Никита Белоголовцев /

Все по «Формуле». Четыре истории Гран-при Сочи, которые остались за кадром

Россия впервые приняла Гран-при «Формулы-1». Если все пойдет по плану, гонки в Сочи в ближайшие годы пройдут четыре раза. Никита Белоголовцев побывал на мировой премьере и зафиксировал все, без чего ваши знания о ней будут неполными

+T -
Поделиться:
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Трасса «Сочи Автодром»

К Олимпийским играм в Сочи построили действительно очень много всего. В том числе и отелей. Нельзя сказать, что даже в гоночный уик-энд они были заполнены под завязку, но было хотя бы понятно, для чего использовать все это великолепие. Многие журналисты особенно фанатеют от «Формулы-1», потому что их по негласным правилам почти всегда селят в те же отели, что и главных действующих лиц. Отсюда красочные истории о встречах в лифте и сценах в холле.

Вечером перед гонкой мы с коллегой как раз возвращались к себе домой. Дежурно встретили по дороге легенду «Формулы-1» Никки Лауду (трехкратного чемпиона мира), который вышел на третьем этаже, и поднялись к себе на пятый. Прошли по длинному коридору с красивым видом на море и стали пытаться зайти к себе в номера. Но магнитные карточки почему-то не работали.

Мы вернулись к лифту и спустились вниз, и тут начались мистические события: на первом этаже вместо ожидавшегося нами ресепшена оказались жилые номера. Мы в недоумении спустились на нулевой этаж, хотя оба были уверены, что там находятся только фитнес и парковка. Мы сообщили сотруднику отеля, что наши карточки не работают, на это он улыбнулся и сказал, что работать они не могут по определению. Дело в том, что в Сочи на расстоянии нескольких километров друг от друга стоят два абсолютно одинаковых отеля Radisson. Они идентичны вплоть до деталей интерьера и планировки, и отличаются только (!) нумерацией этажей. Мы попросили заказать нам машину и все-таки отправились домой. Диалог с таксистом тоже требует увековечения:

Журналист: И сколько будет стоить?

Водитель: 750 рублей.

Журналист: А чего так много-то?!

Водитель: Обычно 500, но на «Формулу» подняли.

Журналист: И много таких, как мы, между отелями ездит?

Водитель: Ну, человек по сорок в день обычно.

Тирион Ланнистер мирового спорта

Человека, благодаря которому «Формула-1» добралась до Сочи, зовут Берни Экклстоун. И для гонок он значит даже больше, чем Стив Джобс для Apple. Именно Экклстоун, а не гонщики, машины или даже сотни длинноногих девушек, расставленных через каждый метр, и есть «Формула-1». Именно он, по сути единолично, создал эту индустрию и продолжает в свои 83 года единолично принимать в ней все решения — и судьбоносные, и локальные.

Фото: AP/ТАСС
Фото: AP/ТАСС
Берни Экклстоун

Об Экклстоуне я знал две вещи: он маленького роста и отлично выглядит для своих лет. На самом деле это нужно писать как минимум капслоком. Такое ощущение, что все механики «Формулы-1» в свободное от машин время работают над криокамерой в подвале его дома. Его рост обозначен как 1,69 метра, но создается полное ощущение, что он еще ниже. То ли дело в метафоре, которая сразу пришла мне на ум, то ли в регулярно проходящих мимо моделях на циклопических каблуках.

В карьере Берни было более-менее все: войны с партнерами и конкурентами, скандалы с гонщиками и владельцами, обвинения в коррупции и штрафы на десятки миллионов долларов. Более изощренного и целеустремленного руководителя мировой спорт не видел, возможно, никогда. В ХХI веке, когда у «Формулы-1» начались проблемы с деньгами, Экклстоун обратился к новым рынкам, где готовы были платить любые деньги за пропуск в элиту. Так в календаре появились гонки в странах Персидского залива и Юго-Восточной Азии. Сколько именно стоил входной билет для Сочи, доподлинно не знает никто.

Особенно выигрышно патрон «Формулы-1» выглядит на фоне российских чиновников, которыми был наводнен «Сочи автодром» в эти дни. В тот самый момент, когда Экклстоун торопливыми мелкими шагами пересекал паддок, Виталий Мутко в нескольких метрах в стороне давал интервью в прямом эфире «России-2». Говорили об успешном выступлении российского гонщика Даниила Квята в квалификации. «Если сможет сохранить пятую позицию и по итогам гонки, дадим ему звание заслуженного мастера спорта». Вопрос о том, знает ли Квят, с детства живущий в Европе, что такое «заслуженный мастер спорта», остается открытым.

