Юлия Гусарова /

Артур Гаспарян: 
 Если Россия решит не иметь ничего общего с «содомским вертепом», «Евровидение» переживет

Музыкальный редактор «МК» о правилах «Евровидения», ставках букмекеров и соседском голосовании

Фото: PhotoXPress
Фото: PhotoXPress
+T -
Поделиться:

СКого вы можете назвать лидером «Евровидения-2014»?

Зависит от того, что вы вкладываете в понятие «лидер».

СТот, кто наиболее талантлив и у кого самый классный номер.

Есть разные лидеры. Во-первых, есть ставки букмекеров. Во-вторых, есть фанатские сайты, на которых устраиваются опросы среди нишевой публики. И есть мои личные вкусовые пристрастия. Обычно мои любимчики не занимают высоких мест. Во время московского «Евровидения» я был под большим впечатлением от боснийской группы Regina, которая выступала с песней Bistra voda, а она заняла восьмое или девятое место. На нынешнем «Евровидении» я отдаю свои личные и профессиональные симпатии певице из Израиля Мей Файнгольд, у нее и песня мощная, и голос, и харизма — все при ней. Однако думаю, что она вряд ли победит.

У букмекеров свои прогнозы, и обычно эти ставки определяют и общие настроения на конкурсе. Первый, на кого в этом смысле обращено внимание, — Арам MP3 из Армении, на победу которого букмекеры делали основные ставки вплоть до 7 мая. Однако из-за не очень удачного выступления в первом полуфинале перспектива «Евровидения-2015» в Ереване несколько пошатнулась, и на первое место вышла Швеция с Санной Нильсен, которая до этого времени буквально «дышала в спину» армянам. Стоит сразу отметить, что последние лет пять, начиная, по крайней мере, с московского «Евровидения», прогнозы букмекеров практически всегда оправдывались: они «угадали» и Сашу Рыбака, и Лену Майер-Ландрут из Германии, и азербайджанский дуэт Эл и Никки в 2011 году, и Loreen из Швеции, и даже нынешнюю победительницу, датчанку Эммили де Форест, в которую многие в прошлом году просто отказывались верить, вплоть до объявления итогов голосования. Лидерство зависит и от того, как артисты себя показывают во время репетиций и на выступлениях в полуфиналах. Пример Арама — тому подтверждение.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Представитель Армении Aram MP3

На мой взгляд, серьезные заявки на победу есть у трех исполнителей. Первый — это, как ни смешно, снова датский певец Басим. Были случаи, когда некоторые страны, например, Ирландия, принимали у себя «Евровидение» несколько раз подряд. Второй сильный претендент — шведская певица Санна Нильсен, которая блестяще выступила в полуфинале. Сама Швеция, насколько мне известно, хочет вернуть себе «Евровидение» и провести его уже не в провинциальном Мальмё, как в 2013-м, а в Стокгольме. Следующий год — знаковый для конкурса, 60 лет, а Швецию с «Евровидением» связывает многое, начиная с легендарной победы группы ABBA и заканчивая большим влиянием, которое имеет страна на этом конкурсе. Их желание понятно, и артист у них совершенно адекватный для победы.

Есть сильные симпатии также к венгерскому исполнителю Андрашу, у него большая армия поклонников, политкорректная песня на «злобу дня» на тему детского насилия, африканские корни, сексуальная харизма и прочее. В общем, масса козырей. Но лично я сомневаюсь, что его номер сможет мобилизовать достаточное количество голосов для победы. Стоит учитывать, что Венгрия, в отличие от скандинавских или балканских стран, не имеет такого фактора, облегчающего победу, как соседское голосование. Так же, например, как и Англия, которая часто остается на последнем месте, кого бы ни прислали — даже звезд мирового масштаба, будь то Энгельберт Хампердинк (как в Баку) или Бонни Тайлер (в Мальмё). Правда, к англичанке Молли букмекеры и еврофанатские сайты в этом году крайне благосклонны. Песня Children of the Universe действительно очень крепкая и профессиональная, но мне кажется, что небо должно упасть на Землю, чтобы победила Англия. Ее не то что не любят — это уместнее было бы сказать о России, особенно в нынешней ситуации, — но как-то вот некому всегда за нее голосовать. Очень хорош нидерландский дуэт с кантри-роковой балладой, но у них та же проблема с голосованием, что и у Англии. Замечательны греки, но они остались в этом году без Кипра и его вечных 12 баллов… Особенность нынешнего года — много хороших артистов с сильными номерами, но явного лидера, как это было в случае с теми же Сашей Рыбаком, Леной Майер-Ландрут или Лорин, нет. Полагаю, что в этом году исход конкурса будет довольно неожиданным. 

Фото: www.eurovision.tv
Фото: www.eurovision.tv
Представитель Дании Basim

СКакие шансы в этом году у Украины? «Евровидение» называют «политическим конкурсом», а Евросоюз, по крайней мере недавно, демонстрировал большое желание дружить с Украиной. Не знаю, правда, как ситуация изменилась после народного восстания на юго-востоке...

Кстати, совсем забыл среди мощнейших номеров «Евровидения» назвать выступление Марии Яремчук. Ее заявка на победу сильно укрепилась после первого полуфинала, даже если не иметь в виду «политический контекст». Она интересная певица с очень креативным и грамотно поставленным — актерски, режиссерски и драматургически — номером. К тому же она видная красавица, которая умеет себя подать. Это тоже играет большую роль в симпатиях публики. Я не склонен разделять риторику о «восстании». Можно долго рассуждать о том, что это такое — восстание или разгул сепаратистских банд, поощряемых извне. Здесь не стоит бросаться словами. Кто с кем собирался сотрудничать или не собирался, тоже можно очень долго, до одури, обсуждать, спекулировать. А мы сами-то что, не считаем себя уже частью Европы?! На дворе все-таки двадцать первый век, и использовать риторику холодной войны из мрачного прошлого, чем заняты сейчас наши политики и часть оболваненных ими граждан, довольно странно, и не хотелось бы этим заниматься на «Снобе». Мышление в Европе давно другое, нужно выбираться из болота «вечного противостояния».

Что касается политической подоплеки «Евровидения», то, на мой взгляд, это довольно клишированное представление о конкурсе. Люди, включая болельщиков, не живут в безвоздушном пространстве. Невозможно отделить восприятие номеров конкурса, особенно во время голосования, от флага страны, под которым выступают артисты. На «Евровидении», если вы заметили, голосуют не столько за артистов, сколько за страны. Их даже объявляют не поименно, а «постранно» — таковы правила. По сути, это соревнование не столько артистов, сколько самих стран.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Представительница Швеции певица Санна Нильсен

Естественно, у любого человека, который утром посмотрел какие-то новости, а вечером пришел на концерт, сложились свои впечатления, отношение к тому, что происходит, например, на Украине, и мысли о том, кто в этом виноват. И Европа в нынешней ситуации аннексий, аншлюсов и воссоединений — для кого как — испытывает гораздо больше симпатий к Украине, чем к России. Как это скажется на финальном голосовании 10 мая? Если бы Мария Яремчук была слабой исполнительницей с невыразительным номером, то никакое «восстание» ей бы не помогло. Но, повторю, заявка у артистки очень сильная, ну а естественные симпатии к Украине как к жертве иностранной агрессии могут добавить ей в финале некоторое количество баллов. Но я не думаю, что Украина сможет победить. Для начала, не очень понимаю, куда именно оно поедет в таком случае — в Ялту, Севастополь, в гости к Ротару на «Виллу София»? Европа же не признает аннексию Крыма. Но это всего лишь политический science fiction. Думаю, Украина может оказаться в первой тройке и даже на втором месте.

СКоторый год Украина не вылезает из первой пятерки, в чем секрет?

В хороших исполнителях и грамотных номерах. Украина — это кузница кадров и ярких талантов. Когда у нас был общий шоу-бизнес, до начала всех этих прискорбных событий, большая часть свежей творческой крови вливалась в российский шоу-бизнес именно с Украины. Вот такая это житница.

СКогда страна из бывших союзных республик выбивается в верхушку таблицы финального голосования «Евровидения», многие наши зрители радуются, дескать, этот артист тоже наш. Можно ли еще так думать об этих победах, как немного о своих, или уже не стоит?

