Юлия Гусарова /

Почему избитая путешественница Ольга Тиманова не обратилась в полицию

В социальных сетях появилось признание Ольги Тимановой, соавтора проекта Goodbye Normals, в том, что кругосветное путешествие «за 30 тысяч» было фикцией, а женщина всю поездку терпела побои своего партнера. Большинство людей, прокомментировавших письмо, задались вопросом, почему она не обратилась к полицейским. Юрист Андрей Сарычев, эксперт по семейным вопросам, рассказал «Снобу» о неутешительной статистике дел о домашних побоях, доведенных до суда

+T -
Поделиться:

Судя по написанному Ольгой, у девушки высокая виктимность: она терпит побои, терпит унижения, втайне пытаясь эту ситуацию изменить и услышать извинения мужчины. Но если женщина позволила себя ударить один раз, с вероятностью в 95 процентов ее будут бить дальше. Если мужчине это один раз сошло с рук, что бы он про это ни говорил, что бы она ни думала, проблема будет развиваться по нарастающей и может закончиться совсем плачевно.

Почему Ольга, нарисовав ужасную картину, нигде не упомянула о том, что попыталась подать заявление в полицию? Российские женщины, даже не находясь в путешествии за рубежом, не сдают мучителей, потому что боятся огласки или им жалко своего мужчину. Но в описанной Ольгой ситуации побои происходят во время заграничного путешествия — правонарушения совершаются под юрисдикцией того государства, в котором находится пара, и это создает как объективные, так и субъективные сложности. Обратиться в полицию в стране, где ты путешествуешь автостопом, довольно сложно — проще перетерпеть. Девушка находится в определенной эмоциональной и в некоторой мере материальной зависимости от молодого человека.

За помощью посторонних по статистике обращается 76 процентов женщин, в отношении которых было совершено насилие. 38 процентов обратившихся рассказывают об этом родным и знакомым, в правоохранительные органы обращаются 10 процентов жертв, в медицинские учреждения — около шести, за юридической помощью — два процента. Так люди оценивают действенность помощи. Даже если упростить ситуацию Ольги и предположить, что партнер ее бил на территории России, домашнее насилие у нас не выделяется в отдельную группу преступлений. Если квалифицировать предполагаемые действия обидчика с точки зрения Уголовного кодекса, это были либо побои, либо истязания, если они носили систематический характер. Кто-то считает, что для домашнего насилия нужно отдельное законодательство, которое существует более чем в 120 странах мира.

Побои — преступление частного характера. Пострадавший должен зафиксировать побои, лично обратиться в органы внутренних дел, пойти в суд и написать заявление о привлечении к уголовной ответственности. Помочь жертве без ее воли и без ее участия практически невозможно. Если Ольга с точки зрения закона дееспособна, то против ее желания наказать обидчика нельзя.

Проблема домашнего насилия носит массовый характер. Не все обращаются за помощью. А более 80 процентов тех, кто обращается в правоохранительные органы, забирают заявления. Из тех дел, которые все-таки возбуждаются при домашнем насилии, 97 процентов до суда не доходят, прекращаясь за примирением сторон.

Домашнее насилие — проблема мировая, а не специфическая для России. По статистике Всемирной организации здравоохранения, от трети до половины женщин, погибших насильственной смертью, погибают именно от домашнего насилия. В России основная объективная причина того, что женщина терпит побои — материальная зависимость от мужчины, субъективная — заниженная самооценка и ни на чем не основанная вера в то, что сегодня он побил, а завтра подарит цветы, путевку в Крым и станет другим человеком.