/ Москва

История нас. Новый блог

В этом блоге любой участник проекта — член клуба или подписчик — может разместить свою историю (или свои истории) о прошедшем веке

Фото: Арсений Несходимов
Фото: Арсений Несходимов
+T -
Поделиться:

Чуть ли не самыми дискуссионными материалами на сайте «Сноб» раз за разом становятся истории о прошлом — его осмыслении и переосмыслении и, главное, — о процессе вспоминания и поминания. В результате всех этих и многих других дискуссий появилась идея завести отдельный блог, посвященный истории.

Блог этот мы предлагаем обустроить следующим образом. Каждый из нас является носителем уникального знания о прошедшем — своих воспоминаний, семейных историй и легенд. Давайте начнем собирать из них свою историю ХХ века. В этом блоге любой участник проекта — член клуба или подписчик — может разместить свою историю (или свои истории) о прошедшем веке. Мы предлагаем вам присылать нам свои тексты, видео и фото из прошлого века, и в нынешнем веке все это на нашем сайте сложится, как мы надеемся, в мультимедийную историю.

Начнем же мы с рассказа о том, как вчера ночью члены клуба «Сноб» вспоминали падение Берлинской стены. Денис Смыслов созвал нас в своем клубе Soho Rooms. За пару дней до вечеринки он задал на сайте вопрос: «Что для вас значит падение Берлинской стены?». Мнения, несколько неожиданно для редакции, разделились: Александр Мамут назвал падение стены поражением своей родины, Юрий Аввакумов с Анастасией Малявко горячо поспорили, но сошлись на том, что стена была «дикостью».

Наташа Барбье, самоотверженно взявшая на себя роль мастера церемоний, пыталась возродить дискуссию в условиях вечеринки, но большого разброса мнений не обнаружила. Зато обнаружила незаурядные познания об истории стены:

Павел Лунгин назвал Стену раковой опухолью и предложил не спорить, а просто радоваться победе над болезнью.

Ричард Уоллис «просто радоваться» был не согласен. Он поведал, как опасался, что падение Стены могло ужесточить политику Москвы в отношении Прибалтики. По его словам, Германия во многом остается разделенной:

Маша Гессен день 9 ноября 1989 года запомнила очень хорошо. Тому была и личная причина:

Михаил Хабаров в 1989 году только переехал в Москву из уральского Златоуста. Значимость новостей из столицы ГДР он полностью осознал лишь годы спустя:

Андрей Успенский рассказал, что, обедая как-то раз с Кристианом Брокштедтом, выяснил, что примерно в одно время они служили по разные стороны межгерманской границы. По словам Успенского, ощущение скорых перемен буквально витало в воздухе:

В конце вечера члены клуба взяли кувалды и разбили в крошки свою символическую стену из пенопласта:

Фотогалерея

Предыстория

Дмитрий Врубель реставрирует «Поцелуй Хонеккера и Брежнева»

Оуэн Мэтьюс комментирует рассекречивание документов о том, как лидеры Франции и Британии стремились предотвратить объединение Германии

Берлин готовится к юбилею падения стены

Дети членов клуба написали эссе о том, как изменился мир с момента падения стены

Софья Троценко открыла на «Винзаводе» выставку арт-объектов, созданных из «исторического» бетона

Дмитрий Врубель рассказывает о том, как юбилей отмечают в Берлине

Комментировать Всего 9 комментариев

Ровно 20 лет назад, за месяц до падения Берлинской стены, Катя, моя вторая жена, вернулась домой из ГДР, откуда привезла мне офицерскую кепочку со значком. Как ее пустили на самолет — до сих пор неизвестно, потому что она была конкретно беременна двумя моими девчонками — Сашей и Лизой. А через месяц, аккурат 9 ноября, я делал выставку после аукциона Sotheby's, где Брускер продал картинку за 425 тысяч фунтов. И это поразило мое воображение, и не только мое, но и тех, кто решил сделать советские аукционы. И фирма под названием Diamand International заказала нам выставку-аукцион декоративно-прикладного искусства. Это был абсолютно провальный проект, но мы на этом заработали. Это было боевое время, конечно.