Безусловно, все вышли из единого культурного пространства. Не знаю, радуются ли сейчас в России за Марию Яремчук — лично я радуюсь, так же как и за белоруса Тео, армянского певца Арама, азербайджанку Диляру, грузинку Марико, молдаванку Кристину, эстонку Таню, литовку Валю, латвийскую группу Aarzemnieki, болею за всех, равно как и за наших девочек, сестер Толмачевых, которые в этой ситуации, очень сложной для них, прекрасно держат удар, привезли замечательный номер с помощью Филиппа Киркорова и всей его интернациональной «команды мечты». И публика им на «Евровидении» симпатизирует, старается, я бы сказал даже, очень заботливо, отделять самих артисток, ни в чем не виноватых, от подпорченной репутации страны. Нормальное человеческое отношение. Если бы наши политики относились к нашим бывшим колониальным окраинам как к самостоятельным, но дружественным государствам, а не вели бы себя как взбесившиеся слоны в посудной лавке, пытаясь везде навести железной рукой собственный порядок, было бы все хорошо. Политикам нужно брать пример с шоу-бизнеса в том, как можно жить мирно, дружно, взаимовыгодно, уважая друг друга и укрепляя братские и сестринские связи. Или у той же Европы, которая после веков войн и междоусобиц сумела создать процветающий союз наций, стран и народов. И стремятся туда все с охотой и добровольно, а не под прицелом «вежливых зеленых человечков».

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Представитель Венгрии певец Андраш Каллаи-Сондерс

СЕсть еще одна популярная мысль о том, что на «Евровидении» ощущается упадок Западной Европы и подъем востока и славян. Такое есть на самом деле?

Ну, вы собрали кучу самых дремучих штампов!

СИ я хочу, чтобы вы их разрушили.

Начнем с того, что «Евровидение» недавно проходило в Норвегии, Швеции, сейчас проходит в Дании, поэтому я не совсем понимаю, в чем проявляется упадок Запада. Сам музыкальный конкурс учрежден западными странами и организуется ими. Даже когда он проходил в Москве, большей частью технического персонала и креативной команды были шведы и другие иностранцы, не говоря уже просто об оборудовании, вплоть до гвоздей! Нынешнее «Евровидение» в Копенгагене по своему технологическому уровню, сценографии и творческому шику постановки можно назвать лучшим за все 59 лет существования конкурса. По своему размаху оно превзошло даже московское, которое было очень «богхатое», но местами сильно бестолковое, хотя была потрачена куча денег. В Дании местная постановочная группа не только выстроила громадную высокотехнологичную сцену, но и сумела расписать партитуру телевизионных камер таким образом, что вся эта картинка на экране выглядит еще более выигрышно и ярко, чем в зале.  

Даже если посмотреть на страны, которые в этом году претендуют на победу, с трудом можно найти признаки загнивания Старого Света. Отличные номера и у Англии, и у Голландии, и у Швеции, Дании, Австрии, Франции. Другое дело, что на «Евровидении» сложилась традиция так называемого соседского голосования. С появлением большого количества восточных стран этот фактор серьезно перетасовал привычный ход событий. Есть три крупные группы, которые соревнуются в соседском голосовании — когда страны-соседи вне зависимости от качества исполненных номеров ставят друг другу высокие баллы. Этим всегда «грешили» греки с киприотами, скандинавы и балканцы, но в этом году практически все балканские страны, кроме Македонии и Черногории, по финансовым соображениям в конкурсе не участвуют. Соседского голосования стран, бывших союзными республиками СССР, тоже никто не отменял, но оно все время торпедируется всевозможными политическими склоками, вследствие которых иногда получается  наоборот. Например, когда случилось первое серьезное обострение отношений между Россией и Украиной после «оранжевой революции», наши страны обменялись друг с другом на «Евровидении-2005» уничижительными «тройкой» и «четверкой». Интересно, чем обменяются сейчас! Для меня это самая захватывающая интрига нынешнего «Евросонга», будоражащая даже больше, чем певица с бородой Кончита Вурст.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Представительница Украины Мария Яремчук

СКак считаете, мы будем «гасить» Украину в финале или нет?

Руководство «Евровидения» изо всех сил борется с соседским голосованием и «возможными злоупотреблениями» на уровне национальных делегаций: все время меняются правила, голосование становится все более открытым. Ввели вот после победы Билана в 2008 году профессиональное жюри — по пять человек от каждой страны, — голоса которых имеют теперь пятидесятипроцентную квоту в общем результате. И это голосование часто может серьезно изменить итоговый расклад, как это было в прошлом году с Диной Гариповой, когда мы широким жестом дали азербайджанцам 12 баллов, а они нам — ноль. Если помните, по этому поводу было страшное волнение, наш МИД даже выступал с грозными заявлениями о «воровстве голосов» на «Евровидении». Ну, нечего больше нашему МИДу было делать, кроме как считать голоса на конкурсе песни, чем рассмешили, конечно, всю Европу.

