Егор Москвитин /

«Череп и кости» телеэкрана: новые сериалы на морской воде

30 мая на канале NBC стартовал один из самых ожидаемых телепроектов  сезона, превративший Джона Малковича в корсара. Вообще же на ТВ — отпускное настроение: всего в ближайшие дни выходят два сериала о тех, кто в море, и два о тех, кому бы в небо

+T -
Поделиться:
Фото: ИТАР-ТАСС/Архив пресс-службы
Фото: ИТАР-ТАСС/Архив пресс-службы

Главная интрига месяца — не напрасно ли Джон Малкович согласился играть в шоу «Череп и кости» (Crossbones, канал NBC), посвященном деятельности знаменитого морского волка Эдварда Тича по прозвищу «Черная Борода».

С одной стороны, про пиратов Карибского моря уже снят миллион травоядных фильмов, и без кровавого натурализма освежить и обострить эту тему едва ли удастся. А эфирный канал NBC не может себе позволить быть ни жестоким, ни сексуальным, ни угрюмым — его ведь и дети смотрят.

С другой стороны, люди-то проектом руководят все равно находчивые. Британский сценарист Нил Кросс работал над остроумным и полным сюрпризов фантастическим сериалом «Доктор Кто», отметившим в ноябре пятидесятилетие. Для Crossbones тщеславный автор, вписавший свою фамилию прямо в название шоу, придумал занимательную историю. Она фактически повторяет сюжет «Апокалипсиса сегодня» Копполы. Некий английский офицер под видом плененного судового врача проникает в островную республику Черной Бороды, чтобы обезвредить пирата. Только вот встречает его не мрачный диктатор-философ Марлон Брандо, а веселый дьявол Джон Малкович, играющий Эдварда Тича так, словно тот был не морским волком, а рок-легендой. Это сходство головорезов и музыкантов подметил еще режиссер Гор Вербински, пригласивший в «Пиратов Карибского моря» Кита Ричардса из The Rolling Stones. Эдвард Тич и правда был первой американской рок-звездой: экстравагантно убивал, экстравагантно любил, экстравагантно вел бизнес. Кому, как не Джону Малковичу, это играть.

И кому, как не Дэвиду Слэйду — безупречному специалисту по нагнетанию ужаса ограниченными средствами, — это режиссировать. Его знаменитый триллер «Леденец» повествовал о поменявшихся ролями школьнице и педофиле: Красная Шапочка (будущая суперзвезда Эллен Пейдж) в нем полтора часа разделывала Серого Волка. А в «30 днях ночи» Слэйд без особого бюджета организовал самую мрачную бойню между вампирами и людьми в истории кино. То, что после этих выдающихся фильмов он связался с «Сумерками», только подчеркивает, какой он мастер ужасов.

Тем, кто золотому веку пиратства предпочитает апокалиптическую футурологию, в июне можно порекомендовать сериал «Последний корабль» (Last Ship, канал TNT) — спродюсированный Майклом Бэем («Скала», «Трансформеры», «Перл-Харбор») боевик об американских моряках, чудом переживших конец света. Пока весь мир корчится в агонии, матросы будут разрабатывать вакцину от вируса, отражать атаки пиратов XXI века и раскрывать один глобальный заговор за другим.

Для тех, кто предпочитает путешествовать не морем, но небом, в июне тоже есть две хорошие новости. Сценарист «Остаться в живых» Дэймон Линделоф вместе с каналом HBO запускает сериал «Оставленные» (The Leftovers). Это экранизация христианского бестселлера о том, как в Америке посреди бела дня вдруг вознеслись на небо праведники (два процента населения), а остальные девяносто восемь процентов начали собирать справки перед Страшным судом. Книга Тома Перротты, по мнению критиков, чересчур уж пропитана религиозным благоговением. Но Линделоф — фанат Стивена Кинга, так что есть шанс, что сериал будет умным и страшным. И прекрасным, потому что в нем играет Лив Тайлер.

Еще больше ветхозаветного ужаса в июне можно испытать, включив «Доминион» (Dominion, канал Syfy) — нарочито низкопробный боевик о сражении архангелов Гавриила и Михаила за людские души. Действие разворачивается в постапокалиптическом будущем, на стороне Гавриила — полчища бесов, зато Михаилу помогают вежливые люди из спецназа. У авторов был шанс собрать из всего этого мракобесия гуманистическую притчу в духе «Битвы» великого фантаста Роберта Шекли, но они предпочли сделать продолжение треш-боевика «Легион» 2010 года. В нем тоже были свои плюсы — например, сознательное возвращение к примитивным художественным приемам первого «Терминатора». При желании и в этом жесте можно найти определенный гуманизм.