Рейнхард Крумм: Немцы считают, что их не касается, если один иностранец убил другого

В Дрездене начался суд над русским немцем, который убил беременную египтянку. Преступление вызвало волну протестов в исламском мире

+T -
Поделиться:
Подробнее

Выходец из России Александр Винс предстал перед дрезденским судом по обвинению в убийстве проживавшей в ФРГ египтянки Марвы Ширбини. Это первый в стране процесс по делу об убийстве на почве ненависти к мусульманам.

Винс убил Ширбини 1 июля этого года в том же здании суда, где сейчас слушается его дело. Тогда он был признан виновным в оскорблении египтянки — Винс прилюдно обозвал ее «террористкой» и «шлюхой». Оскорблениям женщина подверглась после того, как попросила Винса уступить место на качелях ее трехлетнему сыну.

Выслушав приговор суда, взыскавшего с него $480 в качестве компенсации морального ущерба, Винс набросился на Марву с кухонным ножом. Он успел нанести 18 ударов находившейся на третьем месяце беременности женщине на глазах у членов суда и ее родственников. Муж египтянки пытался защитить супругу и получил несколько ударов ножом.

По словам прокурора Франка Хайнриза, действовал «под влиянием неприкрытой ненависти к неевропейцам и мусульманам, которые, по его мнению, не имеют права на существование».

Александр Винс переехал в Германию из России по программе возвращения соотечественников, но так и не выучил немецкого и жил на пособие по безработице. Муж его жертвы получил приглашение поработать в ФРГ над докторской диссертацией по генетике. Сама Марва Ширбини получила в Дрездене образование фармацевта.

Убийство египтянки вызвало бурную реакцию в исламском мире. В ряде мусульманских стран прошли демонстрации с требованием казнить убийцу.

Для обеспечения безопасности обвиняемого здание суда охраняют 200 вооруженных полицейских. Все участники процесса проходят личный досмотр, а сам Винс находится за пуленепробиваемым стеклом.

Рейнхард Крумм

   Раньше, когда в Германии совершалось преступление против иностранцев, всегда поднимался страшный шум. А сейчас такого нет. Вопрос, почему? То ли из-за того, что у нас, увы, много таких случаев, то ли потому, что это было сделано русским немцем. Да, у него есть немецкое гражданство, но общество, насколько я понимаю, считает, что это их не касается, что это один иностранец убил другого.

В целом, немцы любезны и открыты по отношению к тем, кто хорошо работает и имеет хорошее образование. Но все сложнее в том случае, когда человек не хочет ассимилироваться, быть как немец. Если он, например, выглядит совсем по-другому.

Прежде такого не было, но тогда никто и не хотел жить в Германии. В последние 15 лет многие стали активно переезжать сюда. Я из Гамбурга, и когда я еду в метро, то иногда не совсем понимаю, где нахожусь — в России ли (потому что слышу русскую речь), в Африке (потому что здесь очень много африканцев), в Азии? И это прекрасно, мне это очень нравится. А для некоторых людей это совсем не так. И ситуация, наверное, ухудшается. Безработица в Германии растет, и некоторые винят иммигрантов в том, что они занимают их места.

Кроме того, есть разница между Восточной и Западной Германией. Похоже, большая часть таких преступлений совершается на Востоке. Там не было такой открытости, которую мы наблюдаем последние 40-50 лет на Западе. Три года назад, во время Чемпионата мира по футболу, использовался даже термин no go zones — места в Восточной Германии, где иностранцам лучше не появляться. Это лишний раз свидетельствует о том, что проблема очень серьезная. Но, с другой стороны, на последних выборах неонацисты вчистую проиграли, слава Богу. Против иностранцев все же меньшинство. Молодые люди очень открыты и положительно настроены. Немцы путешествуют как сумасшедшие, это все-таки, я считаю, помогает.   

Комментировать Всего 5 комментариев

Раньше, когда в Германии совершалось преступление против иностранцев, всегда поднимался страшный шум. А сейчас такого нет. Вопрос, почему? То ли из-за того, что у нас, увы, много таких случаев, то ли потому, что это было сделано русским немцем. Да, у него есть немецкое гражданство, но общество, насколько я понимаю, считает, что это их не касается, что это один иностранец убил другого.

