/ Берлин

Дмитрий Врубель: У нас за двадцать лет ничего не получилось, а у них получилось все

В Германии отмечают 20-летие падения Берлинской стены

Участники дискуссии: Дмитрий Врубель
+T -
Поделиться:
Подробнее

В центре немецкой столицы, где между Рейхстагом и Бранденбургскими воротами раньше проходила Стена, установлено больше тысячи расписанных граффити двухметровых блоков из пенопласта, которые ее изображают. Во время торжественной церемонии 9 ноября они будут повалены как костяшки домино.

На церемонии будут присутствовать бывший президент СССР Михаил Горбачев, президент РФ Дмитрий Медведев, лидеры большинства европейских стран и госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Дмитрий Врубель

   В центре города полно ментов — и обычные, и спецназ, и какой-то спецспецназ. Сегодня приедут президенты и премьер-министры. Не люблю я столько ментов, но все равно, может быть, поеду в город — там от Рейхстага до Потсдамерплатц поставили большие пенопластовые куски, изображающие Стену. И вечером по принципу домино они повалятся — все полтора километра. Мы пытались пройти туда накануне вечером. Выходим из Kempinski со встречи с Горбачевым — ну и туда. Не пускают, говорят: утром приходите. А я, как только мне что-то напоминает Москву, сразу же: бэ-э-э. А в городе сейчас есть что-то, что ее сильно напоминает.

При всем при том, что я про ментов cейчас говорю, во-первых, все они улыбаются. Во-вторых, все же понятно, почему они стоят, — приезжают все лидеры. И, конечно же, антиглобалистские левые угрозы — это очень серьезно.

Берлинцев в городе почти не видно. Кругом итальянцы, финны… И Берлинская стена для них — главный городской аттракцион. Если раньше они ходили очередью, то теперь — огромными кучами. Берлин год готовился к празднику, и я думаю, еще недельку погуляет. А потом все — потом Рождество.

Праздник идет по периметру Стены. Там, где она стояла, везде какие-то памятные знаки, тусовки, события, флешмобы. Нужно точно знать, где что происходит. Основные праздники сегодня вечером. Три дня тому назад уже открылась East Side Gallery — это кусок настоящей Берлинской стены, — там тоже праздник был с мэром города. Вчера была ночная тусовка, на которой президент MTV вручал премию MTV. Вот там было очень круто. К Михаилу Сергеичу все обращались «господин президент». И когда он выступал, было полное ощущение, что он себя им и ощущает — действующим президентом. Он говорил, что у нас еще очень много осталось ракет и мы еще можем кое-чего. Мы сидели за одним столом с Ниной Хаген, и нам было не до Горбачева. 

Постоянно здесь какие-то тусовки, вечеринки, открытие новых памятников. Все время по городу — неделю уже — они проходят. Мы живем внутри этого. Вот мы полгода назад с Музеем мадам Тюссо договаривались о том, что у них сделаем Стенку. Они пропали куда-то, а потом в прошлый понедельник вдруг позвонили и сказали: а вы помните, что у нас в четверг открытие? А там конь не валялся. И весь вторник и всю среду мы на ушах — делали то, что должны были сделать за две недели. Потом день отдыха, и на следующий день — открытие East Side Gallery.

Я подсмотрел на вечеринке — там был благотворительный аукцион,—как себя ведут западные художники. Тусуются, ко всем пристают, у всех берут автографы. Все западные художники — это сплошные никасы сафроновы. В обнимочку с Горбачевым, в обнимочку с Пласидо Доминго. А мы сидим, русские скромные, только с Ниной Хаген сфотографировались и все. И думаешь теперь: блин, и с этим надо было задружбаниться, и у этого визиточку взять, и с этим договориться завтра встретиться. Но учимся, учимся…

В Москве многим очень хочется, чтоб кто-то жалел о том, что произошло здесь 20 лет назад. Все эти разговоры оттого, что у нас ничего не получилось, а у них — получилось все. Какие-то проблемы там есть, но они есть и у меня, и у вас, они абсолютно естественные. Все работает, все функционирует и все довольны. Бедным тут быть практически невозможно. Если ты бедный, к тебе подойдет социальная служба, навяжет тебе квартиру, будет за эту квартиру платить и тебе еще 500 евро давать, чтоб ты не подох с голоду. Они все время сейчас показывают по телевизору демонстрации 1989 года, и они понимают, за что боролись.   

Комментировать Всего 1 комментарий

В центре города полно ментов — и обычные, и спецназ, и какой-то спецспецназ. Сегодня приедут президенты и премьер-министры. Не люблю я столько ментов, но все равно, может быть, поеду в город — там от Рейхстага до Потсдамерплатц поставили большие пенопластовые куски, изображающие Стену. И вечером по принципу домино они повалятся — все полтора километра. Мы пытались пройти туда накануне вечером. Выходим из Kempinski со встречи с Горбачевым — ну и туда. Не пускают, говорят: утром приходите. А я, как только мне что-то напоминает Москву, сразу же: бэ-э-э. А в городе сейчас есть что-то, что ее сильно напоминает.

При всем при том, что я про ментов cейчас говорю, во-первых, все они улыбаются. Во-вторых, все же понятно, почему они стоят, — приезжают все лидеры. И, конечно же, антиглобалистские левые угрозы — это очень серьезно.

Берлинцев в городе почти не видно. Кругом итальянцы, финны… И Берлинская стена для них — главный городской аттракцион. Если раньше они ходили очередью, то теперь — огромными кучами. Берлин год готовился к празднику, и я думаю, еще недельку погуляет. А потом все — потом Рождество.

Праздник идет по периметру Стены. Там, где она стояла, везде какие-то памятные знаки, тусовки, события, флешмобы. Нужно точно знать, где что происходит. Основные праздники сегодня вечером. Три дня тому назад уже открылась East Side Gallery — это кусок настоящей Берлинской стены, — там тоже праздник был с мэром города. Вчера была ночная тусовка, на которой президент MTV вручал премию MTV. Вот там было очень круто. К Михаилу Сергеичу все обращались «господин президент». И когда он выступал, было полное ощущение, что он себя им и ощущает — действующим президентом. Он говорил, что у нас еще очень много осталось ракет и мы еще можем кое-чего. Мы сидели за одним столом с Ниной Хаген, и нам было не до Горбачева. 

Постоянно здесь какие-то тусовки, вечеринки, открытие новых памятников. Все время по городу — неделю уже — они проходят. Мы живем внутри этого. Вот мы полгода назад с Музеем мадам Тюссо договаривались о том, что у них сделаем Стенку. Они пропали куда-то, а потом в прошлый понедельник вдруг позвонили и сказали: а вы помните, что у нас в четверг открытие? А там конь не валялся. И весь вторник и всю среду мы на ушах — делали то, что должны были сделать за две недели. Потом день отдыха, и на следующий день — открытие East Side Gallery.

Я подсмотрел на вечеринке — там был благотворительный аукцион,—как себя ведут западные художники. Тусуются, ко всем пристают, у всех берут автографы. Все западные художники — это сплошные никасы сафроновы. В обнимочку с Горбачевым, в обнимочку с Пласидо Доминго. А мы сидим, русские скромные, только с Ниной Хаген сфотографировались и все. И думаешь теперь: блин, и с этим надо было задружбаниться, и у этого визиточку взять, и с этим договориться завтра встретиться. Но учимся, учимся…

В Москве многим очень хочется, чтоб кто-то жалел о том, что произошло здесь 20 лет назад. Все эти разговоры оттого, что у нас ничего не получилось, а у них — получилось все. Какие-то проблемы там есть, но они есть и у меня, и у вас, они абсолютно естественные. Все работает, все функционирует и все довольны. Бедным тут быть практически невозможно. Если ты бедный, к тебе подойдет социальная служба, навяжет тебе квартиру, будет за эту квартиру платить и тебе еще 500 евро давать, чтоб ты не подох с голоду. Они все время сейчас показывают по телевизору демонстрации 1989 года, и они понимают, за что боролись.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален