Юлия Гусарова /

Дети под парусом

При слове «яхта» мы представляем корабль размером с дом, при слове «соревнования» — спор, у кого яхта длиннее. Подростковая регата на озере Гарда — лучшее место вспомнить, что такое парусный спорт на самом деле. Яхта — это всего лишь парус, лодка и человек, и этот человек умеет дружить с ветром. А если яхтсмен — подросток, ты наблюдаешь за ним, как за полубогом. Корреспондент «Сноба» побывал на подростковой регате International Youth Cup и узнал, как обычные дети превращаются в яхтсменов

+T -
Поделиться:

Голубая шапочка 

Девочка в яркой голубой шапочке шмыгает с одного борта яхты на другой, ловко подныривая под парусом. Свешивается за борт и зависает на веревке, почти касаясь лопатками легких волн. Парус разворачивается. Крошечная яхта юлит, приближаясь к навигационному знаку — обогнуть его и рвануть к финишу. Ее подрезает парень, но Голубая шапочка не теряется: выбрасывает флажок, протестует. Свисток, мальчик раздраженно закатывает глаза. Он вынужден делать штрафной разворот яхты кругом и провожать выгоревший русый хвостик, который мечется за уходящей под белым парусом голубой шапочкой.

Фото: Дмитрий Киселев
Фото: Дмитрий Киселев

На озере Гарда, самом большом в Италии, — парусные состязания среди подростков трех стран, серия регат для спортсменов до 19 лет International Youth Cup. Идею подкинула Всероссийская федерация парусного спорта, ее подхватили парусные федерации Италии и Франции. Для яхтсменов санкции ЕС в отношении России — странные игры «сухопутных». Соревнования учредили главным образом для того, чтобы подающие надежды юноши и девушки набили руку перед престижным первенством мира Международной федерации парусного спорта.

— Вчера ветер был сильный и я плохо, а сегодня слабый и я хорошо... — только и смогла выдохнуть запыхавшаяся Голубая шапочка, сорвав с лица темные очки, когда мы подобрались к ней на катере спросить, как она объегорила хищного французского мальчика.

Фото: Юлия Гусарова
Фото: Юлия Гусарова

Ее зовут Катя Береза, ей 14 лет, и она два года ходит под парусом, а прямо накануне юношеской регаты пересела на спортивную яхту класса Lazer Radial, которая ей явно на вырост. В сильный ветер миниатюрную яхтсменку болтало на лодке, словно сдутый шарик на веревке. Шапочка, наконец, замечает объектив видеокамеры на нашем катере, сразу же делает лицо послушной ученицы. Рассказывает, что это Ваня, ее партнер в командных гонках, придумал план победы. Катя младше всех на юношеской регате и гоняет под парусом всего пару лет, в то время как ее соперники выше, сильнее и имеют лет на пять больше опыта. Но она готова, если что, схватиться за парус зубами, чтобы не быть среди них последней.

Фабрика ветров

Спроси любого яхтсмена, виндсерфера или кайтсерфера Старого Света, где находится Мекка любителей паруса — он ответит: «Гарда, фабрика ветров». Водоем, окруженный отвесными скалами, не терпит курортных лежебок — даже в разгар лета для любителей пассивного отдыха температура воды здесь чересчур спортивная. Зато дует здесь всегда как надо: магистральные ветра в первой половине дня направляются в одну сторону, а после обеда — в обратную, но сильных волн не бывает. Сезон не имеет конца и начала, и каждые выходные берег и вода расцветают сотнями — без преувеличения — разноцветных и разнокалиберных парусов. Не мудрено, что именно на Гарде живет икона яхтинга, бразилец Роберт Шайдт, завоевавший пять олимпийских медалей и рассчитывающий взять шестую на родине, в Рио.

Яхт-клуб Campione Univela, место слета юных спортсменов, построили всего пару лет назад в заветном уголке, скрытом от праздных глаз туристов. От ближайшего городка полчаса на машине по узким туннелям, прорубленным в скалах вдоль озера. Среди утесов, обступивших яхт-клуб со всех сторон, бьет источник Сан-Микеле, пахнет мелиссой и горными травами, а с высоты за мечущимися воздушными змеями кайтсерферов-дикарей наблюдает крошечная белая фигурка Девы Марии, совершенно невидимая с воды. На противоположной стороне озера зеленеет хребет, на снежные вершины которого нанизаны облака — здесь начинаются итальянские Альпы.

Фото: Дмитрий Киселев
Фото: Дмитрий Киселев

Дети воды и ветра

Настоящие яхтсмены начинают в девять, а то и в семь, на ученическом суденышке размером не больше деревенской лохани для квашения капусты. Слава родителям, которые могут вот так взять и остаться на берегу смотреть, как их ребенок пытается оседлать ветер.

