Юлия Гусарова /

Юрий Кара: Голливуд не пускает наше кино на большой экран

Вчера Юрий Кара выступил с идеей запретить показ американских фильмов в России. Режиссер рассказал «Снобу», как в десять раз больше кинотеатров помогли бы отечественному кино, что мы будем в них показывать и как его инициатива может заставить Обаму отменить санкции

Фото: ИТАР ТАСС
Фото: ИТАР ТАСС
+T -
Поделиться:

ССтанислав Говорухин высказался за то, чтобы к Голливуду применять «мягкую политику», а вы предложили более радикальную идею: запретить американские фильмы. Почему?

В первую очередь, я заботился о прокате наших фильмов, которые, к сожалению, сейчас не имеют возможности попасть на большой экран. Я являюсь академиком «Золотого орла», и каждую осень мне присылают примерно 60 фильмов, сделанных за год. Из них в прокат выходит 5-10 фильмов, остальные вообще не доходят до нашего зрителя.

СКак так получается?

Во-первых, у нас очень мало кинотеатров: на всю страну у нас чуть больше 2 тысяч экранов, а в США их 45 тысяч. В СССР было 30 тысяч экранов. Нам нужно как минимум в 10 раз больше кинотеатров, чтобы отрасль кино могла полноценно функционировать. Во-вторых, наша система совершенно безалаберна: ты не знаешь, когда закончишь фильм и когда он выйдет. В Голливуде плановое хозяйство на три года вперед. Они еще до выпуска фильма планируют, в какой день состоится премьера, и не дай бог в одном уик-энде пересечется «Гарри Поттер» с «Матрицей». Эта система позволяет производителям фильмов «пакетно» договариваться с кинотеатрами — создают пакет из двух блокбастеров и нескольких проходных фильмов. Таким образом они закрывают собой все сеансы. Знакомые прокатчики говорят мне, что ради меня они не могут ни одного сеанса уступить, потому что им из-за этого не дадут «Аватар-2». Так получается, что наши фильмы никто не видит и не знает, плохие ли они, хорошие ли. Меж тем фильмы у нас сейчас делают отличные, и так получается, что наш кинематограф работает впустую.

Средний голливудский фильм имеет бюджет, наверное, в сто раз больший, чем наш, а также намного больший бюджет на продвижение. Мы кое-как можем найти деньги на производство, но на продвижение ленты в кинотеатрах требуется минимум полтора миллиона долларов, чего уже практически ни у кого нет. Мы с Голливудом находимся в неравных условиях. Налицо недобросовестная конкуренция. И для того, чтобы не столько нас уравнять, сколько дать нашим фильмам возможность быть посмотренными, Мединский еще давно предлагал ввести квоты на русские фильмы, как во Франции, чтобы зрители могли смотреть отечественное кино. Его идею тогда поддерживали.

Когда говорят, что наше кино смотреть не будут, я отвечаю: извините, наша эстрада ведь победила (я не говорю, правда, о качестве), сериалы практически на всех каналах показывают только наши, хотя еще лет 10-15 назад сериалы были в основном аргентинские.

Мы дружим с другими членами БРИКС, но тем не менее у нас в прокате нет ни одного бразильского или китайского фильма, хотя кинематограф в Китае на высоком техническом и художественном уровне; недавно я был в жюри кинофестиваля в Китае и лично в этом убедился. Я не говорю даже об индийском кино: хоть я не очень большой его поклонник, я знаю, что оно пользовалось не меньшей популярностью у нашего зрителя, чем американские фильмы, по крайней мере, у женской аудитории. Сейчас в прокате один Голливуд!

Обама пытается сделать Америку и Россию врагами и искусственно поссорить. Но мы должны быть друг другу полезными. Если мы наложим запрет на прокат американских фильмов, деятели Голливуда, которые вывозят отсюда миллиарды, ему объяснят, что мы друг другу важны и нам не надо ссориться. Я бы хотел, чтобы он понял, что лучше вести совместную борьбу с терроризмом, со СПИДом, с лихорадкой Эбола.

СПочему наш кинематограф не работает так же успешно, как Голливуд?

