Юлия Гусарова /

Артем Варгафтик: Не пытайтесь за музыку сделать ее работу

Участники проекта «Сноб» сходили на закрытие VI Международного фестиваля виолончельной музыки Vivacello

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

В зале Чайковского начинает дрожать воздух. Стоит полная тишина. У зрителей было довольно времени, чтобы пошуршать, прокашляться, поменять положение рук и затем окаменеть на сорок с лишним минут: Шнитке, Концерт №1 для виолончели с оркестром. Артем Варгафтик, ведущий закрытия виолончельного фестиваля Vivacello, после объявления последнего номера программы широким жестом откидывает кулису, еще секунда — и голос виолончели начинает виться вокруг оцепеневших слушателей.

Фестиваль Vivacello закрывался программой «Три века виолончели». Виолончельные концерты Вивальди и К. Ф. Э. Баха, второго сына великого Баха-отца, показывали музыку XVIII века; солировали Борис Андрианов, организатор виолончельного фестиваля, и испанская звезда Клаудио Бохоркес, ученик виолончелиста-легенды Бориса Мироновича Пергаменщикова. Символом XIX века стал концерт для виолончели с оркестром ре-минор Эдуара Лало — излюбленное произведение всех концертирующих виолончелистов. Главную партию в концерте исполнил Йоханнес Мозер, которого критики за экспрессивную манеру игры называют «рок-звездой академической музыки». За XX век «отвечал» Альфред Шнитке, Первый виолончельный концерт которого, написанный им буквально после возвращения с того света, после первого инсульта, исполнялся в день 80-летия композитора. Ведущий голос виолончели в концерте Шнитке также принадлежал Борису Андрианову.

Чтобы поговорить с ведущим, я решила послушать Шнитке из-за кулис. Мои соседки по ряду, увидев, что я встаю после Лало, иронично зашушукались: «Со Шнитке уходите? И правильно делаете». Артем Варгафтик объяснил позже, почему некоторые слушатели покидают зал, когда звучит музыка Альфреда Шнитке: «Шнитке — это частный случай музыки, которая, как говорят, некрасивая. На самом деле, его произведения — это испытание и обсуждение всего того, что современный человек считает красивым по умолчанию. Когда он от этого красивого внезапно устает, то думает, что он просто переутомился, а на самом деле усталость возникла от фейков, ложных и топорно сделанных образчиков якобы красоты. В своих произведениях Шнитке работает с этими фейками, с музыкальными штампами, и каждый из них он пробует на прочность, превращает все штампы в их противоположности и дает нам увидеть, какой на самом деле фигней они являются».

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
Ивета Манашерова и Тамаз Манашеров

Артем Варгафтик рассказал о том, с каким настроем нашим современникам стоит идти на концерт, где будет звучать музыка минувших веков. «Не старайтесь ничего предугадать, не пытайтесь за музыку сделать ее работу! Окажите ей минимальное доверие. Ведь вы безоговорочно доверяете значительно менее достойным субъектам: товарам, услугам, многому, что не бесспорно и не обязательно оправдает ваши ожидания. Музыка же изначально является очень высокоорганизованной материей, очень дружественной по отношению к человеческим мозгам».

Организатор фестиваля Vivacello Борис Андрианов, отдышавшись после исполнения главной партии Первого виолончельного концерта Шнитке и отойдя от продолжительных оваций, вспомнил, как эту музыку впервые услышал его маленький племянник: «У меня был компакт-диск с записями прозвучавшего концерта Лало и концерта Шнитке. Мой девятилетний племянник, не занимающийся музыкой, послушал диск и на Лало заскучал, зато музыка Шнитке вызвала у него множество ассоциаций — крушение поезда, например, — и он его прослушал два раза. Притом что Первый виолончельный концерт длится сорок минут!»

Теги: События