Я смотрю на них: статные мальчики, все волшебной красоты, и тоненькие девочки — как такими стебельками рук можно тащить лодку на воду, тягать шкоты, заставляя паруса наполняться ветром? Приехав в яхт-клуб, несутся фотографироваться в прыжке на фоне Альп. Для половины российских ребят, которые съехались сюда из парусных школ разных городов — Москвы, Питера, Тольятти, Калининграда, — это первый выезд за границу. Многим нашим сильным спортсменам пришлось остаться дома из-за сдачи ЕГЭ.

Вооружение флота перед гонками завораживает не меньше самих гонок. Подростки разворачивают паруса, вяжут бесчисленные узлы на веревках, настраивают мачты. Парус — для самостоятельных: чтобы во время гонок мачта не отвалилась, ты должен позаботиться о ней сам. Чтобы не переохладиться и не перегреться, ты подбираешь экипировку сам и на воде решаешь сам, как поступить: по науке или по интуиции. Потому что никто, кроме тебя, даже тренер, не чувствует твой ветер.

Фото: Дмитрий Киселев
Фото: Дмитрий Киселев

На регате International Youth Cup ребята гоняются на яхтах трех самых популярных классов среди юниоров: маленьких Lazer Radial, рассчитанных на одного спортсмена, 29er и 420 для парных экипажей, а также на виндсерфинговых досках класса RS:X. Детям предстоят гонки флота, в которых каждый сам борется против всех за свою медаль, и командные гонки за переходящий приз, в которых участвуют по два сильнейших экипажа каждого класса. У многих взрослых, глядящих, как ребята лазают по лодкам в последних приготовлениях, в глазах зависть.

На воде будь джентльменом, а на суше — быком

Все сливается в кашу из парусов и катеров наблюдателей, разобраться в движении внутри этой бурлящей массы под силу лишь судьям да тренерам. Ширины огромного озера хватит на все 49 экипажей трех стран, поэтому буквально через пятнадцать минут после старта гонок первого из четырех соревнующихся классов уже звучит гудок с судейского судна, призывающий следующих выстраиваться. Наш катер мечется взад-вперед, мы следим за прохождением каждой поворотной точки маршрута, через борт хлещут брызги и шлепают то по спине, то по лицу.

Меж тем ребята под парусами на удачу не рассчитывают, а их физические способности уступают место стратегии и тактике — это шахматы на воде. Нужно рассчитывать траекторию своего движения, зная метеорологию и аэродинамику, стараясь предугадать действия соперника, который может в буквальном смысле слова украсть у тебя ветер, заслонив его своей яхтой.

От стартовой линии участники начинают движение всегда только против ветра. Нужно сделать круг, обогнув два удаленных друг от друга огромных буя — два навигационных знака. Экипажи движутся зигзагами, подставляя воздушному потоку то один, то другой бок паруса, который в умелых руках превращается в крыло самолета. Человеку непосвященному до самого конца заезда невозможно понять, кто же победит: все стараются перехитрить друг друга и часто расходятся в разные стороны, беря непредсказуемый курс.

При приближении к знаку начинается бурление и толчея, визжат девочки, а мальчики норовят оттереть друг друга, огибая огромный буй на расстоянии буквально пары десятков сантиметров друг от друга и от самого знака. Для успеха под парусом мало быть математиком, нужно быть еще и оратором. Яхтинг считается спортом джентльменов, но, как сказала кудрявая серфингистка Мариам Сехпосян, капитан российской сборной на этой регате, нужно уметь «бычить». Потому что если твой соперник повел себя нечестно, но на суше ты оспариваешь его действия менее бойко, чем он защищается, судьи примут решение не в твою пользу. Это сухопутное продолжение регаты порой решает судьбы будущих олимпийцев.

После гонок дети мчатся на обед прямо в экипировке — три часа на воде и на свежем воздухе порождают зверский аппетит. Они облепляют подносы с едой, словно осы, мальчики сметают по две тарелки макарон с горкой. За игрой в футбол и настольный теннис компании потихоньку становятся интернациональными.

Слово об элитарности

Папа Кати, Голубой шапочки, оказался чемпионом по бодибилдингу, а мама — врачом, папа одного из мальчиков — гендиректор компании. «Ага, вот они, яхтенные родители», — только я так подумала, как шестнадцатилетняя девушка-капитан Мариам сказала, что мама, которая привела ее в парусный спорт, живет отдельно от отца и работает водителем такси, а в прошлом была шахматисткой. Запутавшись, я решила напрямую спросить у тренеров, насколько элитарен детский парусный спорт.

