Катерина Мурашова /

Почему люди летают

Почему можно во сне увидеть то, чего никогда с нами не было? Да еще так приблизительно одинаково у всех

Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

Мальчику на вид было около восьми лет. Оказалось — десять с половиной.

Мать долго и монотонно (видно, что не в первый и даже не в десятый раз), потряхивая пухлой карточкой, рассказывала свою и ребенка историю: долго не могла зачать, выкидыши на поздних сроках, потом серьезная патология беременности, родился глубоко недоношенным, два месяца в кювезе, потом ворох диагнозов, включая ДЦП — одни отменялись, тут же возникали другие… Ребенок последовательно или одновременно не спал, не ел (срыгивал), не какал, не держал головку, не переворачивался, не удерживал предметы, не садился, не начинал говорить… Я уже жалела, что сразу не выгнала Федю в предбанник с книжкой — понятно, что он тоже слышит все это не в первый раз, но зачем? Сам Федя сидел спокойно, вполне дружелюбно рассматривал все окружающее, получив разрешение, взял из ящика с игрушками трансформер, а мать все продолжала свой рассказ. Жизнь как борьба за ребенка. Кажется, в какой-то степени это уже стало предметом ее гордости. Компенсация, вполне можно понять.

В конце концов я утомилась медицинскими подробностями и незнакомыми мне именами медицинских светил, которые когда-то осматривали Федю и консультировали семью, и спросила:

— А ко мне-то вас что привело?

Мать осеклась на полуслове и, опустив голову, долго листала какие-то справки у себя на коленях. «Ищет название какого-нибудь последне-приобретенного диагноза?» — предположила я.

— Я не знаю, как вам сказать. Боюсь, — наконец призналась она.

«Ого! — насторожилась я. — Чего же это она после всего уже пережитого может бояться? Неужели у мальчишки ко всему прочему еще и психиатрия какая-нибудь прорезалась?!» Я еще раз внимательно взглянула на Федю. Он улыбнулся мне открытой, немного грустной улыбкой. Кажется, он вполне понимал, что мать имеет в виду. Кроме того, в выражении его лица отчетливо читалась фраза: «Я сожалею. Но что я могу поделать?»

— Федя, в каком ты классе?

— В четвертом (значит, пошел в школу по возрасту).

— Как ты учишься?

— Нормально. У меня одна тройка — по русскому.

— У тебя есть друзья?

— Да, один друг и одна подруга, еще с детского садика (ходил в детский садик, значит, по крайней мере, к шести годам здоровье было уже приемлемым).

— Что ты любишь делать?

— Играть в шахматы, смотреть мультфильмы и передачи про природу, гулять в лесу, в горах и на море. Еще играть с котом и кататься на велосипеде (совершенно нормальные увлечения, для такого слабенького и болезненного в прошлом ребенка — даже очень нормальные, просто вот совсем ничего настораживающего).

— Федя, ну скажи же ты доктору! — почти выкрикнула мать.

— Что именно нужно мне сказать? — я смотрела на Федю.

Он пожал узкими плечами.

— Я вижу сны. Во сне я умею летать.

— Да. Но что же с того? — теперь плечами пожала я. — Практически все видят такие сны. Я тоже всегда, с детства их видела и даже теперь иногда…

— Федя считает, что люди умеют летать и наяву тоже, просто забыли, как это делается, — тем же тоном, которым перечисляла перинатальные диагнозы сына, сказала мать.

— Да, — Федя кивнул. — Как бы мы могли видеть и чувствовать то, чего никогда не было? А вы как во сне летаете? Высоко?

— Да нет, не очень, — несколько смущенно отозвалась я (откуда это смущение? Ведь люди обычно охотно рассказывают свои сны, а в полетах нет совершенно ничего неприличного). — Ну, так, немножко, несколько метров, может быть…

— Да, да, так обычно и бывает. Метров двадцать-тридцать максимум. Наверное, это наш предел, — спокойно подтвердил Федя. — Но это совершенно не страшно, у большинства насекомых и у некоторых птиц еще меньше. А вот это чувство во сне: так вот, оказывается, это как делается! Так просто! Как же я раньше не догадался?! Есть? — мальчик требовательно заглянул мне в глаза.

