Валерия Давыдова /

51301просмотр

Бизнес в кризис. 5 историй о том, как заработать во времена рецессии

Падение цен на нефть и резкое ослабление рубля стали главными российскими экономическими событиями прошлого года. За ростом цен последовали сокращение рабочих мест и закрытие многих компаний. В этой ситуации кто-то решил свернуть свой бизнес, кто-то — сменить направление, а кто-то — неожиданно — открыть новое дело. «Сноб» выяснил, как, не боясь ни кризиса, ни падения рубля, переделать ресторан в бар, открыть магазин мебели с нулем инвестиций или парикмахерскую нового формата

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Tapa De Comida

Испанский ресторан Tapa De Comida на Трубной некогда занимал трехэтажный дом, стилизованный под таверну. Хозяева ресторана на протяжении десяти лет подавали московским посетителям хамон Иберико Росебо, наваристые каталонские супы, бычьи хвосты, тушеные овощи в хересе, бычьи яйца в чугунке. С началом санкций о деликатесах пришлось забыть. Испанские продукты сразу пропали, если их и удавалось найти, то стоили они в полтора-два раза дороже. Владелец ресторана Вячеслав Ланкин решил открыть на месте испанского ресторана бар.

Вячеслав Ланкин, Stay True Bar:

Мы узнали, что владельцы здания, в котором мы арендовали помещение, собираются вскоре закрывать его на реконструкцию. Делать дорогой ремонт смысла не было, и мы решили открыть временный бар. Тем более у нас много знакомых барменов, которые учились у легендарных профи.

В «Тапе» мы рассчитывали на то, что кредит мы сможем взять на пять лет, поэтому тратили на развитие ресторана очень много денег. Мы не боялись процентов, все было оговорено. Сейчас мы тоже тратим деньги, но неизвестно, что завтра придумает наше правительство. Исчезла уверенность. Особенно с теми законами, которые они начали принимать. Опять ввели внезапные проверки, увеличили штрафы за неправильно оформленные документы. Прессинг серьезный. Раньше тоже было давление, но не такое, сейчас просто меняются правила игры.

 

Fucking chairs

Интернет-комиссионка, торгующая мебелью из закрытых ресторанов, была основана двумя ресторанными критиками Катей Калиной из Business FM и Ольгой Овчаровой из TimeOut. Девушки не только с выгодой использовали оперативную инсайдерскую информацию, которую получали от рестораторов, но и смогли сыграть, как они говорят, на врожденном желании москвичей урвать последнее в кризис. Хозяйки магазина утверждают, что могут распродать мебель из любого закрытого ресторана за пару дней.

Катя Калина, ресторанный критик на Business FM:

В любой кризис кто-то все равно поднимается. Весь азарт был в том, чтобы сделать бизнес без единой копейки инвестиционных средств. Пользуясь тем, что мы с Олей Овчаровой, моим партнером, являемся ресторанными критиками, мы первыми узнаем о том, что какой-то ресторан закрылся.

Еще до кризиса, несколько месяцев назад, мы придумали, что неплохо было бы создать такой сервис, который продает мебель не ресторанам, а обычным людям, которые хотят купить, например, в загородный дом красивый стул или комод. Чаще всего в магазинах ту мебель, которую можно увидеть в ресторане, мы не встретим. Такую мебель везут или из Италии, или из Азии, причем это дизайнерская мебель; или же интерьер ресторана создавался профессиональными дизайнерами, и, например, можно сразу купить люстру с торшерами и подходящие к ним диваны и стулья. Мы сделали сайт и назвали его Fucking Chairs. Название довольно грубое, и англоязычным людям оно, конечно, режет слух. Но мы сделали это намеренно, потому что рестораторы, когда закрывают проекты, находятся в диком напряжении, матерятся, на нервах распродают имущество, ведь надо платить за аренду, а это очень дорого, поэтому чаще всего вещи уходят с молотка за три копейки. Продавать надо быстро, и мы этим тоже пользуемся. При этом мы не делаем каких-то огромных денег — максимум процентов двадцать, но мы попали в точку: в Москве огромное количество людей, которые обставляют квартиры, загородные дома, но в условиях кризиса ехать в Италию на выставку выходит очень дорого. Из Азии мебель будет ехать около семи месяцев, поэтому купить набор стульев в гостиную из ресторана, который проработал полгода, намного проще. В среднем мебель стоит 30–40% от закупочной цены, причем продаем мы все в рублях. Покупатели следят за нашей страницей в Facebook, и предметы интерьера достаются тому, кто успеет написать первым.

Парикмахерская Noir Moscow

Работа над проектом парикмахерской Noir Moscow началась в августе 2014 года. Ее основатели, Арсений Швец, тренировавший мастеров в Chop-Chop, и Алина Маляу, бывший исполнительный директор сети, хотели создать современную парикмахерскую формата унисекс без уклона в гламур или модную барбершоповскую тематику. Получился минималистичный салон без разделения на мужской и женский залы. Кроме стрижек мастера могут поправить форму бороды и усов.

Алина Маляу, сооснователь:

Первый этап — поиск помещения — занял у нас месяц. Мы смотрели порядка 10–20 объектов в неделю. На рынке недвижимости было достаточно много предложений: банки, у которых отозвали лицензию, освобождали помещения. Позже перешли к ремонтным работам, тут уже кризис стал ощущаться более явно: мы сразу столкнулись с тем, что цены на все стройматериалы растут каждый день, а многие компании и вовсе перевели счета в валюту. Но отступать уже было некуда. Многие менеджеры компаний, с которыми мы сотрудничали, заранее предупреждали о предстоящей индексации или делали существенные скидки после повышения цен, чтобы сохранить клиентов. Это позволило нам закончить ремонт без существенных потерь.
Отдельным стрессом было рассмотрение в Госдуме поправки в Налоговый кодекс о ежеквартальных сборах для малого бизнеса, согласно которой наша налоговая нагрузка должна была увеличиться на 400 тысяч рублей ежегодно, что, конечно, могло убить проект, не дав ему даже толком начать работать. Мы напряженно следили за развитием ситуации; поправку в отношении парикмахерских, к счастью, не приняли.
Сейчас мы работаем уже два месяца. Пока нам сложно жаловаться на то, что дела идут плохо: все же мы работаем в сфере, которая актуальна даже при неблагоприятных внешних обстоятельствах, и сейчас проект опережает динамику роста, заложенную в бизнес-плане. В новом году поставщики косметики перевели закупочные цены на свой продукт в евро, но мы пока не спешим повышать стоимость для конечного покупателя. Посмотрим, что будет дальше.

Chez Maman

Ресторан на манер лионского бушона на Большой Никитской открылся 1 декабря 2014 года без особого шума. Его открыла команда «Жан-Жака» — Наталья Лукина, бывшая управляющая кафе, и Буэсси Куншев, руководивший в «Жан-Жаке» кухней. Хотя Наталья Лукина не любит, когда Chez Maman связывают с «Жан-Жаком», ресторан напоминает по духу знаменитое кафе.

Фото: facebook.com/pages/Chez-Maman
Фото: facebook.com/pages/Chez-Maman

Наталья Лукина, Chez Maman:

После введения санкций появились сложности. Например, мы не подаем сейчас сырную тарелку, потому что нет французского сыра. Мы не можем положить туда сыр-косичку, как это делают в других заведениях. Но в основном у нас продукты отечественного производства, так что держимся. С арендой помещения тоже не было проблем, ведь с хозяевами мы очень давно сотрудничаем. Договор, в котором была зафиксирована сумма аренды, был подписан еще летом, так что цену аренды, несмотря на кризис, нам не поднимают. К тому же арендная плата привязана не к доллару, а к рублю.

Не скажу, что были огромные сложности при открытии. Но, например, когда мы заказывали посуду за рубежом, пришлось покупать в Китае. Поскольку кафе позиционируется как французский бушон, все очень простое, поэтому потребности в чем-то особенном нет. Цены мы не привязываем к валюте и не поднимаем.

Демократичная линия A LA RUSSE

Компания Анастасии Романцовой A LA RUSSE, существующая с 2010 года, запустила второй бренд ARnouveau, но для нового бренда Анастасия решила не создавать отдельных бутиков — коллекции будут продаваться через баеров в Москве. Во время кризиса на смену длинным расписным платьям из дорогостоящих тканей пришли демократичные молодежные вещи из хлопка.

Анастасия Романцова, креативный директор A LA RUSSE:

Поскольку бренд ARnouveau задумывался как демократичный не только по стилю, но и по ценам, мы решили закупать ткани и фурнитуру в России, нашли хороших производителей, что позволило уменьшить издержки и сделать цены доступными. Одежда шьется на нашем собственном производстве в Москве.

Мы не индексировали цены, и на успешную продажу текущих коллекций внешние обстоятельства не повлияли, ткани и фурнитура для коллекций будущего года были закуплены заранее, и, судя по предзаказам баеров и клиентов, которые были у нас на Fashion Days после показа «весна-лето 2015», в нынешней сложной ситуации мы справляемся. В любое время девушкам по-прежнему хочется выглядеть красиво и стильно, ведь это лучший способ отвлечься от проблем и поднять себе настроение. Хорошим знаком для нас стала недавняя победа во всероссийском конкурсе «Школьная форма», появилось отдельное новое направление, и мы уже приступили к разработке коллекций для нескольких крупных гимназий.

 

Новости наших партнеров