Как на самом деле выглядит современная архитектура: 5 лучших проектов 2014 года

В завершающем тексте специального проекта «Сноба» и компании «Ленстройтрест», специализирующейся на строительстве жилья с новой философией «Живи», мы подводим архитектурные итоги года и разбираемся, что же такое современная архитектура по состоянию на 2014 год

+T -
Поделиться:

Недвижимость — этим словом всегда описывалось едва ли не главное свойство архитектуры. Она незыблема, неизменяема. Если порвавшуюся одежду можно заменить новой, то твой дом всегда будет с тобой и перейдет твоим детям и внукам. XX век ударил по сакральному символу домашнего очага — места, где собираются все члены семьи — превратив городские многоэтажки в машины для жилья. «Сноб» уже писал, что мы не живем в современных российских мегаполисах, а лишь существуем в них, не зная своих соседей и постоянно перемещаясь между домом, работой и ближайшим торговым комплексом. Поэтому теперь цель архитектуры — не защита быта, а улучшение коммуникации между людьми и качества их жизни. Для этого архитектуре больше не нужно быть незыблемой, грань между природой и городом стирается, а бывшие промышленные постройки превращаются в новые достопримечательности и общественные зоны.

Завод-достопримечательность

Промышленным зданиям больше не нужно быть мрачными серыми кубами. В датском Роскилле Эрик ван Эгерат превратил местный мусоросжигательный завод в новую достопримечательность, закрыв постройку огромной медной оболочкой. Днем декоративный фасад своим цветом напоминает о крышах окружающих домов и местном соборе, усыпальнице датских королей. А ночью сквозь круглые отверстия завода проникает свет, превращая здание в подобие маяка.

Парки High Line / Park am Gleisdreieck

Деревья, фонтаны, ровные дорожки — все это в прошлом. Современные парки больше не стараются походить на регулярные сады французских королей. Они становятся центрами активного отдыха и досуга или придают новые смыслы заброшенным территориям. Таковы нью-йоркский High Line и берлинский Park am Gleisdreieck — работа над обоими началась много лет назад, но только теперь удалось завершить замысел. Оба парка ничуть не боятся неряшливости или своего промышленного прошлого — куда важнее разнообразие и точечные улучшения окружающей среды, которые на самом деле стоят довольно дешево. В берлинском парке даже есть собственная площадка-стройка: кусочек неухоженной территории, где дети сами могут строить шалаши из веток и насыпать песчаные горы.

One Central Park

Мы разделяем город и деревню, здания и природную среду, но они могут стать единым целым. В начале ноября главным небоскребом 2014 года была признана высотка One Central Park в Сиднее. Французский архитектор Жан Нувель вместе с ботаником Патриком Бланом создали самый высокий вертикальный сад: более 300 видов цветов поднимаются по фасаду на сто метров в высоту. Тень от растений позволила сделать жилой дом на четверть экономичнее аналогов. Такими же станут и города будущего: через полвека в мегаполисах будут жить шесть миллиардов людей, а высокотехнологичное сельское хозяйство в виде футуристичных ферм-небоскребов будет граничить с офисами громких стартапов.

Дом MUJI

Каким должно быть доступное жилье в 2014 году? Простым, компактным и экологичным. На смену сверхпотреблению приходит мода на умеренность, бережливость и ответственный подход к использованию ресурсов. Небольшие, но эффективно используемые жилые пространства становятся все более популярными в развитых странах. Отчасти благодаря этому новый дом, представленный осенью японской компанией MUJI, получил массу восторженных отзывов. MUJI известна своими минималистичными предметами быта, но с 2008 года компания выполняет и единичные заказы на дома: этот — третий в серии. Трехэтажный дом легко помещается на 30-метровом участке; внутри — белые стены и деревянные полы, а выглядят помещения куда просторнее, чем есть на самом деле.

Музей в Аспене

Автор павильона «Гараж» в Парке Горького Шигеру Бан широко известен своей бумажной архитектурой — проектами общественных зданий, жилья для пострадавших от стихийных бедствий и беженцев из зон военных конфликтов. Именно за свою социальную работу Бан в 2014 году стал лауреатом Притцкеровской премии. Для строительства архитектор использует буквально бумагу — вернее, специальным образом обработанный картон. В итоге его временные дома довольно просто и дешево возвести, а потом переработать. Но кроме них у архитектора бывают и «постоянные» здания. Художественный музей в Аспене — последнее на данный момент сооружение, и снова это гимн минимализму и экономичному строительству. Никакого бетона: музей напоминает огромную перевернутую корзину, а внутренний каркас его собран из деревянных брусьев.

Россия тоже следует за мировыми трендами. Компания «Ленстройтрест» создает свои новые дома с использованием философии «Живи»: на смену типовым и безликим многоэтажкам приходит живая и разнообразная жилая среда с велодорожками, удобными общественными зонами и природным окружением. Благодаря этим приемам удается создать современные городские кварталы, в которых каждый может почувствовать себя в окружении друзей, а международные премии, которые получает «Ленстройтрест», это только подтверждают. На шестой ежегодной церемонии Urban Awards 2014 проект «Юттери» компании «Ленстройтрест» получил две премии: «Лучший малоэтажный жилой комплекс в Санкт-Петербурге» и «Лучший проект по оценке партнера Премии». Чуть позже жилой микрорайон «Янила Кантри» «Ленстройтреста» был признан лучшим проектом Ленобласти на региональном конкурсе «Среда обитания». И, наконец, жилой квартал «IQ Гатчина» стал лауреатом V Всероссийского конкурса по экологическому девелопменту и энергоэффективности Green Awards в номинации «Жилищное строительство: многоэтажные комплексы».