— Ну… в общем, да…

Мать тяжело и шумно вздохнула:

— Он уже четыре года (с подготовительной группы детского садика) проводит что-то вроде исследования, опросил уже несколько сотен человек, у него сначала была тетрадка, а теперь компьютерные файлы… Все мифы, все сказки о летающих людях, и не об Икаре, которого все знают, там у него какая-то такая экзотика, о которой мы и понятия не имели, пока он нам не рассказал. Помните того человека, который собирал свидетельства о клинической смерти у переживших ее, про вот этот светящийся коридор… Ну вот и у Феди что-то в этом роде… Кто как летает, как часто, как взлетает, что видит, когда летит…

— Да-да, — с улыбкой вставил Федя. — Я, когда умирал маленьким, очень много летал. Это было… хорошо, мама, я не буду.

— Ну что же! — с наигранной бодростью (что-то тут все-таки было не так!) воскликнула я. — Оригинальное и стоящее увлечение у тебя, Федя! Сны ведь до сих пор очень загадочная вещь. Возможно, когда-нибудь твое исследование очень пригодится ученым. А может быть, ты и сам станешь ученым…

— Он собирается сам полететь! Наяву, а не во сне! Научиться летать и научить других! Вернуть людям когда-то утраченное! Понимаете?! — крикнула мать и прижала ладони к ушам, словно сама оглушенная своим криком.

— В каком смысле?

— В самом прямом. Он уверен, что люди могут летать. Надо только вспомнить, как это делается. Он сказал нам, что полетит, еще где-то лет в пять, когда чуть-чуть наладилось со здоровьем. И объяснил про сны. Мы убеждали его, что сны и реальность — это разные вещи. Он сказал: я понимаю, реальность — это то, что есть сейчас. Сны — это про то, что было, или про то, что будет. Мы тогда сразу не нашлись, что сказать, потому что когда пятилетний ребенок начинает говорить афоризмами… Он успокоил нас, сказал: еще не сейчас, ведь я должен понять и как следует вспомнить. Если ошибусь, разобьюсь сразу, и никакого толка. Одно дело — во сне, и другое — наяву, я понимаю. С тех пор вот все это — подготовительная работа. У него есть единомышленники, я читала в инете и у меня волосы дыбом вставали: они все ждут, когда он полетит! И вроде как верят в это! Он у них что-то вроде гуру, понимаете! Ребенок-индиго, так ему какая-то экзальтированная взрослая (!) дура «Вконтакте» написала: тебя, наверное, родители совсем не понимают, я была бы счастлива, если бы у меня был такой сын, мы бы полетели вместе… Мир полон сумасшедших! Мы отключали компьютер, ему это совсем не мешает, он легко взаимодействует с живыми людьми, может в электричке по дороге на дачу с кем-нибудь разговориться и тут же достать свою тетрадочку… Мы все время ждем, каждый день, вы понимаете, что он шагнет с какой-нибудь крыши, мы его просили: ты скажешь нам когда? Он ответил: нет, вы будете нервничать и меня отговаривать. Когда я уже полечу, вы, конечно, первые узнаете, ведь вы же мои родители, я и вас научу летать, это же так здорово…

Тут уж я испугалась по-настоящему, конечно. Вымоленный у Бога и современной медицины ребенок, который едва ли не каждую минуту может решить, что набрал достаточно информации и чувственного опыта, и шагнуть в никуда с уверенностью, что сейчас полетит над миром…

Но я ничего не смогла. Все мое разбивалось о матово-ледяной панцирь Фединой уверенности в своей правоте. Никакие замены типа аэродинамической трубы или обучения в секции парапланеризма Федю особо не интересовали (хотя родители готовы были хвататься за что угодно — в трубе Федя с интересом полетал, а парапланеристы протестующе замахали руками, едва увидев заморыша). «Ну вы же понимаете, что это все не то!» — доверительно улыбнулся мне мальчик. Максимум, чего я смогла достичь: ознакомившись с собранными им данными, я со всей силой бывшего исследователя-экспериментатора обрушилась на гипотезу «шага с крыши». С его же «сонными» данными в руках я доказывала мальчику, что стиль полета у людей отличается от стиля полета у стрижей и буревестников и близок, скорее, к гусям или лебедям, только на суше. Бежать, все увеличивая длину прыжка, чуть-чуть зависать в воздухе… Федя слушал меня очень внимательно, в чем-то соглашался, ибо логика у него работала великолепно.

