Катерина Мурашова /

Упражнение на человечность

Как ответить на вопрос подростка, который видит, что мы все за мир и против войны, а все популярные продукты культуры — в огромной степени о войне

Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press
+T -
Поделиться:

Они пришли вдвоем, редким для моей поликлинической практики составом: отец и его почти взрослый сын.

Похожи друг на друга, оба рослые, статные, с твердой линией губ и внимательными серыми глазами. Такие не придут с пустяком, решила я, только с чем-то действительно важным. Мне моментально захотелось им помочь.

— У нас в семье все в порядке, — сразу сказал отец, назвавшийся Владиславом. — Есть, конечно, проблемы, и конфликты бывают, но не такие прям, чтоб к психологу бежать. Сами решаем в рабочем порядке. Так получилось, что дочь у нас ближе к матери, а Андрей — ко мне. Мне это кажется нормальным, и жене тоже. Парень все-таки, мужик уже скоро будет. То есть я в его жизнь особо не лезу, не вижу необходимости, человек не батальон противника, чтобы за ним следить, но если возникают вопросы или запутки какие-то, так с детства повелось, что он их скорее со мной обсудит, чем с матерью — вот что я хотел вам сказать.

— Да, поняла, — кивнула я. — И вот сейчас у вас возникло — что? Вопрос или запутка?

— Вопрос. Важный для Андрея, как я понимаю. Обычно у нас ведь с ним бывает как? По школьным его делам что-то, или техника какая-нибудь, или компьютер — тут я могу, разбираюсь потому что. Или вот если деньги на что-то нужны, это тоже обсудить можно. Про всякое искусство еще бывает спросит: пап, а вот этот фильм, как тебе оно, или музыка, или книга — я ему честно отвечу, если смотрел или читал, а бывает, что и специально посмотрю или послушаю там, но тут понятно, что мое мнение ему не указ, на вкус и цвет… сами знаете. Изредка про ребят что-нибудь спросит, по-всякому ведь с ними отношения складываются… тут я обычно из своих тех же лет чего похожее вспомню, то и расскажу. У мальчишек, да и у девчонок ведь разборки между собой всякие, они от времени зависят, конечно, но если в корень посмотреть, так окажется, что не так уж у разных поколений и отличаются…

— Андрей, в каком ты классе? — я видела, что Владиславу почему-то трудно говорить о сути того дела, с которым они ко мне пришли. Может быть, Андрей скажет сам?

— В десятом.

— Чем-то, кроме школы, еще занимаешься?

— Да, прыжки с парашютом.

— Где же это?

— В клубе ДОСААФ (Добровольное Общество Содействия Армии и Флоту. — Прим. авт.).

— Ой, а они еще есть?! — искренне удивилась я. Во времена моего детства я немного имела дело с данной системой: именно через эти клубы тогдашние подростки выращивали собак-овчарок для службы на границе.

— Есть и никогда никуда не девались, — ответил за сына Владислав. — Очень рекомендую. Все занятия для детей и подростков бесплатные.

— Спасибо, — серьезно поблагодарила я, открыла свой журнал на соответствующей странице и записала туда координаты клуба. Потом снова подняла взгляд.— Андрей?

— Скажите, ведь война — это очень плохо? — спросил юноша.

— Отвратительно! Ужасно! Хуже ничего не может быть! — откликнулась я и тут же подумала: Владислав не носит форму, но по всем признакам имеет какое-то отношение к армии. Неужели сын заделался убежденным пацифистом и на этой почве в данной симпатичной семье произрос конфликт отцов и детей? Но почему же они пришли с этим ко мне, в детскую поликлинику?

— А почему вы пришли ко мне? — спросила я вслух.

— Жена была у вас с дочерью, когда у нее конфликт был в классе с девочками. Она сказала, что вы разговариваете не как психолог, — сказал Владислав. (Я не поняла, комплимент это или обвинение со стороны матери семейства, но уточнять не стала.)