Квят милосердия

Русский пилот в «Формуле-1» долгое время был идеей фикс. Кто-то надеялся таким образом привлечь в гонки большие русские деньги (Роман Русинов и MF1 Racing в 2006 году), кому-то даже деньги не помогли все-таки оказаться на трассе (Сергей Злобин и Minardi в 2002-м). Наконец, в лице Виталия Петрова необходимое количество спонсорских денег и таланта сошлись во времени и пространстве, и Россия получила своего полноценного представителя на трассе. Петров при этом был классическим «рента-драйвером» — человеком, место которого в команде определяется в первую очередь спонсорскими деньгами, а не умениями на трассе. Это распространенная и незазорная практика в «Формуле-1», но когда с деньгами стало худо, Петров остался за пределами пелотона.

Но Сочи — счастливое место, и российский пилот аккурат под Гран-при Сочи появился. Даниил Квят рос вдали от российских радаров, и в его появлении на трассе нет никакой заслуги больших русских денег, национальных интересов или чего-то еще мегаломанского. Только талант, фанатичная вера обеспеченных родителей, которые вложили в сына практически все, что было, и расположение команды Red Bull, которая дала Квяту шанс. Он, как Мария Шарапова, появился, когда в родной стране его совершенно не ждали. Уроженец Башкирии старательно и трогательно отрабатывал роль пилота, оказавшегося дома, но в его словах «дома и стены помогают» слушался отчетливый итальянский акцент: большую часть своих двадцати лет он провел в Италии, где и начал гоночную карьеру.

Квят показал лучший в карьере и лучший для российских гонщиков результат в квалификации — пятое место. С его довольно слабой машиной команды Scuderria Toro Rosso это приближается к подвигу. В Сочи осторожно начали надеяться на чудо, но гонку Квят запорол. Несколько ошибок на старте, проигранных дуэлей в середине и проблемы с мотором под финиш — в результате только четырнадцатое место. Несмотря на это, уже сейчас можно без малейшего преувеличения сказать, что сезон Квяту удался: в год дебюта он набирал очки даже на посредственной машине и уже подписал на следующий год контракт с Red Bull Racing, где у него будут принципиально иные возможности и задачи.

История одного селфи

«Формула-1» целиком и полностью подчинена зрителю. Для того чтобы в этом убедиться, необходимо хотя бы один раз оказаться в Paddock club — зоне над боксами команд, где в уютных ложах смотрят гонку (хотя чаще не смотрят, а просто тусуются) самые важные гости команд или спонсоров. Статуснее (но совсем не уверен, что удобнее) только президентская ложа на трибуне напротив.

За два часа до гонки в паддок приходит финский гонщик Вальттери Боттас из Williams Martini Racing. Подписывает сувениры, отвечает на приветствия и тосты, позирует для фотографий и селфи. Моя с первого раза не получается, но он терпеливо и с улыбкой дает мне второй шанс. И так еще раз двадцать с другими людьми. За два часа до гонки. И Боттас не исключение или особый любитель искупаться в зрительской любви — светская активность не менее важная, чем пилотирование, часть работы гонщиков.

В квалификации Williams Martini Racing была единственной конюшней, которая смогла тягаться с чемпионским Mercedes F1: в итоге Боттас стартовал третьим после Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга. На первом же круге Росберг ошибается, жжет свою резину и едет в боксы. Мои ощущения были сродни брокерским: котировки потенциально чемпионского селфи стремительно пошли вверх. Но в итоге оно, правда, так и осталось бронзовым. Сначала Хэмилтон не дал Боттасу даже намека на возможность обгона, а затем и вернувшийся Росберг отодвинул его на третье место.

Гонка заканчивалась довольно спокойно, и поэтому в паддоке случился аттракцион невиданной щедрости: мне и еще паре коллег разрешили не просто следить за последними кругами непосредственно из гаража Williams Martini Racing, но и слушать все радиопереговоры команды с пилотами. Тут, правда, случилось величайшее разочарование. Правильнее даже сказать облом. Переговоры выглядели дословно следующим образом:

Команда: Five laps to go (Пять кругов до финиша).

Боттас: [молчание]

Команда: Two laps to go (Два круга до финиша).

Боттас: Ok.

Команда: Final lap (Последний круг).

Боттас: [молчание]

Команда: Congratulations, guys! We’ve done all we could with our cars. Great job, Walttery, we’ve got podium! (Поздравляю, парни! Мы сделали все, что позволили нам наши машины. Отличная работа, Вальттери, мы на подиуме!)

Боттас изможденно промолчал и через десять минут практически дословно повторил эти слова на церемонии награждения после того, как экс главный гаишник России Виктор Кирьянов вручил ему награду.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Президент России Владимир Путин, технический директор «Мерседес» Падди Лоу, гонщик команды «Мерседес» Нико Росберг — второе место, гонщик команды «Мерседес» Льюис Хэмилтон — первое место, гонщик команды «Уильямс» Вальттери Боттас — третье место и заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак во время церемонии награждения победителей