По словам Дмитрия Терешкина, тренирующего детей в Саратове, парусный спорт обходится родителям детей-спортсменов дешевле хоккея. Да, лодки стоят дорого, но вовсе не обязательно их покупать, в отличие от хоккейной амуниции, требующей регулярного обновления: будущий яхтсмен может гонять на лодках, которыми владеют секции парусного спорта, занятия в большинстве которых бесплатные. Другой вопрос, что лодок может не хватить на всех, поскольку у государства парусные спортсмены не в приоритете. В России к тому же негде регулярно ходить под парусом, климат не тот.

Улыбчивая итальянка Валентина Бальби, которая в International Youth Cup взяла золото среди девушек в классе Lazer Radial, рассказала, что она тренируется три раза в неделю.

— А зимой?

— И зимой так же, — Валентина удивленно пожала плечами, не поняв, почему я задала этот вопрос.

Наш Ваня Кривобоков, который в этом же классе взял мужскую бронзу, по словам Терешкина, в разгар сезона целый месяц не мог поймать ветер на Волге.

— О нас никто не знает, — вздыхает тренер, — правительство нами начало интересоваться совсем недавно, и многие дети участвуют в международных соревнованиях за счет родителей. Тех же хоккеистов в специализированных спортивных интернатах воспитывают, где из них круглые сутки пытаются сделать чемпионов — вот нам бы такой открыть хоть один! В советское время все было по-другому, секций парусного спорта было в разы больше. У нас в Саратове один НИИ в восьмидесятых годах получил крупный заказ, и после этого при нем появилась база для парусных спортсменов, на которую привезли аж три вагона новеньких лодок! Мы, тринадцатилетние, эти лодки грохали периодически, а они все не заканчивались. А теперь мы яхт-клубы теряем, вместо анапского яхт-клуба недавно построили бассейн и шашлычную.

Рукопожатие олимпийца

Все тренеры говорят о том, что детям очень нужны живые примеры наших яхтсменов-героев. Первого июня умер Валентин Манкин, трехкратный олимпийский чемпион, который с 1988 года начал вести тренерскую работу в Италии и фактически своими руками создал итальянскую школу парусного спорта. Его книжка, советское издание семидесятых, лежит в яхт-клубе Campione Univela под стеклом на самом видном месте.

Спрашиваю ребят об их кумирах и авторитетах — многие называют великого бразильца Роберта Шайдта, который живет буквально в нескольких километрах от места регаты со своей женой, литовской яхтсменкой Гинтаре Волюнгевичюте. Особенно Шайдта любит Голубая шапочка, Катя Береза. И когда обозреватель Yacht Russia поехал брать у него интервью, я предложила свозить на него и Катю: такая встреча если и не перевернет жизнь, то наверняка даст огромный стимул прыгнуть выше головы.

Мы встречаемся в открыточном городке коммуны Рива-дель-Гарда, на веранде белого ресторанчика при местном яхт-клубе — метрах в пяти от нас уже качаются в марине лодки. Вокруг Роберта и его жены, белокурой Гинтаре, бегают дети — их сын Эрик и ребенок друзей. Знаменитая, невероятно красивая парусная семья общается с нами запросто. Роберт жмет Кате руку и рисует автографы на пачке открыток для всех ее друзей. Она смущена.

— Это она сейчас такая, а на воде она боец, — говорю я.

— Я сам был в юности неразговорчивым и застенчивым, да многие прославленные яхтсмены до сих пор такие, но на воде они неожиданно превращаются в настоящих зверей, — усмехается Роберт.

Отец поставил его на лодку в 9 лет, а в 11, когда парус уже стал родным, повесил на дверь сына табличку с надписью «Барселона-92!», и он каждый раз, входя в комнату, видел перед глазами планку, к которой нужно стремиться. Вскоре после этого он стал чемпионом Южной Америки среди детей, а потом завоевал первое олимпийское золото.

— Хочешь побеждать — всегда ставь цели. Пусть сначала это будет первенство России, потом — Европы. Держи в голове цель и никогда, никогда не прекращай борьбу! — такое напутствие дал он на прощание Голубой шапочке.

Наши принимают бой

Победителей награждают на легендарной винодельне Франчакорта. В ожидании медалей дети в парадных костюмах с эмблемой International Youth Cup разглядывают зеленые волны холмов, покрытых виноградниками. А взрослые ведут свои взрослые разговоры. На ужине собрались президенты парусных федераций трех стран-участниц во главе с Карло Кроче — президентом Международной федерации, звучат возгласы: Vive l’Europe! —  ясно, что регата приживется.

Больше всего медалей взяли итальянцы, а переходящий приз регаты — скульптура из разноцветного стекла в виде яхт, бегущих по волнам, — достался французам. Но наши ребята не отчаиваются: Россия принимает вызов следующей. Через несколько недель у них будет возможность отыграться в Санкт-Петербурге. Невероятные похождения Голубой шапочки под парусом только начались.