Юлия Машнич /

80078просмотров

Мода и болезнь. Как альбиносы, девушки с витилиго и ожирением становятся моделями

Не так давно мода была диктатурой. Теперь это демократия, а слово «тренд», по утверждению главного редактора американского Vogue Анны Винтур, стало ругательством. Это проявляется и в кастингах: вместо нескольких стандартных типажей на обложках и подиумах красуются уникальные модели. Например, с аутоиммунными, генетическими и прочими расстройствами

Участники дискуссии: Анна Карпова
Фото: Diesel Campaign
Фото: Diesel Campaign
+T -
Поделиться:

В детстве Шантель Браун-Янг (@winnieharlow) дразнили коровой и зеброй из-за неравномерной пигментации кожи, вызванной витилиго. В ответ Шантель выдумала альтер эго Винни Харлоу, осмелела и принялась выкладывать селфи в Instagram. Однажды на них наткнулась Тайра Бэнкс и пригласила девушку в свое шоу America's Next Top Model. Теперь Винни украшает кампании Desigual и Diesel, участвует в Неделе моды в Нью-Йорке и снимается в клипе Eminem и Sia. Шантель точно знает, что она красавица, и оскорбления в социальных сетях ей уже не страшны. Признаний в любви там все равно больше.

Шон Росс (@shaundross) и Диандра Форрест (@diandraforrest) — альбиносы. Шон — танцовщик. Когда его видео на YouTube заметили скауты из модельного агентства, он учился в знаменитой школе балета Alvin Ailey. Карьера Росса складывается стремительно: он снимался для итальянского Vogue, британского GQ, i-D и Another Man, участвовал в показах Givenchy и Alexander McQueen, снимался в видео Beyonce и Lana del Rey. Последняя обложка журнала Acapella посвящена ему, а вынос гласит «Первый в мире альбинос-супермодель». В 2009 году Шон и Диандра встретились на Tyra Banks Show и в два голоса рассказали о том, как нелегко приходится альбиносам в детстве.

Диандра росла в афроамериканском квартале Нью-Йорка, и насмешки в школьные годы травмировали ее настолько, что родители перевели дочь в школу для особенных детей, где она училась с еще несколькими альбиносами. Прошло несколько лет, и ее светлые глаза, белокурые волосы и светлая кожа стали вызывать восхищение. Она стала первой моделью-альбиносом в истории, которой удалось подписать контракт с агентством уровня Elite.

У модели и певицы Viktoria Modesta (@viktoriamodesta) нет ноги. Зато у нее есть коллекция съемных протезов: например, в стразах, со светодиодами и конический. Она называет себя бионической моделью. Виктория Москалева родилась в Латвии, а в 12 лет вместе со всей семьей переехала в Британию. Там, устав от врачей, больниц и операций, сопровождавших ее с самого рождения, в 20 лет она решилась на ампутацию: «Мне всегда было некомфортно думать о себе как об инвалиде, и это подтолкнуло меня на борьбу со старомодными представлениями». В этой борьбе у Виктории была предшественница, Эми Маллинз. Паралимпийская спортсменка, рекордсменка мира в спринте и прыжках в длину, одна из самых популярных спикеров TED за всю историю конференции, муза Александра Маккуина, лицо L'Oreal, модель с обложки Dazed&Confused и невеста прекрасного Руперта Френда — Куина из сериала Homeland.

У Тесс Холидей (@tessholliday) ожирение, при весьма среднем росте она носит одежду 22-го американского размера. Недавно она стала первой в своей весовой категории, кто сумел подписать контракт с модельным агентством (в ее случае — Milk Model Management). До нее модели plus size вписывались в рамки размеров от 8-го до 16-го. Она — автор тега #effyourbeautystandards и основательница одноименного движения. Тесс 29 лет, у нее есть сын, бородатый бойфренд, множество татуировок и мнение относительно красоты: «Надеюсь, это поможет вам понять, что быть собой — это нормально, даже если вам случилось жить внутри толстого тела».

На последней Неделе моды в Нью-Йорке в шоу Carrie Hammer дебютировала Джейми Брюер, актриса из сериала «Американская история ужасов» с синдромом Дауна. Моффи, модель со страбизмом, то есть косоглазием, пару лет назад украсила обложку журнала POP и с тех пор вполне успешно работает в агентстве Storm. Модель с мышечной атрофией, передвигающаяся в инвалидном кресле, не так давно участвовала в рекламной кампании Diesel. Отношения моды и болезни как частного случая индивидуальности становятся все ближе, но у них есть и другая, не менее общественно полезная грань.

В последнее время дизайнеры стали проявлять чудеса человечности, и заботиться о рядовых больных. Пока большинство марок все еще взвешивает целесообразность одежды для полных, некоторые проявляют большую сознательность. И речь идет даже не о благотворительных акциях, которых, к слову, тоже становится все больше (взять хотя бы Fashion for Relief). Например, Мелисса Одабаш, купальники которой берут в отпуск Кейт Мосс, Бейонсе и Кейт Миддлтон, только что запустила линию для женщин, переживших мастэктомию. А канадский дизайнер Иззи Камильери, в портфолио которой Дэвид Боуи, Марк Уолберг и Анджелина Джоли, создает специальные коллекции для людей в инвалидных креслах под маркой IZ Adaptive. В результате меняются не только стандарты красоты (стандартов больше нет, осталась одна красота), но и отношение к потребителю в целом. Мода больше ничего не диктует и не навязывает, она вежливо предлагает о вас позаботиться.

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий

Напрашивается еще история фотомодели Мелани Гайдос с ангидротической эктодермальной дисплазией. И сюда же актер Майкл Берриман

 

Новости наших партнеров