Потом выяснилось, что никто ни у кого ничего не крал, а просто профессиональное жюри в Баку не дало Дине Гариповой ни одного балла, зрительское голосование принесло восемь, а в сумме вышел ноль. Все честно! Почему профессиональное жюри из Азербайджана не оценило девочку из Татарстана, выступавшую за Россию, остается загадкой, поэтому сейчас все члены жюри подписывают специальную бумагу, которая обязывает их голосовать честно и без давления. Но как ты узнаешь, было это давление или нет? Теперь все оценки жюри — поименно! — будут вывешены на официальном сайте «Евровидения» после финала. Что касается «гашения» Украины, я надеюсь на то, что мы по достоинству оценим Марию Яремчук — так, как заслуживает эта замечательная артистка и ее отличный номер Tick-Tock. Я бы ей за выступление дал 10 баллов, 12 — Израилю и 8 — Швеции. Это моя личная оценка. Но наша публика сейчас, к сожалению, настолько зомбирована антиукраинской пропагандой, что даже не берусь судить об исходе.

СМы общались с одним музыкальным критиком до вас, и он сказал, что ни одна страна не предлагает такое количество абсолютно разных артистов на «Евровидении», как Россия. У нас то «Тату», то Бурановские бабушки — и мы своим впечатляющим разнообразием задаем высокую планку всей Европе. Что скажете?

Это ура-патриотизм и ущербный комплекс собственной исключительности, который еще никого и никогда до добра не доводил — даже из примеров не такой далекой истории. Ну, «Тату», да. А у Словении — группа стюардесс-трансвеститов, а из Украины — Сердючка и Руслана, а из Финляндии — Lordi, а с Балкан — не считая сербки Марии Шерифович, сколько потрясающих и, главное, разнообразных баллад звучало за эти годы. У многих за долгие годы на «Евросонге» наберутся очень яркие и креативные номера, поэтому разговоры о нашей исключительности попахивают если не дурно, то по крайней мере глупо. Мы по-разному выступали на «Евровидении»: и ярко, и не очень. Были не только Бурановские бабушки, но и такие выстрелы по воробьям, как Алексей Воробьев или Петр Налич.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Представитель Израиля Мей Файнгольд

СИли Савичева.

А вот и нет! Ее песня Believe, написанная Максом Фадеевым, с которой она заняла 11-е место, официально включена Европейским вещательным союзом в 50 лучших песен за всю историю «Евровидения». Поэтому я бы не сказал, что Савичева — это промах. Невысокое место — это не всегда плохое выступление. И думаю, кстати, что сейчас бы никакие «Тату» никуда не поехали — на рельсы перед электричкой в Шереметьево бросилась бы вся эта группа следопытов за «духовными скрепами»: Милоновы, Мизулины, Баталины...

Так что нет никакой исключительности! Есть самобытность, вносящая свой яркий вклад во всеобщее разнообразие. Есть влияние — да, Россия платит самый большой членский взнос в ЕВС — десятую часть от суммы всех взносов, по коэффициенту, рассчитываемому с учетом величины территории и населения. Но если мы решим больше не участвовать в «Евровидении», если решим, как сейчас любят выражаться, не иметь ничего общего с  «содомским вертепом разлагающейся Европы» и пожелаем больше не стоять на одной сцене с бородатыми женщинами, то удар по «Евровидению» не будет смертельным, они переживут. А мы обнесемся забором — и, в общем-то, тоже переживем. Но тренды XXI века все-таки иные, не противостояние, самоизоляция и разъединение, а, как гласили девизы последних двух конкурсов «Евровидения»: We Are One («Мы едины!») и Join Us («Давайте объединяться!»). В общем, любовь, а не война. Очень правильные и человечные лозунги. И, главное, вся Европа так уже давно живет, а мы никак не научимся.С

Комментировать Всего 2 комментария

Как там у Терри Пратчета сказано про суть взаимоотношений полов среди гномов? «Тактично определить, кто же скрывается под бородой, мужчина или женщина»....(С)

Эту реплику поддерживают: Юлия Гусарова