Потом мы расстались. И я не знаю, что с ним стало.

***

Но вот здесь и сейчас. Мы об этом обычно не задумываемся, но большинство населяющих нашу планету животных живут в трехмерном мире: птицы, насекомые, все морские обитатели, многие обитатели наших лесов (белки, куницы) и почти все обитатели джунглей. «Двухмерников», таких, как мы, люди, пожалуй, меньшинство. Ну ладно, мы такие — возводим небоскребы, живем в маленьких коробочках в нескольких метрах над землей, чтобы хоть иллюзию трехмерности создать. Но откуда же тогда наши сны о полетах? Там — не самолеты, не парапланы, не крылья, как у птицы или стрекозы, которые можно было бы счесть ночным отражением дневной реальности. Во сне мы летаем сами. Как, действительно, можно во сне увидеть то, чего никогда с нами не было? Да еще так приблизительно одинаково у всех… Как вы думаете, что же это нам всем такое снится?!

Комментировать Всего 42 комментария
что же это нам всем такое снится?!

Если отбросить измышления Фрейда и какие-то научные исследования по поводу сна, то я бы сказала, что сон - эта наша другая жизнь, на которую влияют наши переживания, эмоции и мысли в реальной жизни. И не только наши мысли, но и мысли тех, кто о нас думает.

Иногда сон бывает на грани реальности. Красивый или страшный. Сон может повлиять на настроение. Но влиять на события в реальной жизни, я думаю - нет. Потому что сон - это отражение,  а не предсказание. 

Сон можно "запланировать" уже в реальности. Можно даже "заказать" встречу, тот же полет, другую страну и т.д.Только вот кошмары приходят сами по себе. И тогда ты просыпаешься от собственного крика...

сон - эта наша другая жизнь...Но влиять на события в реальной жизни, я думаю - нет

Татьяна, я вижу здесь противоречие. Если есть "другая жизнь", и речь идет об одном и том же человеке, то как же одна его жизнь может не влиять на другую? Дорог со строго односторонним движением не бывает. Если дорога вообще есть, то при определенным образом сложившихся обстоятельствах транспорт всегда может поехать по ней в ОБЕ стороны... :)) 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Противоречие?

Не знаю, Катерина. Наверное, не смогла четко выразить свою мысль. Сон - это все так таинственно... и индивидуально. Я думаю, Вы правы, все взаимосвязано. И подсказки, иногда бывают во сне.

Я помню отчетливый сон, когда человек просил меня о помощи во сне, наутро я узнала, что это действительно так - он нуждался во мне, а у меня были выключены все телефоны и интернет. 

Наталья Бехтерева "Магия мозга" - все никак не соберусь прочитать полностью:-))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Тело помнит маленькие опыты невесомости (нас качали на руках, мы качались на качелях, потом горки, ныряния, велик), а душа во сне всё преувеличивает и превращает в БОЛЬШОЙ ПОЛЁТ)).

ОК. Но у большинства из нас есть опыт плавания, ныряния (очень реальный, интересный и не особо маленький опыт). Почему тогда мы ни разу не Ихтиандры в наших снах? ;) И почему это преувеличение (зависящее вроде бы только от размеров фантазии сновидца) имеет такие четкие и почти одинаковые у всех границы? И вот интересно (сейчас попробую послать копию Лене де Винне, если кто знает, так это она :)) - влияло ли как-нибудь на сновидчески-летательные дела РЕАЛЬНОЕ и осознанное переживание невесомости (летчиками, космонавтами), не было ли таких исследований (сейчас ведь летавших в космос людей уже довольно много наберется, есть кого опросить)? 

