Особенности национального импортозамещения. Часть 3. Москва и Санкт-Петербург

Мелкие и средние российские производители рады неожиданному вниманию к их продуктам. Они мечтают увеличить производственные мощности и захватить большую часть рынка. Правда, сделать этого пока не могут — из-за падения рубля и дороговизны кредитов, не говоря уже об импортных станках, деталях и составляющих. «Сноб» расспросил предпринимателей в Перми, Санкт-Петербурге, Томске, Новосибирске, Барнауле и в Ростовской области, как меняются вкусы покупателей в связи с кризисом и получается ли наладить импортозамещение. В третьей части читайте про то, как кризис повлиял на малый бизнес в Москве, Петербурге и Ленинградской области: что происходит с арендой, какие из импортных молочных продуктов удается заменить отечественными, а какие — нет, в чем главные проблемы производства мяса и пошива одежды

+T -
Поделиться:

В начало >>

«Все это прекрасно лишь до тех пор, пока у нас есть платежеспособные покупатели»

Производство детской одежды Brick-box, Санкт-Петербург

Текст ~ Екатерина Комова

Небольшая фирма по производству детской одежды может придумывать дизайн и заказывать пошив готовых вещей в России, но не может обойтись без импортных тканей. А тем более без покупателей, чьи доходы резко упали. Ольга Томшина, создатель и совладелица бренда Brick-box, рассказала о перспективах своего бизнеса.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Мне 30 лет, я мама двухлетней дочки. В начале 2013 года мы с моей подругой Марией Дюндик создали бренд детской одежды. Мы делаем небольшие коллекции, в которых вещи полностью сочетаются друг с другом и сделаны из качественных натуральных материалов. За год существования Brick-box мы вышли на самоокупаемость и добились узнаваемости у целевой аудитории: это женщины, живущие в крупных городах, с детьми от года до пяти, со средним и выше среднего уровнем дохода.

Стартовали мы в Петербурге, здесь же сейчас базируется все наше производство, швейное и трикотажное. Материалы в 2013 году мы покупали в Италии, так как у российских производителей нет подобного качества шерсти и тканей. Производство — тоже из соображений экономической выгоды — искали в Питере. Партии до 1000 штук дешевле делать в России. Сложность была одна: наши потенциальные покупатели весьма скептично относятся к российским брендам. Многие считают, что дизайнерская мысль осталась на уровне советской школьной формы. Мы начали сотрудничество с нашими знакомыми дамами, владелицами модных интернет-магазинов в Москве и Петербурге, потом запустили свои онлайн-продажи.

Потом грянул кризис. В ноябре-декабре прошлого года, когда с полок магазинов сметали телевизоры, кофеварки и пылесосы, у нас раскупили около 80% вещей. С точки зрения бизнеса у нас есть хороший шанс развиться, увеличить обороты и прочно закрепиться в пустующей нише отечественной дизайнерской детской одежды. Уже сейчас к нам в очередь выстраиваются интернет-магазины с предложениями о сотрудничестве, а поставки в Россию одежды европейских и американских брендов, таких как BBK, MiniRodini, Indikidual, MAA, TootsaMacginty, под большим вопросом.

До конца этого года у нас есть материальная база: ткани и пряжу, в том числе и на две коллекции, запланированные на этот год, мы купили еще в 2013 году по смешному курсу 43 рубля за евро. Наше производство находится в России, и платим мы за него в рублях — сейчас швейные фабрики готовы практически на любые наши условия. Ищем новых поставщиков — рассматриваем Индию и Китай как производителей шелка и хлопка, Монголию как поставщика превосходного кашемира. Да, нам приходится перестраиваться, быстрее принимать решения, менять планы и пересматривать бюджеты.

Есть одно большое «но»: все это прекрасно лишь до тех пор, пока у нас есть платежеспособные покупатели. По прогнозам Минэкономразвития, уровень безработицы увеличится, а покупательная способность упадет. Под ударом, надо полагать, находится как раз наша целевая аудитория. Небольшую часть вещей мы продаем за границу, но и это имеет смысл только в том случае, если к нашей стране относятся как к надежному и предсказуемому деловому партнеру. Наши иностранные продажи в декабре-январе критически снизились, и мы связываем это только с тем, что Brick-box — российский бренд, который себя так и позиционирует. Этот бизнес имеет смысл только тогда, когда можно быть уверенными, что через год, два, пять лет нас не накроет бетонной плитой неожиданных политических решений.

«Я пыталась размещать заказы в России еще до кризиса, но цены оказались в несколько раз выше китайских»

Компания по продаже сувениров и подарков «Букеты из игрушек», Санкт-Петербург

Текст ~ Екатерина Комова

Сувениры — сфера, которая почти целиком зависит от импортных материалов и у которой мало шансов на выживание в условиях санкций и падения курса рубля. Наталья Минеева, владелица компании «Букеты из игрушек», рассказала о том, как постепенно исчезает ее бизнес.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

По иронии судьбы, как раз в прошлом году в компании произошли заметные позитивные сдвиги: нам удалось привлечь крупных клиентов и расширить ассортимент. Я планировала ввести новые товары, а также нанять новых сотрудников. Но тут случилось страшное — доллар улетел в космос. Причем как раз тогда, когда мы оплачивали нашим иностранным партнерам продукцию к 14 февраля и 8 марта. Предоплаты были внесены, заказы большей частью выполнены, а у нас вдруг не оказалось достаточной суммы — я стала должна производителям в два раза больше, чем два дня назад. Мы вынуждены были отказаться от половины готовых заказов и перенести на неопределенное время оплату второй половины. Вопрос был даже не в отсутствии денег, а в том, будет ли кто-то покупать товары с новой астрономической себестоимостью в России.

Моя компания на 90% зависит от зарубежных поставщиков. Да, мы разрабатываем свой дизайн, ищем новые идеи, но все производство — это Китай и Гонконг, плюс немного Европы. Я пыталась размещать заказы в России еще до кризиса, но цены, которые нам предлагали отечественные производители, оказались в несколько раз выше китайских. И самое парадоксальное, что качество при этом часто бывает хуже.

Ситуация, мягко говоря, нестабильная, и как работать дальше, я пока не понимаю.  Ужимать расходы? Но у меня компания скромная, мы не занимали шикарных, гигантских офисов, да и лишних людей в штате нет. Отказались от всех поездок, повысили цены, задумались о том, чем заменить импорт. Решили попробовать собирать плюшевые букеты здесь, в Петербурге, но из этого ничего не вышло: сделанные нами букеты оказались не дешевле фабричных, но гораздо топорнее. Нам пришлось использовать более жесткую «гофру», поскольку выбор материалов на российском рынке гораздо менее богатый. Мелкие игрушки, из которых собираются букеты, даже гофрированную бумагу и органзу — все привозят из Китая, и все это подорожало в два раза. Чтобы обеспечить полный цикл производства, нужны большие деньги, длительные расчеты и главное — понимание будущей экономической ситуации. Так что пока я заняла выжидательную позицию.

Читайте также:

Часть 1. Ростов.

Часть 2. Сибирь

Часть 4. Пермь

 

Назад

Перейти странице