Юлия Гусарова /

Илья Будрайтскис: Что нужно сделать врачам, чтобы не слить протест

«Русский марш» посетили менее трех тысяч участников. При этом днем ранее на митинг медиков пришли больше шести тысяч человек. Историк Илья Будрайтскис рассказал «Снобу», что делать медикам, чтобы донести свои требования до власти, а «гайдаровский» министр Андрей Нечаев, который также посетил митинг, рассказал, боится ли власть протестных мероприятий

+T -
Поделиться:

Илья Будрайтскис, историк, публицист:

Митинг врачей — это не просто реакция на то, что в бюджете стало меньше денег. Это реакция на политику, которая последовательно проводилась правительством последние десять лет. Федеральный закон номер 83 (о коммерциализации бюджетных учреждений — «Сноб»), внедрение подушевого финансирования, серьезная перестройка бюджетного сектора — все это привело к нынешним последствиям. Объектом критики митингующих является не Леонид Печатников (вице-мэр по вопросам социального развития Москвы — «Сноб»), который недавно занял свою должность, а правительство и президент Путин, который несет личную ответственность за «майские указы».

Чтобы не слить протест и заставить власть изменить решение, медикам нужно убедить большую часть населения, что их проблемы не являются узкопрофессиональными. Власть без труда расправится с небольшой группой московских врачей — несколько десятков тысяч человек смогут найти себе другую работу, а если не смогут, то их безработица не будет заметной на общем фоне. Но от так называемого плана по оптимизации больниц пострадает огромное количество людей, не являющихся врачами. Общественное мнение настроено против этой оптимизации, неуклюжая кампания для ее оправдания полностью провалилась. На последний митинг вышли не только медики, но и немало сочувствующих, которые понимали, что проблема касается всех.  

Другой вопрос, что значит — «власть прислушается»? Оптимизация началась не от хорошей жизни: власть встала перед необходимостью жесткого сокращения бюджетных расходов. Под нож пошли социальные статьи, а не армия, правоохранительные органы и уплата долгов государственных корпораций. Заставить власть отказаться от этого решения значит открыть возможность для пересмотра всей  логики. Именно это и должно быть целью данной политической кампании: руководители страны должны понять, что если они хотят экономить, то пусть экономят на себе, а не на социальной части бюджета.

В этой ситуации недостаточно абстрактной демагогии, основанной на личном недоверии к Путину. На митинге, например, выступил бывший министр экономики гайдаровского правительства Андрей Нечаев.Человек, возглавляющий крупную финансовую корпорацию, без всякого стыда пролез в число выступающих, сказав, что он хочет выступить как пациент государственных больниц Москвы. Я внимательно посмотрел его выступление — это был классический популизм. Большой бизнес и бюрократия наверняка попытаются использовать такие протесты, и я не удивлюсь, если на митинге против понижения уровня жизни и роста цен пламенную речь произнесет Герман Греф.

 

Андрей Нечаев, председатель партии «Гражданская инициатива», министр экономики РФ в 1992-1993 годах:

Не знаю, кто был не рад видеть меня на митинге врачей — мне об этом не говорили, наоборот, благодарили за участие. Что бы я предложил изменить в реформе здравоохранения: увеличивать финансирование здравоохранения. Это можно сделать за счет расходов на содержание госаппарата, расходов на государственную безопасность и оборону. У нас много статей расходов, которые, на мой взгляд, менее приоритетны, чем медицина. Это возможно сделать прямо завтра, тем более что сейчас как раз идет принятие бюджета на 2015 год. Другой вопрос, что власть к этому не готова.  

Нужны массовые акции протеста, потому что на власть простые аргументы не действуют. Зато власть с опасением относится к любым проявлениям гражданского протеста, особенно когда они приобретают массовый характер. Митинги на Болотной прошли с большим успехом, политическая система была готова к либерализации, но протесты не получили развития и пошли на спад, поэтому власть смогла все отыграть обратно.