У Романа Романенко есть интеренсая история - он никогда не падал во сне.

У меня в книгах - взрослая - детская -  про это есть подробнее (он в обоих книгах участвует как один их главныйх героев).

Стандартный способ объяснения невесомости:

- тебе знакомо ощущение падения во сне?

- Да.

- Состояние невесомости, это постоянное падение.

(Кстати, я вчера, когда текст прочла, хотела это написать, но потом решила от греха подальше - а то вдруг еще любители полетать найдутся. Но раз Вы спрашиваете, пишу :-)

Так вот , у Ромы ответ на вопрос "ты падал во сне" вот такой:

"Нет, не падал, ощущение не знакомо. Зато, сколько себя помню, если во сне бывали проблемы, то всегда мог взлететь и от них оторваться. Ну а потом приземлиться, где нужно".

А на тему влияния, по мнению Франка, Роман феноменально быстрро адаптировался к условиям невесемостив  первом полете. У людей занимает некоторое время ощутить, как "пользоваться телом" в соврешенно новых условиях. Роман, как влетел на Станцию, так и повел себя как человеек, попавший с вою естественную среду.

Например, когда "зависаешь в воздухе", то есть некое "свободное колебание". У Романа его нет. Я с ним как-то разговаривала по видео. Так он в расслабленно сложив ноги по-турецки висел в воздухе, я думала картинка застыла, настолько он был неподвижен. Ан нет - просто внимательно слушал. Я таких естественно неподвижных больше не встречала :-)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я помню видео, где Роман (же?) изображает в невесомости кого-то из супер-героев! :-)

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Лен, мне кажется, ощущение полета и ощущение падения - это два совершенно РАЗНЫХ ощущения. Второе - ощущение загнанности, бессилия, вся гамма от страха до ужаса. Первое - удивление, победа, восторг, вдохновение и еще что-то немного странное потом, уже в вернувшейся реальности (смущение? ощущение сакральности? Тайного знания? - Вы обратили внимание, что никто не написал о своем опыте ночных полетов? А прикиньте, я спросила бы о чем-нибудь совершенно вроде бы сравнительно со сновидческим  полетом неинтересном и слабом - ну например, пили ли Вы портвейн и как оно было? А какой вкуснее? :)) - из десяти тысяч просмотров наверняка нашлось бы хоть полдюжины человек, которые описали бы СВОЙ портвейн).

Мой-то вопрос к Вам: нет ли чего об ИЗМЕНЕНИИ снов о полетах после реального переживания невесомости? 

Увы, из того, что слышала естественным образом - нет. Специально никого не спрашивала.

Часто повторяющийся ответ на вопрос, что снится в космосе - земля, по дому скучаю.

Не той психики люди там оказываются, чтобы интересные ответы на наши с вами вопросы у них были :-)))

Ответ Франка - мне и на земле ничего не снится, и в космосе ничего не снилось.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Поняла. Никакому "прикосмическому" психологу пока не приходило в голову поинтересоваться, не изменились ли сны людей ПОСЛЕ пребывания в космосе, и сделать из этого свои далекоидущие (ну хоть до кандидатской диссертации) выводы... :))))) 

Может и приходило :-) Вот только трудон представитьт (а) как можно систематизировано завать вопросы про сновидения так, чтобы они коррелировались по базовым параметрам, на основании которых можно было бы что-то статистически обоснуемое просчитывать и (б) сильно сомневаюсь, что космонавты (и в целом летчики) склонны делиться снами (и вообще любой лишней информацией) с психологами. Потмоу что неизвестно, кто где сможет какую инфомрцию прочесть, ненужные выводы сделать, карьеру испортить.

