Майлз Кейн: Спорт — единственная альтернатива музыке

5 июля в парке Горького пройдет музыкальный фестиваль «SVOY Субботник». Мы готовимся к событию заранее, потому уже сейчас поговорили с одним из звездных гостей фестиваля, британским рок-певцом и денди Майлзом Кейном — о радости соавторства, альбомах на века и том, что Леннон живее всех живых

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

СЭто уже третий ваш приезд в Москву. Что запомнилось из предыдущего больше всего?

Теплый прием, наверное. Молодые ребята, пришедшие на концерт, знали мои тексты, поэтому могли подпевать. Вот это было, честно говоря, неожиданностью. Это круто!

СЭтот приезд для вас не омрачает ситуация вокруг России в мире?

Нет, нисколько, музыка в данном контексте — вне политики. Надеюсь никого не разочаровать.

СУ вас образ такого коренного англичанина. Могли бы жить где-то еще? Какой у вас любимый город?

Хороший вопрос. Вот Москва, например, отличное место, место силы. Париж мне очень нравится — расслабленностью во всем. Нью-Йорк, конечно же, невозможно не назвать. Очень сильная там энергетика. Но я корнями уже врос в свой родной Лондон, пожалуй, никогда бы не смог отсюда уехать. Может быть, когда-нибудь ситуация изменится, но точно не в обозримом будущем.

СМесто обитания обычно сильно влияет на ту музыку, что пишет музыкант. Вот взять Джека Уайта. Он из Детройта, и музыка соответствующая. А в вашем случае?

Для меня этим местом стал Ливерпуль. Тут всегда было много звукозаписывающих компаний, особый пик выпал на то время, когда я еще был юн. The Beatles же тоже тут сформировались, а потом сформировали меня. Здесь вообще полно ребят, очень серьезно увлекающихся музыкой. Именно ее прослушиванием. На самом деле такое влияние может оказать любое место на планете, просто там будет несколько иная, короче, своя специфика и свои источники для вдохновения.

СВы часто вступаете в коллаборации с другими артистами. На дебютном альбоме Colour on the Trap есть треки с Ноэлем Галлахером, Алексом Тернером из Arctic Monkeys, даже с французской актрисой Клеманс Поэзи. Чем вас это привлекает?

Просто всегда здорово работать с другими людьми. Особенно в ситуации, когда они не просто, скажем, работают на тебя, а становятся твоими полноценными соавторами. Правда, далеко не со всеми возможно это проворачивать. Нужно быть предельно избирательным в этом вопросе. Вот с Тернером, например, мы не разлей вода, у нас даже совместная группа The Last Shadow Puppets есть.

СВторого альбома под грифом The Last Shadow Puppets имеет смысл ждать?  

Когда-нибудь, возможно, но только не сейчас. Уж больно мы оба заняты. Мы вернемся к этому обязательно, когда наступит правильное для этого время.

СНо лучше выступать одному или в группе?

Ну, совсем одному выступать у меня не получается. Даже когда невозможно сыграть с Алексом Тернером или кем-то еще из близких корешей, со мной всегда моя собственная группа, которая аккомпанирует моим сольным выступлениям под моим же именем Miles Kane.

СДжон Леннон — особая для вас фигура. То, что он проповедовал, до сих пор актуально? 

Он фигура невероятного масштаба. Очень его люблю. Его пластинки никогда не перестанут быть актуальными, поскольку темы, поднятые в них, затрагивают вечные вопросы. Он вдохновил меня не только своими текстами и композициями, но и образом жизни, и даже одеждой, которую предпочитал носить.

СВаша музыка играет в видео, посвященном новой коллекции Saint Laurent. Нравится, что делает Эди Слиман? Вы с ним друзья? 

Очень люблю все, что он делает. Эди — очень талантливый парень. Наша с ним дружба держится на том, что ему интересна моя музыка, а мне — одежда, которую он придумывает. В истории с моей песней Why на сайте, где работает Эди, мне понравилось, что Слиман предложил использовать фактически демо-запись — совсем свежую и даже, может быть, еще сырую, но от этого, наверное, еще более живую.

СКогда вы про себя поняли: вот сейчас я попал в историю рок-музыки?

Вот уж не знаю, попал ли я в историю рок-н-ролла или еще нет. Не мне судить. Думаю, что мне предстоит еще длинная дорога в этом направлении. В том смысле, что придется еще много чего для этого сделать — записать по-настоящему великие песни.

СЕсли бы не музыка, чем бы занимались? 

Музыка — моя жизнь. Так что даже не знаю. Правда. Может быть, в футбол бы играл. Или занимался большим теннисом. Спорт — неплохая, да что там, единственная альтернатива музыке. Кино бы точно, например, снимать не стал.

СВы при этом играли в инди-фильме «Футбольные гладиаторы» (Awaydays). Хотели бы повторить этот опыт?  

Это не то, что движет мной. Очень легко могу обойтись без кино.

СУ вас уже, наверное, все лето расписано, и «SVOY Субботник» — не единственный фестиваль. Какой вам больше всего нравится?

Пожалуй, испанский Benicassim, проходящий в середине июля на побережье Коста-Азаар. В этом году, правда, я там не выступаю.

СВ ситуации, когда на необитаемый остров вы могли бы взять всего три пластинки… 

(перебивает) Хватило бы и двух. Я бы взял альбом T.Rex Electric Warrior. Ну, и самый главный альбом всех времен и народов — А hard day’s night The Beatles. Их вполне достаточно.

СМожете описать, как проходит ваш обычный день?

Все зависит от обстоятельств, которые этому предшествовали. Если я играл концерт накануне, значит, скорее всего, выйду на небольшую пробежку, а остальное время буду отдыхать. Может быть, поиграю на гитаре, а может, отправлюсь в паб, и на следующее утро о пробежке уже не может быть и речи. Вообще, большую часть времени посвящаю сочинению песен. В основном дома, но порой и в турах. В конце концов, место не так уж важно в этом деле.

СЕсть еще кто-то, с кем бы вы хотели спеть вместе из ныне живущих музыкантов?

Джек Уайт крутой, вот с ним, пожалуй, и спел бы. Лана Дель Рей — богиня. Она очень крутая, мне нравятся все ее тексты. Но мы, представьте себе, не знакомы. Познакомьте меня с Ланой Дель Рей!С