— Я в детстве вашу книжку читал, — сказал Андрей. — Про мальчика, который не взял меч, хотя ему говорили, что он — его.

Точно пацифист! — окончательно решила я. Отцу-то, наверное, как странно и неприятно, он же этому жизнь посвятил… А парню? Видно же невооруженным глазом, что отец для него более чем в авторитете…

— Кто вы по специальности? — спросила я Владислава.

— Военный инженер. Специалист по ракетам, системам наведения… Мой отец, Андрея дед, тоже всю жизнь проработал в оборонке.

— Угум… — ничего более вразумительного я сказать не смогла.

— Войну все разумные люди ненавидят, — сказал Андрей. — Она — зло, причем абсолютное зло, потому что там окончательно и бесповоротно убивают людей. Всяких, не разбирая, кто плохой, кто хороший, кто прав, кто не прав. У нас сейчас в мире такое общество, когда войну осуждают, так? И хорошо бы ее нигде и никогда не было, так? Но тогда как же можно объяснить, что все самые продвинутые люди только ею и занимаются?

— Как это? — изумилась я.

— Вот, это тот самый вопрос, на который я ничего не смог ему ответить! — воскликнул Владислав. — Сами понимаете, с моей биографией… Андрей, объясни доктору подробнее!

— Назовите, пожалуйста, любой, но только очень популярный сейчас фильм и книгу, какие вы знаете.

— «Игра престолов», книга и фильм, — быстро сказала я.

— Очень хороший пример, — горько улыбнулся Андрей. — Но речь не только о нем. Возьмите практически любой популярный фильм, получивший хорошие сборы. Возьмите книги популярных авторов. Посчитайте, сколько они там старательно пытаются друг друга убить, рубятся на мечах, воюют, стреляют в своих врагов из пистолетов, автоматов, гранатометов, волшебных палочек и бластеров, убегают, нападают, сколько сцен битв, преследований всякого рода, подготовки к ним и т. д.,  и сравните это суммарно с продолжительностью чего угодно другого там же. Ну хотя бы как люди едят, играют с детьми или животными, рисуют, разговаривают, любуются природой, ну пусть даже занимаются любовью. Вы знаете, что у вас получится?

— Догадываюсь… — осторожно сказала я.

— Даже в мультфильмах практически то же самое. Про компьютерные игры я уж не говорю. Там если кого-нибудь с утра не замочил, жизнь не удалась в самом прямом смысле. И все это без перерыва создают во всех развитых странах самые креативные, самые талантливые люди нашего времени, которые, конечно же, если их спросить,  как и вы, скажут, что они ненавидят войну. Вы знаете, как это получается? Кто тут врет и кому?

Пока я старательно прикидывала, хватит ли мне оставшегося времени, чтобы коротенько пересказать Андрею «Агрессию» К. Лоренца или можно отослать мальчика прямо к первоисточнику, в разговор вступил Владислав:

— Он спросил, я задумался и вдруг понял, что сам не знаю. Если мы действительно стремимся к миру, зачем нам все это? Или мы на самом деле не стремимся, а только вид делаем?

— Я думаю, что это нам наследство от биологии! — отрапортовала я.

— Не понял, — поднял бровь Андрей. — Животные не создают компьютерных игр и не снимают фильмы. То есть вы хотите сказать, что когда талантливый или даже гениальный художник собирается написать, допустим, сценарий про мир, ему что-то такое диктует из биологии…

— Рынок ему диктует, как правило, — вздохнула я. — Но биология тоже тут, рядом. И у потребителей продукта, и его собственная.

— И что же вы думаете, война занимает столько места в человеческой истории, культуре, искусстве, и это чистая биология, в лучшем случае  экономика? Ничего собственно человеческого тут нет? — спросил Владислав.

— Есть, наверное, — неуверенно сказала я. — Армейская дружба. Воинская честь. Один за всех и все за одного — в мирное время это вроде как и ни к чему получается. Сплотиться перед лицом врага (а зачем иначе сплачиваться?)…

— Еще один момент! — подхватил мою мысль Владислав. — Упрощение мира. Война как отдых от сложности, многомерности мироздания. Вот мы, и мы правы. Вот они, и они — враги (а значит, заведомо неправы).

