/ Москва

Павел Теплухин: Государство будет занимать отовсюду понемногу

В октябре дефицит бюджета не покрывался за счет денег из Резервного фонда. Это случилось впервые с начала года

Иллюстрация: Сноб.Ру
Иллюстрация: Сноб.Ру
+T -
Поделиться:
Подробнее

Министерство финансов опубликовало отчет об использовании поступивших в октябре в госбюджет нефтегазовых доходов. Из него следует, что за последний месяц средства Резервного фонда для покрытия дефицита бюджета не использовались. «Интерфакс» объясняет это ростом цен на нефть и газ на мировых рынках. По данным агентства, в октябре нефтегазовые доходы превысили 360 миллиардов рублей, что оказалось достаточно для компенсации бюджетного дефицита.

«Ведомости» же предполагают, что нехватка бюджетных средств в октябре все же могла быть компенсирована за счет денег Резервного фонда, изъятых оттуда министерством финансов в предыдущие месяцы. Издание отмечает, что в третьем квартале министерство изымало из фонда больше средств, чем требовалось для покрытия текущего дефицита.

За прошедший месяц Резервный фонд все равно сократился на 56 миллиардов рублей, на 1 ноября он оценивался в2 триллиона 242 миллиарда рублей. На что были израсходованы эти 56 миллиардов, не уточняется.

Павел Теплухин

   Бюджетный дефицит в ближайшие два года практически неизбежен. Связано это с тем, что государство всегда хорошо знает, на что оно должно потратить средства, а вот уверенности в доходах у него нет и быть не может. В последние годы было принято большое количество социальных обязательств. Их всегда очень сложно отменить, даже если на их реализацию не хватает денег. А в связи с поздним запуском пенсионной реформы (вместо 2000-го она была начата в 2004-2005-х) образовался значительный дефицит пенсионного бюджета, который тоже необходимо покрывать. Это обязательный платеж, если его не покрывать, пенсионеры останутся без пенсий. В 90-е бюджетная дисциплина была в целом хуже, но правительство могло позволить себе снижать расходы довольно значительно. Сегодня оно позволить себе этого не может, поэтому дефицит неизбежен.

У нас громоздкая бюджетная процедура. Она неплохо работала, когда денег было много. А когда с деньгами напряженно, она действует хуже. 40% доходов российского бюджета поступают от нефтяных и газовых компаний, а те сильно завязаны на мировые цены на нефть. Это значит, что 40% российских доходов зависят от фактора, правительством не контролируемого в принципе. В этих условиях прогнозировать доходы бюджета почти невозможно.

При этом закон о бюджете жестко устанавливает размеры и сроки финансирования, и их неисполнение является преступлением. В результате министерство финансов находится в непростой ситуации: им нужно подготовить закон, который будет обязателен к исполнению в условиях высокой степени неопределенности по доходам. Задача нетривиальная. Скорее всего, это будет означать, что качественного плана доходов-расходов принято не будет и в течение года придется несколько раз возвращаться к этому закону и корректировать его по факту.

Источники финансирования дефицита у правительства очень ограничены: это кредиты международных финансовых институтов, заимствования на внутренних и внешних рынках, приватизация и использование резервов. Первый вариант ставит правительство под жесткий контроль со стороны международных институтов, вместе с кредитами они присылают своих экспертов, которые следят за тем, чтобы деньги были потрачены по назначению и не пропали. Это требует раскрытия дополнительной информации, чего, видимо, не хотят делать правительство и министерство финансов, поэтому к этому источнику будут прибегать в последнюю очередь.

Заимствование на рынках тоже весьма проблематично: если занимать на внутренних рынках, то меньше средств останется корпоративным заемщикам, которые тоже надо финансировать. А если на внешних, тоже есть опасность, что российские корпорации не смогут занимать там, потому что все лимиты на Россию будут уже выбраны правительством. Резервы, накопленные в тучные годы, довольно сильно были потрепаны в последнем квартале прошлого и первом квартале этого года. Их осталось немного и разбазаривать последнее, стратегическое, было бы неразумно.

