/ Москва

Александр Малис: Украденные у «Евросети» 50 миллионов — копейки на общем фоне

Правоохранительным органам законодательно запретят уничтожать вещественные доказательства

Участники дискуссии: Александр Малис
+T -
Поделиться:
Подробнее

Комитет Госдумы по законодательству рекомендовал парламенту принять законопроект, запрещающий уничтожать вещественные доказательства без согласия владельца или санкции суда.

Действующее законодательство разрешает уничтожать фигурирующие в качестве улик орудия преступления, запрещенные к обращению предметы, а также не представляющие ценности вещи, владелец которых не выразил желания их забрать. Причем решение об их уничтожении самостоятельно принимают правоохранительные органы. В случае же принятия закона решение об уничтожении улик без согласия на то владельца, принять сможет только суд.

По данным газеты «РБК daily», законопроект появился после изъятия у компании «Евросеть» весной 2006 года партии сотовых телефонов Motorola общей стоимостью в несколько десятков миллионов долларов. Тогда правоохранители сообщили о том, что изъятая продукция — контрафактная, и отчитались о ее уничтожении.

Александр Малис

   Очень жалко, что понадобилось несколько лет, чтобы это дошло до законодателей, но лучше поздно, чем никогда. Мы надеемся, что этот закон будет принят. Милиционеры воруют, используя возможность уничтожать вещдоки. А это такие суммы, что наши 50 миллионов долларов на «Мотороле» — просто капли и копейки по сравнению с тем, что делается по всей стране. 

Почему, если вещественное доказательство уничтожает подозреваемый, это расценивается как препятствие следствию, а если уничтожают правоохранительные органы, это препятствием не является?

При этом правовая коллизия, при которой вещественное доказательство не доживало до суда, очень распространена.

С точки зрения бизнеса, главная задача поправок — лишить милиционеров возможности воровать. А с точки зрения установления в стране так называемой диктатуры закона, о которой так много говорили, важно сохранение улик до суда потому, что ни о каком правовом поле говорить нельзя, когда стороны в судебных тяжбах не имеют шанса доказать свою невиновность.

И каждое из этих двух соображений заслуживает того, чтобы внести поправки в законодательство. Кажется странным, что до сих пор Россия этого не поняла.   

Комментировать Всего 1 комментарий

Очень жалко, что понадобилось несколько лет, чтобы это дошло до законодателей, но лучше поздно, чем никогда. Мы надеемся, что этот закон будет принят. Милиционеры воруют, используя возможность уничтожать вещдоки. А это такие суммы, что наши 50 миллионов долларов на «Мотороле» — просто капли и копейки по сравнению с тем, что делается по всей стране. 

Почему, если вещественное доказательство уничтожает подозреваемый, это расценивается как препятствие следствию, а если уничтожают правоохранительные органы, это препятствием не является?

При этом правовая коллизия, при которой вещественное доказательство не доживало до суда, очень распространена.

С точки зрения бизнеса, главная задача поправок — лишить милиционеров возможности воровать. А с точки зрения установления в стране так называемой диктатуры закона, о которой так много говорили, важно сохранение улик до суда потому, что ни о каком правовом поле говорить нельзя, когда стороны в судебных тяжбах не имеют шанса доказать свою невиновность.

И каждое из этих двух соображений заслуживает того, чтобы внести поправки в законодательство. Кажется странным, что до сих пор Россия этого не поняла.