как можно систематизировано завать вопросы

Ну, конечно, это только если есть какая-то изначальная рабочая гипотеза, которую нужно либо подтвердить или опровергнуть, и удалось заручиться согласием к сотрудничеству самих космонавтов именно по этой гипотезе (они не видят угрозы со стороны психолога и видят научный интерес :)). Но я-то именно таким случаем и поинтересовалась в связи с комментом выше. Рабочая гипотеза: полеты во сне - рудимент и-или атавизм личных или коллективно-видовых (или скорее, родовых) переживаний невесомости. Если речь идет о личном, то мы с высокой вероятностью получим изменение сновидчески-летучих переживаний у космонавтов (полет в космос не сравним с качанием на качелях). Если у них ничего не меняется, эту гипотезу можно и отложить в долгий ящик...

ПС Но если невесомость действительно можно сравнить именно с ощущением падения, а не сновидческого полета, так ее и сразу можно отложить :))

Для начала надо неким объективным образом сформулировать "анекту сновидений". Что уже представляется трудно осуществимым.

И потом, сколько должно быть объектов исследования в таком изначально нечетком эксперименте, чтобы данные были статистически значимыми?

сколько должно быть объектов исследования в таком

Лена, я именно научные эксперименты ставила только на мышах, да и то бесконечно давно :)) - поэтому строгого знания у меня нет, но судя по чтению всяких условно реферативных от вроде бы научных вещей про всяких "британских ученых" от психологии - берут группу студентов одного института человек в сто пятьдесят (максимум, иногда их и пятьдесят бывает), ставят очень сомнительный и совершенно невалидный на мой взгляд эксперимент, и та-а-акие выводы делают, что я просто балдею... :))

Понимаете, когда нужно ответить на вопрос "Что это?" - тут да, очень сложно анкету и вообще все сделать. А когда на вопрос - "Меняется ли оно после... - да или нет?" - тут уже все много проще, так как, когда интересуют не абсолютные значения, а только их разность, многие вещи автоматически нивелируются.

Просить субъективно сравнить до и после то, что в принципе невозможно объективно измерить - думаете, есть смысл?

Не, ну все опросы людей в той или иной степени субъективны, если люди при этом не подключены к какому-нибудь прибору или не сидят внутри томографа.

А так почему же невозможно? - видел человек "летучие" сны до сознательного попадания в невесомость или нет? Какие они были по содержанию? Какие чувства вызывали? Что с этой темой стало после полета в космос? - и тут чем больше прошло времени после полета тем интереснее. Вдруг что-то и вправду меняется? (Хотя я-то думаю, что нет, вряд ли это сугубо личный опыт, уж очень эти сны странны и единообразны...)

Субъективны - да. Но есть всякие методологии, которые я уже вменяемо объяснить не сумею, как опросники валидируются, и начания с какой величины сигма в какой-то мудреной формуле из статистического анализа считаютс приемлемыми для коррелируемых исследований. Я все это была вынуждена проделываться, когда диссертьацию по психологии делала. И найти приемлемые для диссертации - то есть валидированные академическим миром - психологические опросники, было невероятно сложно. Со времен учебы (а это уже больше 10 лет назад) помню, что из типовых анект самые хорошие показатели у типологии Майерс-Бригс (экстраверт-интроверт и т.д.), но и та - минимальная из допустимых для использования в исследованиях, которые будут рассматриваться как состоявшиеся.

А чтобы собрать, например, 50 комплектов данных космонавтов, собирать надо лет так несколько - в самом лучшем случае... Летает-то их не много. и не все делают эксперименты всех партнеров. То есть если делать только на российских космонавтах - 50 человек лет за 15 опросите. Больше шансов преуспеть с таким предложением, если только до и после полета опрашивать - полетное время экипажа не просить - это самый дорогой ресурс.

Л-е-е-ен... :))) Я же не собиралась ни разу никаких экспериментов на космонавтах ставить! :)) Я просто прочитала коммент Ксении Букша вверху, сразу сообразила, как можно было бы проверить ее гипотезу (разделить личный и "видовой" сновидчески-полетный опыт) и решила у Вас спросить: вдруг кто-то уже также промыслил и чего-нито такое проделал и написал (в общем-то ведь на поверхности лежит, и вполне в стиле "британских ученых" :))?

ПС А опрашивать по этому поводу можно вообще в любое время, хоть в первый день, как человек попал в отряд космонавтов (это будет "до") и когда с его полета уже сорок лет прошло (это будет "после"). То есть в качестве "подопытных" годятся вообще ВСЕ люди, которые когда-то были в космосе и-или испытывали состояние невесомости в иных летных условиях (эти сны и ощущения от них, у кого они есть, и особенно повторяющиеся, вообще никогда не забываются,  в десять лет человек их видел или в шестьдесят - в том-то и прикол темы). Особенно прикольно оказалось бы, если бы изменения появлялись бы допустим к старости, или через десять лет после полета, или после выхода на пенсию (ну, мозг там чего-то похимичил и выдал...) 

Британские ученые на пройдут. Великобритания очень мало вкладывает в программу МКС :-))))

И как делать скиду на неточность воспоминаний и ее связь с отдаленностью событий? :-)))

:-) Самый удивительный полет во сне был таким: все вокруг ничем не отличалось от моей обыденной реальности - моя комната, гладильная доска с папиными рубашками, недочитанная книга на кровати, кот... Я встала с кровати и поняла, что летать - это просто, что я это умею, надо просто поднять вверх руки и легонько оттолкнуться от пола. А дальше - как будто плывешь в воздухе. Я взлетела и тихонько полетела под потолком, обогнула люстру и, посокльку кот Тимошка испуганно смотрел на меня снизу, я не удержалась, и "спикировала" на него, напугав его еще больше и заставив сбежать... Эту часть я помню очень отчетливо, хоть этому сну уже больше 25 лет :-) а вот дальнейший полет на улице - не помню детально. Только ощущения от ветра и "притрагивания" прохладных тополиных листочков на коже...

Просыпаться было обидно. И иногда мне до сих пор кажется, что просто надо вспомнить, КАК правильно поднять руки и оттолкнуться...:-) но вот шагать с высоты мне никогда бы в голову не пришло!

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Анна Зарембо

шагать с высоты мне никогда бы в голову не пришло

У Феди была теория, что кроме правильной психологической подготовки нужна еще и инициация - дескать в критических обстоятельствах психологически подготовленный (отрешившийся от изначально неверного ощущения невозможности полета) мозг "вспомнит", как это делается. :(( 

ПС И, согласитесь, что вот это, Вами описанное, не имеет совершенно никакого отношения к обезьяньим "прыжкам по веткам" из коммента Александра ниже? :))

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

С ПС совершенно согласна! Тот полет не был ни падением, ни прыжками. Больше всего ощущение похожи были на плавание, но без сопротивления воды.И, Катерина, ведь вспомнить-то и надо совсем немного...:-) но едва ли мы сможем вспомнить. Слишком ноосферу мы негативом перегрузили...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

вспомнить-то и надо совсем немного...:-) но едва ли мы сможем вспомнить

Ну вот, десятилетний мальчик увидел в этом свое призвание... 

Мне еще помнится полет во время наркоза... Но о нем я тут распространяться не буду.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я во сне не только летаю описанным вами образом, но иногда (чаще) очень высоко и приятно прыгаю (например, через большие дома), а иногда действительно плыву (на спине, где-то высоко), ещё снилось, что дышу в воде (сижу в стакане, сверху наливают газировку, и меня щекочут пузырьки))). А недавно снился сон про то, что я летаю в дожде, по ночному городу, то ли летаю, то ли плаваю, и мне помогает так делать то ли дождь, а то ли свет вокруг. Так что у меня нет таких чётких границ между плаванием и летанием во сне. Тут главное, что тебе приятно и ты сам можешь управлять, а не падаешь и тебя не подбрасывает. Такие сны тоже бывают. Например, мне снилось много раз, что я улетела вверх (как на большом воздушном шаре), и лечу-лечу-лечу, и меня уносит выше-выше от земли, отпуститься я не могу, и наверху уже космос. Падение вверх. Жуть! ))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Падение вверх. Жуть! ))

 А у меня есть фирменный повторяющийся сон про лифт, который идет вверх и ничто (даже окончание строения) не может его остановить - я это понимаю, но ничего не могу сделать, и мне остается только гадать, куда же это я, собственно, на этом лифте еду...