Мое поколение как раз очень естественно воспринимало, что каждый день должно что-то меняться, что-то должно происходить. Есть, наверное, пара поколений (а я считаю, что разрыв между поколениями три года), которые очень странно относятся к переменам как к естественной части своей жизни, поэтому не было ни культурного шока, ни сверхожиданий — ничего. Мне, действительно, было немного жаль, что некое геополитическое пространство само по себе разваливается, но Берлинская стена к этому никакого отношения, к счастью, не имела. У меня была досада по поводу распада СССР. Мне было досадно, когда обнаружилось, что люди перестали быть объединены знанием русского языка, что, в принципе, крайне удобно и функционально. И вообще мне странно, когда происходит раздел в тот момент, когда происходит объединение. А что касается стены — то это милое дело, это нормально, объединился город. И вообще было странно — город со стеной посредине.

Я абсолютное дитя перестройки. Потому что когда я закончила школу, как раз Горбачев был. Все, что печаталось в «Новом мире», какие-то революционные статьи там и сям, мы все это жадно читали, впитывали, хватали этот огонек. Падение Берлинской стены стало совершенно логичным событием — открывается мир, открываются границы. Все казалось таким незыблемым. Эйфорическое было состояние в конце 80-х — начале 90-х, даже все девяностые. С более молодыми моими приятелями и коллегами, с теми, кто младше лет на 10-15, говорили про 90-е годы. Они для них мрачные, тяжелые, бандитские. А для меня это время подъема, окрыления, веры, надежды.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Ну да - тогда  друзья и знакомые поступали в западные университеты, уезжали на все эти MBA по разным грантам - потом многие вернулись, сегодня руководят очень крупными компаниями. 

Мы все здесь впервые начали общаться с иностранцами! Много общаться - потому что в Москве открывались представительства западных компаний, и сюда приезжали экспаты - молодые, смелые, энтузиасты, а не только лузеры, которые не нужны у себя дома (как принято теперь иногда считать). Им было интересно все про нас и про "здесь", а нам - про них и "там"

Мы сами начали выезжать за границу  на стажировки и тп

Очень скоро все это стало привычно, в порядке вещей. А тогда просто мир для нас открылся.

для тех, кто младше на 10-15 лет 90ые не часть их личной истории. они воспринимают миф и живут им. грязи было предостаточно, но для меня важнее те ощущения которые вы перечислили. к середине 2000ых их вообще не осталось. 

Кирилл Березов Комментарий удален

Cлышал, что сегодня 8% восточных немцев очень сожалеют о сносе стены. Я не знаю точно, какое население было в Восточной Германии, но мне кажется, большое количество живых людей. Я понимаю, что они сказали это образно. Вы очень хорошую тему подняли по поводу стены в Москве. Есть такая стена, и нужно говорить о том статистически значимом населении, которое такая стена разделяет. В Германии она достаточно серьезно разделила людей — экономически, социально, исторически, культурно. Они до сих пор остаются разделенными. Она носит скорее символический характер, эта стена. Но она осталась. Она будет еще лет пятьдесят, даже больше.

Кирилл, согласно тому же опросу, на который вы ссылаетесь, 80% немцев, говорят о падении Стены, как о "счастливом случае для всей Германии". На мой взгляд, деление людей на восточных и западных, капиталистических и социалистических сейчас уже неактуально. Как ни парадоксально, именно этим объясняется и недавний феномен "остальгии", молодежного увлечения социалистическими артефактами - для нынешних 20-летних социализм перестал быть частью личной истории, превратившись в набор диковинных финтифлюшек.

Как раз 9 ноября меня представили как руководителя коллективу магазина, который тогда назывался «Книжный мир». Там тоже была стена — Советский Союз, который надо было перестроить. Интересное, кстати, совпадение: в Берлине сломали стену, а мне предстояло перестроить весь организм. То есть сломать консерватизм СССР.

Что дала стена? Она разделила общество, но в тех условиях вряд ли можно было бы как-то по-другому выстроить этот механизм. Любая стена — вопрос тонкий. Невозможно удержать народный прогресс. Можно удержать сейчас информацию? Нет. Исходя из этого, что такое стена? Вся информация наверху, и что бы телевидение вам ни говорило, если вы обладаете другой информацией, вы и ведете себя по-другому, более свободно и раскрепощенно.

Советский Век.

 История нас это очень интересная тема. Она остра и актуальна. Посмотрите как мгновенно и на весь мир распрстранился скандал с запретом названия "Антисоветская" в небольшой московской шашлычной. Я с коллегами уже несколько месяцев занимаюсь сбором материалов по Советскому Веку. Это понятие мы расшиирили от августа 1914 года и до Беловежских соглашений. Есть поразительные документальные истории и свидетельства от бабушек и прабабушек. Если получится и будет позволено подписчику я готов опубликовать некоторые рассказы и фотографии.