Последняя надежда — на приватизацию государственного имущества. В принципе это хороший источник финансирования дефицита государственного бюджета, но в ближайшее время реализовать его будет сложно — цены на имущество сейчас находятся на низком уровне. Даже если бы и хотелось что-то продать, трудно выручить реальную сумму.

Получается, что у правительства не так уж и много инструментов для финансирования дефицита бюджета, который правительство при этом и сократить не очень может. Вероятнее всего, будут задействованы все перечисленные выше способы понемножку, чтобы не нарушить макроэкономическое равновесие в других сегментах рынка. Придется все-таки затягивать пояса и уменьшать расходы по тем статьям, которые не являются социальными.   

Комментировать Всего 2 комментария

Бюджетный дефицит в ближайшие два года практически неизбежен. Связано это с тем, что государство всегда хорошо знает, на что оно должно потратить средства, а вот уверенности в доходах у него нет и быть не может. В последние годы было принято большое количество социальных обязательств. Их всегда очень сложно отменить, даже если на их реализацию не хватает денег. А в связи с поздним запуском пенсионной реформы (вместо 2000-го она была начата в 2004-2005-х) образовался значительный дефицит пенсионного бюджета, который тоже необходимо покрывать. Это обязательный платеж, если его не покрывать, пенсионеры останутся без пенсий. В 90-е бюджетная дисциплина была в целом хуже, но правительство могло позволить себе снижать расходы довольно значительно. Сегодня оно позволить себе этого не может, поэтому дефицит неизбежен.

У нас громоздкая бюджетная процедура. Она неплохо работала, когда денег было много. А когда с деньгами напряженно, она действует хуже. 40% доходов российского бюджета поступают от нефтяных и газовых компаний, а те сильно завязаны на мировые цены на нефть. Это значит, что 40% российских доходов зависят от фактора, правительством не контролируемого в принципе. В этих условиях прогнозировать доходы бюджета почти невозможно.

При этом закон о бюджете жестко устанавливает размеры и сроки финансирования, и их неисполнение является преступлением. В результате министерство финансов находится в непростой ситуации: им нужно подготовить закон, который будет обязателен к исполнению в условиях высокой степени неопределенности по доходам. Задача нетривиальная. Скорее всего, это будет означать, что качественного плана доходов-расходов принято не будет и в течение года придется несколько раз возвращаться к этому закону и корректировать его по факту.

Источники финансирования дефицита у правительства очень ограничены: это кредиты международных финансовых институтов, заимствования на внутренних и внешних рынках, приватизация и использование резервов. Первый вариант ставит правительство под жесткий контроль со стороны международных институтов, вместе с кредитами они присылают своих экспертов, которые следят за тем, чтобы деньги были потрачены по назначению и не пропали. Это требует раскрытия дополнительной информации, чего, видимо, не хотят делать правительство и министерство финансов, поэтому к этому источнику будут прибегать в последнюю очередь.

Заимствование на рынках тоже весьма проблематично: если занимать на внутренних рынках, то меньше средств останется корпоративным заемщикам, которые тоже надо финансировать. А если на внешних, тоже есть опасность, что российские корпорации не смогут занимать там, потому что все лимиты на Россию будут уже выбраны правительством. Резервы, накопленные в тучные годы, довольно сильно были потрепаны в последнем квартале прошлого и первом квартале этого года. Их осталось немного и разбазаривать последнее, стратегическое, было бы неразумно.

Последняя надежда — на приватизацию государственного имущества. В принципе это хороший источник финансирования дефицита государственного бюджета, но в ближайшее время реализовать его будет сложно — цены на имущество сейчас находятся на низком уровне. Даже если бы и хотелось что-то продать, трудно выручить реальную сумму.

Получается, что у правительства не так уж и много инструментов для финансирования дефицита бюджета, который правительство при этом и сократить не очень может. Вероятнее всего, будут задействованы все перечисленные выше способы понемножку, чтобы не нарушить макроэкономическое равновесие в других сегментах рынка. Придется все-таки затягивать пояса и уменьшать расходы по тем статьям, которые не являются социальными.

А все-таки, на взгляд экономиста и аналитика, какой путь предпочтут финансовые власти, на что сделают ставку? Не в том плане, что "задействуют все понемногу" - а на что сделают ключевую ставку? Было бы интересно узнать мнение