы не рисковать, что нарушу закон.  Но запомнилось на всю жизнь. 

Точно так же, как мы сейчас предпочитаем не читать официальную хронику, а читать блоги, воспоминания очевидцев - это живая канва истории.  Эту канву сейчас и пытаются вытравить... 

Ну, пока не ввели Чебурашку, у россиян есть возможность сходить по Интернету "за рубеж", где это законодательство не применимо (я надеюсь), хотя бы чтобы прочесть, что говорят другие люди.  Я понимаю, что человек, находящийся на территории РФ, находится под властью этого закона, даже если он разместил критические выступления на зарубежном сайте.  Поэтому получается, что россиян, живущих в РФ, этот закон превратит в читателей с кляпом во рту...

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Christina Brandes-Barbier de Boymont

 похоже, этот "генерал" рассказывал истории, вроде тех, что рассазывал мой свекр, прошедший всю войну сержантом артилерийской разведки. У того тоже были истории совсем не под стать нарядным книгам о войне.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Tatiana Neroni

Надо успеть прочесть

Значит ли это, что мемуары Николая Никулина окажутся вне закона? 

Николай Николаевич НИКУЛИН "ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ"

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

И еще к вопросу о "заведомо ложных" заявлениях. Мы говорим о событиях почти что 70-летней давности.

Как можно доказать в суде, что твое заявление правдивое - или что оно ложное?  Ведь очевидцы уже умерли, а документы, да с нынешними возможностями компьютерной техники плюс техники "старения" документов, запросто можно подделать...

Недаром же незабвенный Кир Булычов называл историю фантастической дисциплиной, фантазирующей о прошлом.

На самом деле, большинство очевидцев умерли, как создаются протоколы чего бы то ни было, более-менее знающие люди знают, существует море литературы, критикующей Нюрнбергский процесс, как он проходил, что там происходило.  Вплоть до полномочий союзников на проведение самого процесса. 

И о том, кто "чудесным образом" спасся от наказания, например, некоторые экспериментаторы над людьми или Вернер фон Браун, изобретатель ракет, производящихся в горе-концлагере Дора, который впоследствии стал "отцом американской космической программы".  Такие вещи тоже не нужно критиковать?  А что, если где-то в российских архивах находится нечто, противоречащее государственному стройному варианту истории.  Нельзя это цитировать?  Хранить это "под шайбой"?

Вы знаете, я отработала несколько лет машинисткой в экзотическом заведении под  названием Институт марксизма-ленинизма.  Одним из самых больших (и прожорливых, когда распределялись заказы) отделов, был "Отдел произведений В.И.Ленина".  Я не имела допуска к документам "под шайбой" в этом отделе (как и в других отделах), но девочки, которые там работали, хотя бы могли мне рассказать, что заключено под этую самую шайбу.  Так вот, некоторые работы тогдашнего идеологического лидера и кумира нации, В.И. Ленина, которого превозносили в песнях, гимнах, пионерских и комсомольских значках и т.д. - вот его работы, и много, были под этой "шайбой".

Теперь документы очевидцев, не ложащиеся в прокрустово ложе государственного варианта истории, последуют знакомым путем, под шайбу.  А люди, цитирующие эти документы - в тюрьму?

Но если критика ВОВ и действий войск коалиции существует в мире вне России, и тем не менее, сейчас, когда почти все участники событий умерли, самое время вытягивать наружу документы и обсуждать, КАК ЭТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ, как раз и вводят кляп в виде уголовного законодательства, это делает Россию посмешищем перед мировым мыслящим сообществом. 

Нужно всё же вспомнить авторам этого закона, сколько советских военнослужащих и мирных жителей, освобожденных из концлагерей, не вернулось в Россию, осталось на Западе и опубликовало свои очерки, не подверженные советской цензуре.   Западные архивы не подчистишь и не подделаешь.

Если критика определенных вещей существует на Западе, в России не скроешься от неё, просто закрыв окно печной заслонкой.  Глупо пытаться остановить воду, ускользающую сквозь пальцы.  Её всё равно не уловишь...

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Татьяна, если позволите. В большей степени согласна с вашим комментарием полностью, исключение составляет фраза Булычева и исторические факты, основанные на свидетельствах очевидцах. 