В советские времена кинематограф работал по плановой системе, было Министерство кинематографии, кино было не только искусством, но и огромной отраслью промышленности. А после перестройки он был переведен на европейскую модель: производством занялась куча разрозненных маленьких независимых студий, Мосфильм стал просто какой-то базовой площадкой, на которой можно было достать аппаратуру. Из-за этого возникли хаос и неопределенность. Если бы еще была квота на русские фильмы, было бы еще терпимо. И уж если сейчас, на почве санкций, наше правительство так задумалось о развитии сельского хозяйства, то почему бы ему не задуматься и о поддержке нашего кино?

СЕсли запретят американские фильмы, схлопнется бизнес у прокатных компаний, например, у «Кино без границ».

А вы не думаете о тех пятидесяти российских продюсерах, чьи фильмы ежегодно не выходят в прокат? А огромные съемочные группы, актеры, режиссеры? Наши фильмы никуда не берут: ни на телевидение (для них, видите ли, это кино — неформат), ни в кинотеатры, потому что у наших лент нет огромных денег на раскрутку. Один Сэм Клебанов, что ли, человек? Ну, пусть подождет чуть-чуть или выпускает только наши картины. А об остальных кто должен думать? Наверное, депутаты, которые получают свои огромные зарплаты. Я ведь не депутат.

СХотя в последнее время у нас стали делать «народные» фильмы вроде «Поддубного» и «Легенды №17», в целом русский кинематограф ассоциируется с аскетичным, при этом тяжелым и задумчивым видеорядом, нагруженным смыслами. Зритель идет в кино, как правило, развлекаться, а не задумываться, и, боюсь, нам будет сложно конкурировать с продавцами wow-эффекта, принципиального для голливудских фильмов. Сможет ли массовый зритель переквалифицироваться в созерцателя глубокого русского кино?

Я не за запрет американского кинематографа, я за то, чтобы зрители могли видеть наши фильмы, имели возможность выбирать из разных жанров. Зачем тогда их производить, если их не могут посмотреть? Или не делать их совсем, или, если мы их делаем и сделали, у нас должна быть возможность их показать. Может, нашему правительству стоило бы запустить социальную программу по строительству кинотеатров для русского кино. Я не за то, чтобы всех лишать голливудских блокбастеров, а за то, чтобы мы имели возможности тоже иногда заносить в кинотеатры наши фильмы.

СВсегда есть опасение насчет того, что наш ответ на санкции, затягивающий в борьбу новую отрасль (в данном случае сферу культуры), незамедлительно повлечет за собой симметричный ответ. Вы не боитесь, что после предложенных вами санкций запустится цепная реакция, которая приведет к прекращению полноценного культурного обмена?

Если они пересмотрят свои позиции, может быть, ничего плохого не будет. Когда я собирался снимать фильм на станции «Мир», Джеймс Кэмерон написал мне письмо о том, что тоже хотел бы там поснимать, и просил меня о консультации. Мне было приятно, что он меня знает и называет famous Russian film director. До этого я собирался снимать фильмы об Афганистане с Оливером Стоуном. Когда мы с ним пытались обсуждать сценарий, я говорил: «Вот ваши герои, вот наши герои», на что он мне в ответ: «Какие еще ваши герои?» У них есть понятие, что в их кино есть только американцы-герои, а русские занимают нишу врагов, проституток, бандитов, коррумпированных олигархов. Они уже поняли, что в фильмах негров и мексиканцев нельзя обижать. Мне бы хотелось, чтобы они так же пересмотрели свое отношение к русским.

Я за полноценный культурный обмен. Да и санкции по отношению к американскому кино можно не вводить, достаточно предупредить о том, что мы можем это сделать.

СВыходит, вы призываете не запретить американское кино, а сделать Голливуду «китайское предупреждение»?

В первую очередь, хотелось бы обратить внимание американцев на то, что если они наживаются на нашем прокате, то пусть уважают нашу страну. Культура — это не грубая, а мягкая сила, которой можно было бы воспользоваться для примирения и поиска решений для сотрудничества.

СНе кажется ли вам, что, если мы будем использовать сферу культуры для того, чтобы заставлять Америку считаться с нами, холодную войну можно будет объявить официально?

Вы переживаете о том, как они обидятся, а о сотнях наших актеров, работающих зазря, не думаете. Да пусть обижаются! Тем более что мы не лезем к ним на рынок — они нас не берут. Я хочу всего лишь, чтобы в нашей стране люди смотрели наши фильмы, плакали над ними и даже ругали их. А Голливуд о себе и без нас позаботится, не волнуйтесь. В Китае показывают всего пять американских фильмов в год — и никто не умер.С