Год Бирюлево. Куда пропали русские националисты

Ровно год назад вся страна узнала, что есть такое место — Бирюлево. 10 октября 2013 года молодой москвич Егор Щербаков был убит, предположительно, азербайджанцем. Это спровоцировало массовые беспорядки на южной окраине Москвы, которые закончились поджогами магазинов и штурмом овощебазы. Президент федерации мигрантов Маджумер Амин, публицист Константин Крылов, политолог Эмиль Паин и другие рассказали «Снобу», почему в России больше нет погромов, когда ждать возрождения русского национализма и при чем тут Украина

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Александр Верховский, директор аналитического центра «Сова», член СПЧ:

Погромы в Бирюлево многое изменили. С полуофициальной антимигрантской программой властей было покончено. Националистические настроения у населения перестали подогреваться сверху, что сразу дало эффект. Но временный.

Когда  власти нужна поддержка населения, она поднимает уровень ксенофобии. Это очень действенное, но очень опасное оружие. Однако сегодня ксенофобия совершенно не нужна власти, так как рейтинг правительства и так на предельно высоком уровне. Повышать свою популярность уже некуда.

После Евромайдана телевизионная пропаганда окончательно переключилась с мигрантов на Украину. Сейчас неподходящая обстановка для раскрутки националистических настроений внутри страны. С начала украинской кампании активность националистов в России значительно уменьшилась. События, на которые они могли бы резко отреагировать происходят, но реакции нет. Националисты на время забыли про мигрантов, теперь они ругаются между собой по украинскому вопросу и никаких акций вовне не проводят.

Когда украинский кризис уйдет в прошлое, националистическая повестка дня вернется. В будущем можно ожидать повторения погромов а-ля Бирюлево. Люди, которые съездили и повоевали на Донбассе, вернутся в Россию. Уровень насилия в нашей стране будет выше по сравнению с прошлыми годами. Бойцы с Донбасса, конечно, в России революцию устроить не смогут. Их мало. Но свой вклад в политическое насилие они внесут. Пока я не берусь предположить, какой это будет вклад, но что он будет — точно. Уже сейчас насилия в российской политике стало больше, хотя оно не касается темы национальностей. Уровень допустимого в стране меняется в худшую сторону. Чтобы снова случились погромы, одних бойцов-националистов недостаточно, нужно, чтобы к ним присоединилась народная масса.

Люди особенно стали беспокоиться о мигрантах в России, начиная с 2012 года. На эти настроения мало влияет уровень жизни населения, так как пару лет назад он был довольно высокий, особенно в больших городах. Сейчас уровень жизни будет падать, и люди обязательно вернутся к теме ненависти к мигрантам, просто потому, что им нужно кого-то не любить, выплескивать на кого-то социальную фрустрацию. Сейчас так удачно получилось, что этот кто-то находится вне страны.

Но пока мы живем в полувоенном режиме, мигранты в России могут спать спокойно, а националисты сидят не у дел.

Константин Крылов, публицист:

Вся наша политическая тусовка похожа грязную пыльную комнату. Все сидят и обсуждают,  как убрать эту грязь и кто это должен сделать. Но вдруг в соседнем доме начался пожар, все высыпали  на балкон, чтобы на него посмотреть. Кто-то предлагает кинуть туда бутылку с водой в надежде, что это может чем-то помочь, кто-то предлагает не вмешиваться. Но в какой-то момент все вернутся в комнату и обнаружат, что она все такая же пыльная и грязная.

Внутренняя повестка в стране вытеснена внешней. Либеральный лагерь полностью и целиком подписался за соседнюю страну. Среди националистов лишь часть перешла на ту сторону. Причем не кто-нибудь, а те самые крайние и радикальные националисты, которыми в свое время либералы пугали людей — национал-социалисты.

При этом все умеренное националистическое крыло, которое я бы назвал скорее национальным, выступает в основном на стороне Новоросссии и оказывает ей материальную помощь. Мы занимались сбором гуманитарки еще до того, как появились белые путинские фургоны.

И хотя  сейчас все головы повернуты в сторону Украины, традиционная повестка дня не сошла на нет: проблема мигрантов не только никуда не исчезла, она обостряется. В России ничего не изменилось. Все продолжат сочувствовать той стороне, которую они выбрали, но будут переключать свое внимание уже на внутренние проблемы, которые никуда чудесным образом не испарились.

Либералы откричались за Украину на «Марше мира» и убедили себя в том, что России не жить, если она не вернет Крым обратно, хотя Россия уже жила без Крыма и счастья не было. Националисты — люди несколько более трезвые: вернувшись с балкона с видом на пожар, они убедились, что грязь осталась на месте, что последние демократические свободы отнимаются, что политзаключенные никуда не делись, все стало только хуже.

Украинская повестка раздробила националистическое движение. Произошел довольно серьезный раскол, который скажется и на самом движении, и на личных отношениях внутри него. Раньше националистическое движение отличалось большой терпимостью: я вот национал-демократ, а он национал-социалист, но у нас есть общие интересы, ради которых надо взаимодействовать. Сейчас все стало гораздо сложнее, сейчас наши люди воюют за Новороссию с другими русскими националистами, которые воюют за Украину, и они смотрят друг на друга в перекрестье прицелов. Это достаточно тяжелая ситуация, но движение пытается как-то сосредоточиться на общих ценностях, чтобы разобраться с грязью и пылью в комнате.

Маджумдер Мухаммад Амин, президент Федерации мигрантов России:

За последний год в России не стало меньше националистов. Есть просто временное затишье на фоне международных проблем России с Украиной, ЕС и США. Националисты все равно испытывают недовольство по отношению к мигрантам из стран СНГ.

До войны в России было не менее трех миллионов мигрантов из Украины, к которым здесь хорошо относились, так как у них славянская внешность. По отношению к украинцам не было провокаций со стороны националистов.  Но сейчас и в этом вопросе появилось напряжение: многие украинцы уехали к себе на родину, а те, кто остались, начинают испытывать серьезные бюрократические сложности с устройством на работу.

Сергей Старовойтов, руководитель Центра изучения национальных конфликтов:

Украинский кризис сплотил российское общество и расколол националистическое движение России. С апреля по сентябрь текущего года число проявлений межнациональной вражды в России сократилось на 35%. А в подготовке к «Русскому маршу», который пройдет 4 ноября, выделились два крыла: одно поддерживает события на Юго-Востоке Украины, а другое нет.

Но хотя украинский конфликт на время снизил уровень национальных противоречий, проблема ксенофобии в России меньше не стала. Сильная межэтническая напряженность наблюдается в трех регионах России: Москве, Дагестане и Ханты-Мансийском округе. В ХМAО проблемы из-за высокого, почти не контролируемого уровня миграции. В Дагестане традиционно сложная клановая ситуация.  

Но любые этнические конфликты, которые происходят в регионах — это проблемы регионов. А все происходящее в Москве приобретает федеральное значение. Так было с Бирюлево в прошлом году. В Москве сейчас наблюдается высокий уровень миграции, окраины превращаются в гетто. Сначала в отдаленных регионах начинают жить мигранты, это вызывает отток местного населения, появляется территориальный вакуум, который заполняют вновь прибывшие мигранты. Так образуется национальный анклав на месте, где раньше жило бедное коренное население.

В Москве также в последний год замечено демонстративное мусульманство и демонстративный ислам. Когда на крупные мусульманские праздники в Москве перекрывают территории и дороги из-за большого количества верующих. В конце сентября был очень важный случай: группа мусульман напала на автобус с ОМОНом и добилась освобождения единоверца. Об этом событии в СМИ мало говорили, хотя это было маленькое восстание. Оно говорит о том, что люди, которые напали на ОМОН, переступили через традиционной страх рядового гражданина перед представителем власти. В той ситуации толпа победила систему. И куда это дальше выльется, сложно спрогнозировать.

Эмиль Паин, руководитель Центра по изучению экстремизма и ксенофобии Института социологии РАН:

Массовый национализм, который временно переключился на Украину, не стал меньше или слабее. Все его основные ресурсы сохранены и действуют. Из всех идеологических течений, который существую в России сегодня, — левые, либеральные, провластные, националистические — именно националистические самые организованные.

Потенциал националистического движения к действию сохраняется и даже нарастает. А к какому действию способны националисты? Только к конкретным акциям по защите этнического большинства. К Бирюлево или Кондопоге.

Еще недавно некоторые националистические группы пытались направить свои усилия на демократизацию и политико-экономические изменения с акцентом на то, что они это делают только для одной этнической группы. Но теперь они снова переключатся на борьбу с врагом: мигрантами и представителями иных этнических групп. И тот факт, что за Донецкую или Луганскую республики сражались не только русские, не удержит ксенофобов  от участия  в уличных нападениях. Читать дальше >>