Виктория Владимирова /

К «вмешавшимся» в дело Немцова правозащитникам пришли силовики

К членам Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Еве Меркачевой и Андрею Бабушкину в ночь на 12 марта пришли представители силовых структур для «беседы», сообщил в фейсбуке председатель ОНК Антон Цветков

+T -
Поделиться:

«Позвонил мне Бабушкин и сказал, что к Еве Меркачевой пришли 10 оперативников и теперь телефон у нее отключен. Сразу позвонила Анна Каретникова и сказала то же самое. Не могу понять, что происходит», — написал Цветков

Руководитель проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин сказал РБК, что к Меркачевой пришли около 23:00 следователи из ГСУ СКР. «Искали ее, перепугали мужа и маленького ребенка. Евы не было дома. Сказали, что "генералы хотят переговорить"», — написал Осечкин в фейсбуке. По словам Осечкина, в это время Меркачева находилась «в надёжном месте в кругу честных и смелых людей».

Цветков уточнил, что «было примерно три человека, во всяком случае приехали они на одном автомобиле». Он написал, что силовики хотели допросить Меркачеву в качестве свидетеля и, поскольку не застали ее дома, допросят ее 12 марта.

В офисе Бабушкина Цветков также застал следователей СК, которые уже побывали у Меркачевой, пишет РБК. «К Бабушкину следователь СК приехал в офис в позднее время, потому что Бабушкину так было удобней. Никаких обысков нет, просто допросили в качестве свидетеля. По моей информации, ни Бабушкину, ни Меркачевой ничего не угрожает», — написал Цветков в фейсбуке.

По словам Бабушкина, допрос велся корректно и занял около часа. На допросе правозащитник рассказал о посещении СИЗО «Лефортово», в котором находятся арестанты по делу об убийстве бывшего вице-премьера Бориса Немцова. «Итак, после вчерашнего разговора с фигурантами по делу об убийстве Бориса Ефимовича я стал свидетелем, был предупрежден о том, о чем обычно предупреждают свидетелей, и дал подписку о неразглашении сведений по делу, которые мне стали известны. Я оговорил в подписке, что к таким сведениям относятся доказательства юридически значимых обстоятельств, но не относятся вопросы соблюдения прав человека, относящиеся к предмету общественного контроля», — сказал правозащитник.

Осечкин готовит обращения на имя Генпрокурора Юрия Чайки и председателя СКР Александра Бастрыкина, а также, возможно, на имя президента России по поводу ночного визита следователей к правозащитникам. Кроме того, он уже написал о случившемся председателю Совета по правам человека Михаилу Федотову и секретарю Общественной палаты России Александру Бречалову. Осечкин опасается, что после допросов Меркачева и Бабушкин не смогут посещать «Лефортово». Об этом же сообщила журналистка The New Times Зоя Светова и добавила, что «запрещать правозащитникам посещать СИЗО — это воспрепятствование общественному контролю».

Главный редактор «Московского комсомольца», корреспондентом которого является Меркачева, собирается потребовать возбуждения уголовного дела в отношении следователей, которые пришли ночью к его сотруднице. Павел Гусев считает, что дело должно быть заведено по статье «воспрепятствование журналистской деятельности». Он добавил, что Меркачева сама утром 12 марта вместе с адвокатом явится в Следственный комитет и что во время визита к ней домой следователи «пытались объяснить, что и как она должна писать в газете». 

Следственный комитет 11 марта заявил, что интерес правозащитников к материалам уголовного дела об убийстве Немцова является нарушением установленных правил и закона. «Подобные действия могут быть расценены как вмешательство в деятельность следователя в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела, то есть по части 2 статьи 294 Уголовного кодекса РФ. Этим действиям будет дана соответствующая процессуальная оценка», — говорилось на сайте СКР. Меркачеву и Бабушкина должны были вызвать на допросы. 

Правозащитники посетили обвиняемых в убийстве Немцова Заура Дадаева и Анзора Губашева, а также подозреваемого Шагида Губашева 10 марта. Арестанты заявили правозащитникам, что к ним применили силу при задержании и везли в Москву с мешками на головах. Дадаев добавил, что признание вины в убийстве Немцова из него выбили пытками.