Эту реплику поддерживают: Ксения Букша

Брахиация

Виктор Дольник, этолог, в своей книге "Непослушное дитя биосферы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей" пишет, что это в нас просыпается (просыпается во сне... хмм...) древний инстинкт, сохранившийся с того времени, когда наши предки занимались брахиацией, т.е. перепрыгивали с ветки на ветку, хватаясь за них руками. Наверное, все хоть раз видели в фильмах, как это делают современные обезьяны. Отсюда и небольшая высота, отсюда же и ночные кошмары, когда вдруг неостановимо падаешь, падаешь -- и просыпаешься в ужасе с отчётливым ощущением, что так оно и есть -- упал! Но, слава богу, упал в собственную постель. Уф!

На мой взгляд автор книги иногда слишком много на себя берёт -- в том смысле, что выдаёт свои мнения за установленные факты. Но мнения у него всё же достаточно глубоко обдуманные.

Александр, я когда-то конечно читала книгу Дольника и во многом согласна с Вами в ее оценке.

Но наши реальные предки прыгали по веткам ОЧЕНЬ давно (мы же от саванных гоминид произошли или уж от прибрежных каких-нибудь :)) Если сохраняется такая давняя вещь, то почему не сохранился еще какой-нибудь явный и и у всех во сне регулярно повторяющийся опыт из тех давних времен? И главное: почему нам снится именно полет, а не вот это "прыгание по веткам" - я даже представляю себе, как это может сниться - весьма эффектное ощущение наверное (все мы о нем думаем, когда видим воздушных гимнастов в цирке), но я не знаю никого, кому снилось бы именно это...

Полёты во сне и наяву

Описание полёта Алии удивительно напоминает полёт Маргариты! Полный восторг. Я сам, к сожалению, никогда не летал -- ни как Алия, ни как Романенко. Только падал. Может быть, именно поэтому рассуждения Дольника показались мне правдоподобными.

Вышли мы все из саванны, это правда, но, говорят, до этого всё же на ветках прыгали. Но дело не в этом. Все согласны, что многие поведенческие структуры записаны у нас в генах, но как именно они там записаны, и как эта запись прочитывается и преобразуется в поведение -- это полная загадка. Вот я недавно где-то читал, что одни и те же гены у птиц отвечают за пение, а у человека -- за речь. Но ведь птицы не являются нашими предками. Тем не менее какие-то общие гены у нас с ними нашлись. У Станислава Грофа (которого Вы наверняка тоже читали) в опытах с ЛСД некоторые испытуемые демонстрировали поведение, свойственное ящерицам.

Меня порой ещё больше удивляет вот что. Мы очень мало знаем о наших далёких предках, но некоторые вещи всё же можем сказать с полной определённостью. Совершенно ясно, что они никогда не играли на скрипке и никогда не изучали когомологии пространств модулей спинорных структур. Откуда же сегодня берутся люди, обладающие ВРОЖДЁННЫМИ способностями к этим занятиям? То, что эти способности являются именно врождёнными, следует из их гигантской вариативности у разных людей.

А мальчику я бы на месте родителей купил батут.

Природа экономна, Александр. Я думаю, когда-то эти вариативные способности были чем-то другим - например, тонким и мгновенным расчетом, выдержит ли мой вес эта ветка, или умением удерживать лапкой четыре ореха одновременно :)))

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин, Алия Гайса

Но откуда же тогда наши сны о полетах?

У меня, как дилетанта, объяснение простое - сны отражают, кроме всего прочего, и наши детские мечты и стремления, о которых мы не помним. Наверное, самое главное в самовзрослении ребенка - это подражание, желание сделать что-то, и так, как делают это окружающие его люди и животные.

