Нашествие машин и мегамоллов: почему в наших городах не как в Европе

Москва — мировой мегаполис, но вряд ли качество московского уровня жизни можно сравнить с Нью-Йорком, Лондоном или Парижем. Как мы уже писали в предыдущих текстах специального проекта «Сноба» и компании «Ленстройтрест», специализирующейся на строительстве жилья с новой философией «Живи», в российских городах слишком скучно и неуютно. Жизнь в них неоправданно дорога, но все равно неудобна. Каким должен быть идеальный город, как города определяют наши привычки? И почему в нынешней Москве не может быть домашних кофеен с многолетней историей? Разбираемся со всеми этими вопросами

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

XX век стал веком городов, и в ХХ же веке их внешний облик почти целиком изменился. Города заполнялись машинами и небоскребами, их центры разрезали широкие автострады, а за промышленными поясами мегаполисов появлялись спальные районы или бесконечные пригороды. Но к концу века после всех радикальных экспериментов стало ясно, что самыми лучшими местами для жизни являются типичные европейские города, веками развившиеся сами по себе, без четких планов.

В них есть вся правда жизни. Узкие улицы, невысокие дома, тихие внутренние дворы — пространства, соразмерные человеку. Все перемешано: наверху жилье, а на первых этажах небольшие магазинчики и кофейни. На углу булочник, который каждый день сам печет немного свежего хлеба для своих соседей и знает всех их наперечет. Здесь не бывает свободных и неиспользованных пространств. Если площадь, то обязательно рыночная. Ничто тут не устроено просто так: по меркам новых районов здесь может быть тесно, но на этих улицах всегда что-то происходит, на них интересно. И вы не можете остаться в стороне: уличная жизнь захватит вас и заставит общаться с другими горожанами.

Москва и прочие российские мегаполисы могут гордиться многовековой историей, но в большинстве своем они по духу совсем не европейские города. Но есть три способа исправить это.

1. Разнообразие общественных зон

Мы не знаем своих соседей и не доверяем никому. Мы привыкли к постоянным заборам, но зачем они в городе? Наше личное пространство заканчивается за дверями квартиры и дома, а дальше — ничейные дворы и улицы. И все же это неправильно. Физические ограничения не нужны там, где действуют смысловые. Каждый дом должен иметь свой личный двор — не огромную парковку, заставленную автомобилями, а тихое и спокойное пространство, где вы и ваши соседи могут заняться спортом, устроить пикник или просто отдаться своему хобби.

За двором — улица. Мы привыкли, что обычно это шумное шоссе, по которому несутся машины. Но это не так: вообще-то улицы должны быть отданы в первую очередь людям и их потребностям, а не автомобилям. Вот там неплохой супермаркет подешевле, там — получше и подороже, там парикмахерская, там мастерская, а вон ваше любимое кафе. Привычки горожанина кардинально меняются, если он знает, что на первом этаже его дома можно с утра дешево и вкусно позавтракать, а вечером — встретиться с друзьями. Больше незачем сидеть дома.

Так почему этого не происходит? Два ответа: автомобили и гигантские торговые центры.

2. Обилие общественного транспорта

Автомобили — бич российских городов. Маленькие уютные кафе и магазинчики могут существовать лишь тогда, когда по улицам ходят люди и когда им нравится там гулять. Только так могут завязываться новые знакомства, только так появляются городские привычки, которые постепенно становятся традициями. В отличие от Москвы, в Париже почти нет улиц шире четырех полос. Но, несмотря на это, там почему-то нет пробок и на каждом углу кипит жизнь. Регулярный утренний кофе с круассаном? Это возможно и в Москве, если уличное окружение перестанет быть шумным и враждебным.

90% жителей Гонконга пользуются метро и автобусами — просто потому, что там удобная транспортная система и введены жестокие ограничения на владение автомобилем: если ты хочешь машину в городе, заплати за нее двойную цену. Горожанин не должен быть привязан к автомобилю. В хорошем городе избыток удобного общественного транспорта, и человек всегда может выбрать, чем ему воспользоваться: велосипедом, метро или автобусом. Автомобиль становится роскошью, а улицы из транспортных артерий становятся общественными пространствами.

3. Магазинчики, а не мегамоллы

Подавляющее большинство жителей Лос-Анджелеса используют для перемещений по городу автомобили, а переполненные машинами бесконечные шоссе стали символом города — не меньшим, чем Голливуд. Несмотря на пасторальный образ пригородов, растянувшаяся на километры малоэтажная застройка — бич американских городов: без автомобиля вы будете беспомощны. Зато с ним всего 10 минут — и вы в огромном молле. Но разве это похоже на уютный городской быт?

В Европе крупные торговые центры находятся за кольцевыми дорогами мегаполисов, в них ездят всей семьей по выходным на машине. В России мегамоллы появились внезапно и стали чем-то большим, получив неожиданную функцию. Всего за десятилетие они заполнили наши города и стали центрами жизни в спальных районах. Если парки культуры и отдыха были образом рая для индустриального города: по выходным, покинув заводы, уставшие рабочие возвращались к сельской идиллии, то торговые центры — рай постиндустриального города. Уставшие за неделю офисные сотрудники отправляются в торговый центр расслабляться, тратя заработанные деньги.

Но хорошо ли это? Нет. Мегамоллы — это огромные заводы потребления, где слишком много посетителей, но все так же одиноки: сюда не приходят общаться, сюда приходят покупать товары и развлечения. Вы не позовете своих друзей на встречу в молл. Вы вряд ли случайно с кем-то познакомитесь в фудкорте на 20 ресторанов. И самое плохое: если в вашем районе есть огромный торговый центр, то на первом этаже вашего дома никогда не откроется уютный ресторанчик для своих. Он просто не выдержит конкуренции, окажется ненужным: молл убивает весь уличный бизнес вокруг себя.

Компания «Ленстройтрест» в своей философии «Живи» пытается преодолеть проблемы российских городов. В ее новых кварталах уделено внимание и транспорту, и общественным зонам для жителей, и малому бизнесу — всем найдется место в этой среде, соразмерной человеку. А значит, уже сейчас в России можно жить как в Европе и чувствовать себя настоящим горожанином.