— Да! Когда все делится на черное и белое, наш мозг в каком-то смысле отдыхает, расслабляется…

— …И иногда это очень похоже на размягчение мозгов… Мне отец, дед Андрея, рассказывал: они много лет, чуть ли не по наследству воевали с соседним двором, и ему всегда все было ясно. Наши — хорошие и храбрые, а те — трусливые мерзавцы. А потом он влюбился в девочку из того двора, стал с ней встречаться, она рассказывала ему о своих друзьях… и вся его определенность полетела к черту…

— Просто он вырос…

— И поступил в военное училище, — вздохнул Владислав. — А та девушка тем временем вышла замуж…

— Получается, что война — это такой перерыв в упражнениях в человечности? — сформулировал Андрей. — Можно за компом, а можно и в реале?

— Главное — не перепутать, — вздохнула я.

 

У меня нет ощущения, что мы с Андреем и Вячеславом до конца разобрались в этой важной и чрезвычайно актуальной сейчас теме.

Безоговорочное официальное осуждение войны. И одновременно — ее разнообразнейшее обилие во всех видах СМИ, литературе, прочих видах искусства. Это изобилие не пришло к нам из «дикого» прошлого, оно есть сегодня, сейчас. Нам нужна война? Нам нужно о ней говорить, смотреть, думать, играть в нее, читать о ней… участвовать?

Что думаете по этому поводу вы, уважаемые читатели?

Комментировать Всего 34 комментария

Хорошая тема, хороший вопрос... У меня с сынами это постоянный спор, они знают, что я пацифист, а они милитаристы... И в магазине мне могут сказать: "Мама, я знаю, что ты пацифист, но пожалуйста-пожалуйста, купи мне вон тот пистолет, мне он очень нужен". Фильмы о войне и боях вызывают восторг. И единственный фильм, после которого мой старший сын сказал: "А война это оказывается не только геройство, это страшно..." - это советский фильм "Офицеры", после эпизода, где Маша  маленького Ваню оставляет маме Егора. "Как?? Почему она оставляет своего маленького ребенка??? Мамы не должны уходить на войну!".

я буду своим сынам постоянно говорить о том, что война - это ужасно, но еще постояннее я буду им рассказывать о том, что мир чудесен, удивителен, открыт и достоин мира.

А я в возрасте Вашего сына очень удивлялась песне: "Дан приказ ему на запад, ей - в другую сторону, уходили комсомольцы на гражданскую войну..." Причем, я отчетливо это помню, сама война казалась мне тогда совершенно неизбежной (надо же было победить "белых"!) и только все время свербил вопрос: почему, ну почему их командиры  не могли отправить их в ОДНУ сторону?!!

Но почему даже в мирное время так много войны в искусстве, в компьютере и т.д.? Война страшна (с этим никто не спорит), но и привлекательна? Чем?

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

"Война страшна (с этим никто не спорит), но и привлекательна? Чем?"

И в мирное время было принято воспевать былые ратные подвиги в сагах, былинах... Вот ведь, блин..."мы мирные люди, но наш бронепоезд..."

Думаю! Не знаю, Катерина.

Очевидно, что любая война (даже война между дворами) имеет не только экономические причины (как часто думают), как бы ни ужасно это звучало, но она что-то ДАЕТ нам психологически, что-то такое, что очень трудно заменить, например, спортивными состязаниями (хотя пытаются). Но как только запахнет реальным порохом (или хоть булыжники начнут летать) про спорт все забывают, увы, мы сами этому свидетели...

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса, Надя Аль-Ахмед

Может, это потому, что на войне определение героизма очень четкое и понятное, без всяких оттенков серого? То есть со стороны.  Пошел, лег грудью, погиб смертью храбрых.  То есть со стороны оно такое простое, это геройство, никто же не занимается подробным анализом чувств человека, который лег грудью.  А в мирной жизни путь к геройству лежит через тридцать лет грызения науки, или воспитания детей, или ухода за бабушками...трудно!

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Надя, Вы полагаете, что если не всем, то многим хочется "совершить геройство"? А это проще всего именно на войне? Я всегда думала, что это характерно только для героев А.Гайдара. Они совершенно очевидно появляются на страницах его книг, чтобы совершить подвиг и погибнуть. Вы думаете, таких на самом деле много?

Катерина, я не думаю, что многие к этому готовы в реальной жизни. Но мне кажется, что война (не реальная война с кровью, грязью и смертью, а мультипликационная война, где чужие падают налево и направо штабелями, а гибель своего всегда показывается в замедленной кадровке) дает нам удобный и простой для понимания шаблон подвига.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Война как шаблон? Пожалуй, да. "Я бы с ним в разведку пошел" или "не пошел"...

Мне кажется, это перекликается с тем же механизмом,п очему люди смотрят "ужастики". 75% населения таким образом сбрасывает стресс. И лишь 25% реагирует плохо (я например).

Мне кажется, что культ войны в массовой культуры - приближение ужастиков к реалиям - неизбежный результат передозировки. Как наркотика.

Ведь вампира и Фредди Крюгера боишься на уровне архетипа. Но его нет. А то, что можно спроециорвать на свою реальность, щекочет нервы на совсем другом уровне. Ну, тем, кто любит щекотку.

Лена, если бы только "спроецировать" и "сбросить"! Но ведь как самый яркий и "живой" эпизод своей жизни войну (военную службу) зачастую вспоминают РЕАЛЬНО воевавшие люди, которых никак не заподозришь в том, что они "не представляют себе, как на самом деле..."! Именно там, на войне - "настоящая дружба", "настоящая верность" и т.д. А у "шпаков" все такое пресное... Известное, кстати, психологам дело - воевавшие люди с трудом вписываются в мирную жизнь в том числе потому, что все им тут кажется "не так". А у АН ТОлстого есть прекрасный рассказ "Гадюка" о женщине, вернувшейся с Гражданской войны...

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина, Анна Зарембо

Да, это другая категория, не та, о которой я написала.

Ностальгия по острым ощущениям. Перемолотый до экстремума опыт того, что описывается фразой Life starts at the edge of your comfort zone = Настоящая жизнь начинается на границе твоей зоны комфорта.

Гм. Мне кажется, что любая война НАЧИНАЕТСЯ и уж тем более ПРОДОЛЖАЕТСЯ не на границе, а ЗА границей любой привычной мирному времени комфортной зоны. Я даже склонна считать, что война формирует свою особую, военную "зону комфорта", которая для выживших прекращается с ее (войны) завершением. У моего дедушки был знакомый (они с ним в шахматы играли), который говорил: "мы так прекрасно жили в партизанском отряде..." - Вы можете себе это представить?!

Катерина, а не привлекает ли людей военное четкое разделение на своих и чужих, следовательно - правых и неправых? Я тоже слышала от воевавших: "Там все было ясно и понятно, это враг, это свой"

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова

Несомненно! Но еще и следующие из этого "особые" отношения между "своими". Возможность доверять, обретение не только видимого врага, но и четкого "тыла". Очень ценная вещь, о которой в обычной жизни можно только утопически мечтать. Тоже много где описано, а можно было бы и из недавнего на снобе поискать цитаты. Вот буквально вчерашнее помню, у Артема из Киева: "во время первого Майдана можно было обнять любую девушку, если она была с соответствующей ленточкой" 

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса, Инна Пополитова

То есть, теоретически, если человек всех воспримет как "своих" - то упоение войнушками не нужно? Эх... ну это же библейское благорастворение воздусей!!!

В том-то, блин, и дело, что наш мир по базовым законам на всех своих уровнях (включая физико-химический) устойчиво существует только в условиях бинарных оппозиций: плюс-минус, тьма-свет, свои-чужие, добро-зло... Однополюсной мир (все свои или, равным образом, все чужие), видимо, просто неустойчив в рамках законов, наличествующих в этой вселенной.  

Н-да... и как жить пацифистом-то?

Да, к сожалению я могу себе это представить... Ибо сталкиваласть, пусть и в метафорическом смысле слова, неоднократно.

Необходимость выживать придает жизни смысл.

"Необходимость выживать придает жизни смысл."

ага... и сакральности тоже придает

А сакральность - значимости, а значимость - смысла. И так по замкнутому кругу. Саморазрушения.

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Только саморазрушения? Но ведь мой Андрей именно с этим и пришел: если война, убийство это плохо, то почему она так активно питает человеческое творчество практически во всех его ипостасях? 

Ну круг-то замкнутый. Сакральность, однако :-)

Ведь смерть - священна

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ух, какая тема...

Я сейчас много об этом думаю, потому что у нас война и это, к сожалению, дело нередкое. Наверное, нет ни одного мужчины, прошедшего срочную службу в боевых войсках, который бы не воевал в той или иной войне. Либо во время срочной службы, либо как резервист. Их до 45 лет регулярно призывают на сборы, чтобы когда творится такое, как сейчас, можно было мобилизовать специалистов, а не тех, кто не умеет стрелять. 

Никогда нет гарантии, что сутуловатый ботаник по виду типичный "сумашедший профессор" или прожженый бизнесмен не оттрубил больше 20 лет, десантником, танкистом, летчиком, разведчиком или еще кем и воевал как минимум в той или иной войне. При этом героем себя никаким не считает.

Я как-то докопалась до Д. (урожденного в Израиле изобретателя всяких штук для Интеля с 30 летним стажем). Ты же воевал? Вот какой твой самый геройский поступок? Ответ был примерно такой: "Когда шваркнуло прямо рядом с нами, я не обо...ся, а залез обратно в танк и мы поехали дальше воевать". Это очень отражает общее отношение.

В боевых войсках до сих пор служить очень почетно, многие прямо бьются за это право. Один из первых погибших в эту войну мальчиков специально приехал из США, чтобы пойти служить здесь. Но как человек, знающий армейских психологов и общий подход, могу сказать, что к "героизму" относятся очень прохладно - в смысле, если человек горит желанием "убивать гадов", или пойти и умереть за родину, его никогда не возьмут в боевые войска. То есть, лишний романтизм старательно убавляют.

При этом, могу сказать, что во время войны наблюдается невероятная плотность взаимоподдержки и люди проявляют благородство и доброту прямо на каждом шагу. Во время Второй Ливанской, когда изо всех сил бомбили Север, а никакого Железного Купола еще не было, мы сидели на телефонах, бесконечно пристраивая семьи с детьми и стариков в безопасные в те времена районы Центра и Юга. Готовность помочь была потрясающая. 

Сейчас то же самое. Эвакуация смысла не имеет, слишком большие районы под обстрелом, да и Железный Купол слава богу действует, но одни посылки солдатам или похороны, куда приходят десятки тысяч человек чего стоят. 50 тысяч израильтян, идущих молча это само по себе зрелище душераздирающее.

Я еще жила в России во время путча и помню похожее ощущение сплоченности и готовности помочь и невероятную плотность красивых одухотворенных лиц вокруг.

То есть, да, к сожалению, война - "это красиво". Если не в батальном смысле, то в душевном. По крайней мере, для тех, кто в тылу. Те, кто бывает на передовой, практически ничего не рассказывают. Я не слышала от друзей, которые служат в боевых войсках - программистов-снайперов, художников-пограничников, бизнесменов-морпехов и т.д. - никаких "охотничьих историй". Никогда. 