И всё у ребенка со временем получается, кроме летать... И почти каждый день, ещё бессознательно, малосознательно и уже почти сознательно ребёнок видит, как взлетают воробей и голубь, как парит в небе какая-то другая птица... Но видит он и другое - летают те, у кого крылья (собаки-кошки-ёжики бегают, а летают только после пинка).

Сейчас, правда, детки уже не те, в памперсах и колясках до школы родителями опекаемы. А мы носились, бегали, махая руками, растопырив руки, подпрыгивали и реально рвались оторваться от земли! И пытливый детский ум подсознательно находил решение - надо захотеть, надо накопить эту хотельно-летательную энергию и просто взлететь! 

И это стало получаться! Но только, увы, во сне...

P/S/

пару раз в году летаю во снах до сих пор

всегда взлетаю за счёт накопленной силы, которая в процессе полета расходуется и приходится приземляться, но, иногда, быстро восстанавливается и снова в полёт!

иногда взлетаю с места, иногда с шага, редко с лёгкого бега

никогда не машу руками для полёта

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

То есть, Вы полагаете, что дети учатся летать во сне все-таки индивидуально, в процессе онтогенеза? И у всех оно получается приблизительно одинаково и совсем-совсем не похоже на полет птиц, бабочек и т.д.? И лет до семи-десяти (когда там ребенка настигает описанный Вами инсайт?) полетов во сне не бывает?

Если честно, то я не помню, когда начал летать во сне, но думаю, что основа этого закладывается до трёх лет. А то, что у всех это получается приблизительно одинаково - так ведь мозг наш у всех устроен тоже приблизительно одинаково, и все мы приблизительно одинаково учились ползать, ходить, говорить...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

сейчас "пытал" девочку Софию пяти лет про полёты во сне: она мне поведала, что летает давно и для полёта машет рукамми как птица или бабочка... я в шоке

Справедливости ради: такие маленькие дети не всегда отличают сны от своих фантазий и даже желаний - где что было. Особенно, когда об этом рассказывают взрослым... :)))

Да, она старалась мне понравиться...

ох уж эти женщины... даже маленькие...

Вспомнился болгарский фильм "Барьер" со Смоктуновским в главной роли. В фильме необыкновенной красоты девушка умела летать, а в конце фильма она разбилась.

----------------------------------------------

Я помню, что после просмотра несколько дней была как пришибленная, была-то совсем ребенком. Тоже все размышляла о возможности человека летать. 

А сейчас я иногда тоже летаю во сне, но скорее как Икс-мены или супер-герои - стремительно, очень быстро, в костюме-комбинезоне. При этом я выделываю всякие пируэты, вхожу в винт, резко торможу (в полете) и меняю направление. Очень здорово! 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да, да, Кристина, я помню этот фильм, кажется, он был поставлен по роману какого-то балканского писателя и я как будто даже читала этот роман...

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Алия Гайса

"Барьер" Павла Вежинова. Книга тоже так и называется...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Однажды мне приснилось, что я просыпаюсь в незнакомой комнате. Пдхожу к окну, чтобы понять, где я. Я увидела небоскребы и зарево, как в военное время ночью.  Очень удивилась во сне от догадки, что передо мной Нью-Йорк. и тут я увидела, как в высотку летит самолет, врезается. Через несколько секунд тоже самое происходит с другой, рядом стойщей высоткой. Мне становится страшно и я прячусь под кровать.

Проснулась в под впечатлением, а потом, как это обычно бывает, по мере исполнения ежеутренних ритуалов и подготовке к выходу из дома, сон и эмоции стерлись и забылись. Во время завтрака я вклюучила телевизор и обомлела. В новостях транслировали информацию о чудовищном терракте с использованием самолетов в Нью-Йорке. Это было утро 11 сентября 2001 года.

Я верю снам. В них всегда есть информация "или о прошлом, или о будущем". Просто некоторая информация уже скрыта за ненадобностью, это вроде как сознательный рудимент, а другая ещё скрыта, поскольку мы не имее навыков, чтобы  использовать её правильно.

В тайне мечтаю, что раскрытие секрета снов (что это, откуда и почему) придется на мой век.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова