Почему мы понимаем друг друга

Чтобы понять ближнего, не нужно слов — бывает достаточно одного взгляда; а кому-то не помогает даже подробное объяснение со слезами и битьем посуды. Этой проблемой давно и успешно занимаются нейробиологи

+T -
Почему мы понимаем друг друга
От редакции
Поделиться:

Проблема восприятия разума окружающих

Сегодня я расскажу о проблеме восприятия разума окружающих. Почему так трудно распознать и изменить желания и убеждения других? Об этом лучше всего говорят писатели: Филип Рот (Philip Roth), например, сказал: «Как же нам решать чрезвычайно важную проблему других? У нас нет инструментов, чтобы распознавать их внутренние, невидимые цели». В обыденной жизни я, как и другие, сталкиваюсь с этой проблемой, но как ученого меня интересует другая проблема. Вот как она формулируется: «Почему так легко понять, о чем думают другие?». Ведь для этого зачастую достаточно одного взгляда. Корень проблемы в том, что для мыслей о разуме окружающих мы пользуемся мозгом, который состоит из мозговых клеток, схожих с остальной фауной. Но если их расположить в определенном порядке, возникает способность сложно мыслить.

Задачи когнитивной нейробиологии

Задачи когнитивной нейробиологии — изучить, каким образом, собрав в одну систему простые элементы и сообщения в пространстве и времени, можно добиться потрясающей человеческой способности думать о разуме.

На эту тему я сегодня расскажу три вещи.

Во-первых, в вашем мозгу есть особый участок мозга, который позволяет думать о мыслях окружающих.

Во-вторых, этот участок развивается медленно, по мере приобретения человеком навыков.

И, наконец, я покажу, что люди по-разному судят об окружающих, что может частично объясняться различиями в этой области мозга.

Участок мозга, работа которого — думать о мыслях окружающих, называется «правый стык виска и темени» (Right Temporoparietal Junction — RTPJ) и находится выше и позади правого уха. Этот участок не участвует в решении прочих логических проблем.

Второе, что необходимо отметить: нам не сразу дается навык понимать чужой разум. Детям требуется много времени, чтобы научиться пользоваться этой системой. Я расскажу, как идет этот долгий процесс. Сначала вы увидите изменения, происходящие между возрастом трех и пяти лет, в умении ребенка понять, что у другого может быть точка зрения, отличная от его собственной. Пятилетий ребенок четко понимает, как другие могут иметь ошибочное мнение и как это может повлиять на их поведение. Рассмотрев рассуждения трехлетнего ребенка, мы видим, как они отличаются от рассуждений пятилетнего. Как дети учатся понимать окружающих, можно увидеть, если попросить их при разборе ситуации дать этическое суждение. Лишь к семи годам дети дают ответы, более-менее похожие на ответы взрослых.

Один из проектов нашей лаборатории — сканирование мозга детей с целью изучить процессы, происходящие в их мозгу по мере развития способности думать о мыслях окружающих. Этим способом выявлено, что у детей за мысли об окружающих отвечает тот же участок RTPJ, что и у взрослых. Но есть и отличия. У взрослых этот участок мозга почти полностью специализирован и занят мыслями о чужих мыслях. Эта функция намного меньше выражена у детей от пяти до восьми лет. Если же мы возьмем период с восьми до 11 лет, когда дети вступают в юношество, участок RTPJ у них все еще не совсем такой, как у взрослых. Мы приходим к выводу, что в детстве и даже в юношестве когнитивная система — ментальная способность думать о мыслях окружающих, и обеспечивающие ее структуры мозга продолжают медленно развиваться.

Даже взрослые, думающие об умах окружающих, отличаются друг от друга тем, насколько хорошо, часто и точно им это удается. И мы задались вопросом: а могут ли различия между взрослыми в их умении думать о мыслях окружающих объясняться различиями в этом участке мозга? Для этого мы разработали для взрослых вариацию уже опробованной на детях задачи. В реакции взрослых респондентов прослеживается различие в этической оценке предложенной ситуации, которое зависит от интенсивности работы участка мозга RTPJ.

Нам хотелось бы иметь возможность вмешаться в работу этого участка и проверить, можем ли мы влиять на этические суждения.

Методика ТМС

У нас есть методика, позволяющая это. Она называется «транскраниальная магнитная стимуляция» — ТМС. Магнитный импульс посылается на область внутри мозга сквозь черепную кость и временно расстраивает функции нейронов на этом участке.

На видеозаписи я покажу магнитный импульс. Мы увидим, что получится, если положить монетку на прибор. При каждом включении прибора вы будете слышать щелчок. Сейчас я направлю этот же импульс на ту часть моего мозга, которая контролирует движения моей руки. Мы увидим, что это не физическая сила, а магнитный импульс. Направленный на мой мозг, он вызывает непроизвольные сокращения мышц моей руки. Теперь направим его на участок RTPJ, чтобы узнать, можно ли повлиять на этические суждения респондентов. Применив ТМС к участку RTPJ, мы стали изучать, насколько суждения людей изменились. Люди все еще справляются с задачей. Их суждения в том случае, когда ничего особенного не случилось, остались прежними. А в случае ЧП, когда случайные действия стали причиной смерти человека, респонденты были склонны к большему осуждению.

Человек на самом деле наделен прекрасным инструментом, позволяющим думать о чужих мыслях. Он долго развивается — с детства до ранней юности, и даже у взрослых индивидуальные отличия в этом участке мозга способны прояснить различия в том, как мы думаем и судим об окружающих.

Последнее слово хотелось бы снова предоставить писателю: Филип Рот пришел к выводу о том, что жизнь не сводится к тому, чтобы правильно понимать окружающих. Мы их всю жизнь не так понимаем.

Комментировать Всего 2 комментария

Моральная евгеника - интересная штука. Направляешь такую магнитную пушку на человеческие массы и крутишь их этическими нормами как хочешь. То, что она не берет трубку, когда ей звонят из Пентагона - веселая, но неправдивая история.  Именно на правительство США она скорее всего и работает. Слишком продуманный образ молодой женщины ученой, такая подружка Гарри Поттера в более взрослом исполнении. По ней видно, что у нее самой никаких моральных принципов нет. И если она достигнет технической возможности манипулировать способностью этических суждений человека, то ничто ее не остановит.

А, скорее всего, такая пушка, которая помогает людям понимать "что такое хорошо, и что такое плохо" уже давно существует.

А такие вот лекции устраиваются для того, чтобы успокоить сомневающихся. Мол без вашего ведома на вас воздействовать не могут, эффект очень временный и очень не существенный, и эксперименты проводятся исключительно в целях понять ближнего своего, чтобы не было конфликтов, вызванных непониманием, прекратятся войны, настанет мир и процветание.

А, может, она и верит в то, что говорит. Я давно заметил, что все американские ученые, работающие в сфере влияний на человеческий мозг, сами прилично зомбированы.  Выглядят всегда очень natural, непринужденно шутят и обязательно цитируют Филипа Рота. То, что Рот - величина в современной англоязычной литературе - факт бесспорный, но неужели больше вообще некого процитировать? Одинаковые люди пугают, даже если все они одинаково хорошие.

Вот она рассказала об исследовании: мы умеем теперь находить центр, отвечающий за мысли о чужих мыслях. Вы предпочли бы, чтобы ученые не знали об этих свойствах мозга - лишь бы Знание не попало в руки Империи Зла?