В целом, немцы любезны и открыты по отношению к тем, кто хорошо работает и имеет хорошее образование. Но все сложнее в том случае, когда человек не хочет ассимилироваться, быть как немец. Если он, например, выглядит совсем по-другому.

Прежде такого не было, но тогда никто и не хотел жить в Германии. В последние 15 лет многие стали активно переезжать сюда. Я из Гамбурга, и когда я еду в метро, то иногда не совсем понимаю, где нахожусь — в России ли (потому что слышу русскую речь), в Африке (потому что здесь очень много африканцев), в Азии? И это прекрасно, мне это очень нравится. А для некоторых людей это совсем не так. И ситуация, наверное, ухудшается. Безработица в Германии растет, и некоторые винят иммигрантов в том, что они занимают их места.

Кроме того, есть разница между Восточной и Западной Германией. Похоже, большая часть таких преступлений совершается на Востоке. Там не было такой открытости, которую мы наблюдаем последние 40-50 лет на Западе. Три года назад, во время Чемпионата мира по футболу, использовался даже термин no go zones — места в Восточной Германии, где иностранцам лучше не появляться. Это лишний раз свидетельствует о том, что проблема очень серьезная. Но, с другой стороны, на последних выборах неонацисты вчистую проиграли, слава Богу. Против иностранцев все же меньшинство. Молодые люди очень открыты и положительно настроены. Немцы путешествуют как сумасшедшие, это все-таки, я считаю, помогает.

Рейнхард, новость о начале судебного процесса была в Германии одной из главных в понедельник. Внимание к этой истории, по моим ощущением, не меньшее, чем к другому кошмарному инциденту - я имею ввиду зверское избиение немца-пенсионера молодыми мигрантами в мюнхенском метро.

По работе я отслеживаю все упоминания о русских в немецкоязычной прессе. Заметил, что рапортуя о суде в Дрездене, мои коллеги подчеркивают, что на скамье подсудимых оказался "русский немец". Такого упора не было еще недавно: например, когда пару лет назад ученик зарезал учительницу, или когда наркоман сбросил на машину деревянную чурку, убив женщину. Тогда СМИ, кажется, придерживались формального критерия, что этнические немцы - это прежде всего немцы. Происхождение злоумышленников было фактом второстепенным.

Очевидно, что миграционная программа в Германии (как и во многих других странах Европы - во Франции, Голландии, например) дает сбой. В журнале Stern недавно прочел статью о безработице среди приезжих. В либеральном Берлине приблизительно каждый четвертый мигрант не имеет работы, в Мюнхене (где с приезжих спрашивают строже) каждый десятый.

Любопытны и различия между диаспорами. Мне встречалось утверждение, что среди турков третье поколение все еще считает себе "неместным" (плохо знают язык, вращаясь, главным образом, в своем кругу). Т.н. "русские" (также, как и вьетнамцы) , как правило, интегрируются уже во втором поколении.

Любопытно (хотя это неуместное слово), что женщина, которую убил русский-немец-наркоман, сама была русская немка. Очень даже упирала пресса

Я не заметил, что это как-то увязывалось воедино. Возможно, упустил что-то.

Рейнхард, я все жду, что мне кто-нибудь объяснит - зачем Германия до сих пор импортирует этнических немцев? Это же какой-то реликт политики возвращения в Рейх, Heim ins Reich. Когда "репатриация" началась при канцлере Коле, это был прямой импорт избирателей: людей привозили в страну по принципу "Германия для немцев", предварительно промыв им мозги, выдавали паспорта и пособия и отправили голосовать - и они, естественно, благодарно голосовали за правых (за неимением ультраправых).

А сейчас что? Зачем нужна массовая иммиграция преимущественно малоквалифицированных, неадаптированных к жизни в западном обществе людей, которые создают массу социальных проблем? Зачем давать им буквально у трапа самолета бОльшие права, чем имеют старые иммигрантские общины и новые, заведомо "нужные стране" иммигранты - как, например, убитая этим психопатом женщина и ее муж-ученый?