Ну и все то, что уже говорилось в вашей статье, Катерина, и в комментариях мне понятно. Особенно, простота и привлекательность "черно-белости" и однозначности ситуации.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Софья Баскина

"Война - это красиво" Черт побери все, но ведь здесь есть правда. Особенно паскудно думать о том, что это "красивое сплочение и взаимопомощь" происходит обычно с обеих сторон, обе стороны (условные красные и белые) сочиняют про все это красивые песни и мужественные стихи, а потом идут и убивают друг друга...

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

У меня такая же специальность, как и у отца мальчика. Никакого отношения к настоящим военным они не имеют. Просто инженерная специальность такая без всякого идеологического наполнения.

Если говорить о фильмах про реальную войну, то они прежде всего нужны, чтобы ее больше не случилось. Пока люди будут смотреть военную хронику и съемки освобожденного Бухенвальда, фашисты к власти снова не придут.

А игры и фэнтези современные - просто сублимация, на мой взгляд. Кто-то единоборствами занимается, кто-то по виртуальным подземельям носится, постреливая. Имеет такое же отношение к реальной войне, как детская игра в кухню к реальному кулинарному мастерству.

Мария, мне как раз кажется что детская игра в кухню (и в войну) имеет прямое отношение ко всему последующему. Игра - это же обучающая программа, у нас и у животных, нет?

Ну почему? В современном мире масса игр (или других занятий непроизводительного плана), которые просто удовлетворяют какие-то потребности человека в более разнообразных эмоциях, но не более того. Думаете все успешные компьютерные вояки хоть чем-то будут полезны в реальной битве, особенно современной? Очень сомневаюсь. 

У моего брата самый позитивный опыт связан с армией. Вот именно то, что просто, что братство, адреналин, его успешность, его место. Потом, когда были проблемы с работой, уходил контрактником в Чечню и возвращался помолодевший, окрыленный, вдохновенный. Как он преображается, когда рассказывает о своих друзьях, все это бесконечное "да мы!", "да мы так!" 

И игрушки. Ну вот сейчас все его армейское братство сидит по всей стране в "танчиках". Ему ежечастно сваливаются сообщения о развитии игры. Т.е. он живет, работает, разговаривает, любит-- а посреди этого звякает телефон с сообщением о ходе боев. Его друзья на посту, берут свои высоты, отбивают ресурсы. И он каждый день отдает себя этой вахте. 

Ну и слава богу, что мужики нашли себя в этом. Потому что я на него смотрю и держу за спиной пальцы накрест, что они не снялись всей своей бригадой на реальную войнушку сейчас.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Мария, а Вы уверены, что современные подростки уверенно отличают фильмы "про настоящую войну" от какой-нибудь кровавой саги типа "игры престолов"?

Конечно, отличают. Они же не идиоты. Каждый знает, что биться с компьютерным врагом и получить по зубам реально - две большие разницы.

Катерина, спасибо за историю и, особенно, за упоминание Лоренца и биологии!

(техническая маленькая поправка - везде в тексте Владислав, в последних абзацах Вячеслав... на случай, если Вы можете поправить или будете печатать еще где-то))).

Спасибо, Софья! Я, к сожалению, сама поправить не могу (это не я публикую истории, а редакция), но, может, увидят, отредактируют :)

Лоренц - мой любимый автор, мне кажется, многие вещи вообще нельзя понять, минуя его изыскания.

Согласна про Лоренца!

И про этологию вообще :) Естественно!

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

На мой взгляд, вы сразу и правильно ответили на поставленный вопрос. Война - это абсолютное зло, а «зло нельзя победить, ибо борьба с ним и есть жизнь». Существует огромная разница между борьбой со злом и войной. Я не уверен, что в русской культуре эта разница хорошо заметна.

Обратите внимание на то, что в разных странах война и убийства не так популярны как это кажется: Nielsen Top10. При этом, там где война и убийства присутствуют, разделение на своих и врагов как раз и является главной трагедией. Один из моих самых любимых сериалов Battlestar Galactica довольно полно раскрывает эту тему. Также рекомендую замечательный сериал и фильм Firefly / Serenity в котором можно обнаружить философский подход к теме агрессии.