История, объективная, неполитизированная, - это наука, основывающаяся и на свидетельствах очевидцов, и (в основном) на архивном материале (долго писать об этом не хотелось бы, т.к. уже были здесь такие обсуждения)

В чем-то история походит на юриспруденцию, на ведение расследования, когда собираются воедино субъективные показания свидетелей, "улики", документы и пр.  При описании исторических событий нельзя опираться только на свидетельства, или только на "сухой" архивный материал. 

Мой муж - профессиональный историк, автор нескольких книг, одна из которых (вышла в этом году) вызвала большую волну дискуссий в прессе, на ТВ, радио, интернете. Книга посвящена одной из важнейших французских сражений Второй Мировой войны, в которой участвовали партизаны, "макизары" (в регионе Савой). Книга - сокращенная версия его докторской, над которой он начал работать более 20 лет назад, будучи студентом. Основная работа над диссертацией проходила в последние пять лет, потому что были наконец-то раскрыты многие архивы (военные, военной разведки) Франции, Германии, Великобритании. Мой муж не только работал с оригиналами документов, но и лично посещал немногих оставшихся в живых участников сражения, многим из которых под 90 или более. В своей работе он описывает как были созданы мифы на государственном уровне и в тоже время многие немаловажные (и вовсе не постыдные) факты были стерты из так называемой коллективной памяти.

На одной из дискуссий, один из оппонентов мужа сказал такую фразу (дословно): "То, что вы написали, быть может является правдой. Но нам не нужна правда, нам нужен этот миф для укрепления духа французского народа". Однако министерство обороны Французской Республики посчитало иначе и частично, по своей собственной инициативе, финансировало книгу, тем самым доказав, что французскому народа правда нужна.

Теперь вопрос: нужна ли правда российскому народу?    

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Tatiana Neroni

Christina, я ни в коем случае не пыталась принизить работу настоящих историков, таких, как Ваш муж.

 В России такая работа, похоже, становится опасной.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Милая Татьяна (если позволите так к вам обратиться) , я написала комментарий не в оппозицию к вашему, а скорее в дополнение.

Просто довольно часто можно услышать, что история - не наука, а прислуга правящего клана. В этом есть своя доля горькой правды, мы знаем тому примеров тысячи. Но есть и независимые/незангажированные историки, которые не стремятся к славе, деньгам, почету. Для моего мужа история - не основная работа (зарабатывает он совсем в другой области), а скорее профессиональное хобби (он доктор истории, защищался в Сорбонне / Париж перед очень-очень авторитетным жюри; если бы провалился, то ничего бы в его карьере не изменилось, просто было бы жаль потраченного времени).   Поэтому у него в какой-то степени было и есть определенное преимущество - свобода выражения мыслей. Для ученых, работающих в сфере соц.общественных и гуманитарных наук это особенно важно, т.к. нередко они находятся под прессом гос.соц.заказа, причем, как вы знаете,  не только в авторитарных странах, но и в государствах с явно демократической формой правления.

Во Франции тоже очень развит догматизм, консерватизм в общественных науках, но не в такой степени, конечно, как в России.  

Меня, лично, пугает то, что современная российская наука - особенно гуманитарная и общественно-политическая - скатывается во времена "лысенковщины"  

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Tatiana Neroni

На нюрнбергском трибунале рассматривалось катынское дело. Советские прокуроры пытались обвинить нацистов в расстреле более чем 4000 поляков в катынском лесу, скрывая, что всего ими же самими (НКВД) было расстреляно более 20 000 польских военнопленных. Всем было понятно, что это не фашисты, но и победителей, как говорится, не судят. Решения принято не было. Спустя 40 лет, было признание с нашей стороны. И то не окончательное. А со стороны международного трибунала не было. Это факт. Вопрос: как его теперь можно интерпретировать? Ответ: см. новый единый учебник по истории))) 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Tatiana Neroni

Андрей, а что написано н этом учебнике о Катыни? Мы тут, за рубежом, не имеем к нему доступа.

А мы дома тоже не имеем)) Этот учебник - плоть от плоти "единой исторической концепции", которая, надо понимать, представляет больший интерес. Т.к. учитель больше учебника, но с идеологией спорить не каждому дано. 

Знаю, что Сталина там ругают за его "эффективный менеджмент", а что до катынского вопроса - это мне пока неизвестно. Но очень хочется узнать

Знаю, что Сталина там ругают за его "эффективный менеджмент"

Интересный пародокс получается: Сталина ругают, а его методами эффективно пользуются. 

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni