/ Москва

Юлия Латынина о новом ответственном за Кавказ

Михаилу Гуцериеву возвращают проданную им под давлением налоговиков «Русснефть» и прочат его на правительственную должность

+T -
Поделиться:
Подробнее

Источники газеты «Ведомости», близкие к скрывающемуся от уголовного преследования в Лондоне экс-владельцу «Русснефти» Михаилу Гуцериеву, сообщают, что компания может вернуться в его собственность.

Другой источник газеты — сотрудник АФК «Система» — утверждает, что «Русснефть» уже контролируется Гуцериевым. Однако подтвердить эту информацию представители Олега Дерипаски, структурам которого «Русснефть» была продана экс-владельцем под давлением налоговой службы и правоохранительных структур, отказались.

Несколько недель назад следственные органы отменили вынесенное в 2007 году решение о заочном аресте предпринимателя, обвиненного в незаконном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов. Арест заменили на куда менее суровую подписку о невыезде и вычеркнули Гуцериева из списков разыскиваемых Интерполом. Вслед за этим появилась информация о скором возвращении предпринимателя на родину и даже о его возможном вхождении в команду президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова.

Теперь же, после обнародования Послания президента к Федеральному собранию, в котором он заявил о необходимости обзавестись чиновником, ответственным за ситуацию на Северном Кавказе, Михаилу Гуцериеву прочат должность федерального значения.

По крайней мере, имя Гуцериева упомянули депутаты Госдумы в числе трех наиболее вероятных претендентов на новую должность, вместе с вице-премьером Дмитрием Козаком и замглавы Министерства внутренних дел Аркадием Еделевым.

«Это наш бывший депутат. Он ингуш, был заместителем председателя Госдумы», — перечислил достоинства Гуцериева предложивший его кандидатуру на новый пост лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

Юлия Латынина

   С трудом могу себе представить, чтобы Гуцериев стал уполномоченным на Северном Кавказе. Как-то это совсем не вписывается в мои представления о том, что может и не может быть в России. Мне кажется, это даже не досужие домыслы — люди просто связали две где-то услышанные истории. Гуцериев просто бабла заплатил. Есть один способ чего-то добиться в нашем супермаркете — заплатить. Если человек выходит из супермаркета с батоном колбасы, как вы думаете, что там произошло между ним и кассиром?

Если говорить о самой должности, то все очень странно. Частные компании в кризис сокращают издержки, а Россия увеличивает количество бюрократических учреждений. То, что нам нужен уполномоченный на Северном Кавказе, очевидно, означает, что имеющиеся президенты республик, или по крайней мере некоторые из них, работают плохо. Учитывая, что президент у нас теперь имеет право каждого из них назначить и уволить, может быть, есть смысл просто назначить новых президентов республик? А назначать поверх существующих президентов еще одного чиновника, у которого будет огромный штат, огромные накладные расходы, — это очень дорого. И где гарантии, что именно этот чиновник будет справляться?

Наконец, у нас есть и полпред президента. Снова вопрос: он справляется со своими обязанностями? Если нет — его надо заменить, если да — может быть, не нужен еще один уполномоченный? У нас был замечательный полпред Козак. В рамках существующего режима Козак делал только хорошее. После него был очень неплохой полпред Рапота. Там была довольно скандальная история с его назначением: он узнал о нем из газет. Но Рапота был действительно ничуть не хуже Козака. У него был меньший аппаратный вес, но он не сделал ничего дурного, только хорошее. И стоит признать, что Устинов, несмотря на всю свою чудовищную репутацию, не сделал ничего плохого. И хорошего не сделал, но спасибо ему, что и не навредил. Так что все зависит от того, кто конкретно займет эту должность и какие у него будут полномочия.   

Комментировать Всего 2 комментария

С трудом могу себе представить, чтобы Гуцериев стал уполномоченным на Северном Кавказе. Как-то это совсем не вписывается в мои представления о том, что может и не может быть в России. Мне кажется, это даже не досужие домыслы — люди просто связали две где-то услышанные истории. Гуцериев просто бабла заплатил. Есть один способ чего-то добиться в нашем супермаркете — заплатить. Если человек выходит из супермаркета с батоном колбасы, как вы думаете, что там произошло между ним и кассиром?

Если говорить о самой должности, то все очень странно. Частные компании в кризис сокращают издержки, а Россия увеличивает количество бюрократических учреждений. То, что нам нужен уполномоченный на Северном Кавказе, очевидно, означает, что имеющиеся президенты республик, или по крайней мере некоторые из них, работают плохо. Учитывая, что президент у нас теперь имеет право каждого из них назначить и уволить, может быть, есть смысл просто назначить новых президентов республик? А назначать поверх существующих президентов еще одного чиновника, у которого будет огромный штат, огромные накладные расходы, — это очень дорого. И где гарантии, что именно этот чиновник будет справляться?

Наконец, у нас есть и полпред президента. Снова вопрос: он справляется со своими обязанностями? Если нет — его надо заменить, если да — может быть, не нужен еще один уполномоченный? У нас был замечательный полпред Козак. В рамках существующего режима Козак делал только хорошее. После него был очень неплохой полпред Рапота. Там была довольно скандальная история с его назначением: он узнал о нем из газет. Но Рапота был действительно ничуть не хуже Козака. У него был меньший аппаратный вес, но он не сделал ничего дурного, только хорошее. И стоит признать, что Устинов, несмотря на всю свою чудовищную репутацию, не сделал ничего плохого. И хорошего не сделал, но спасибо ему, что и не навредил. Так что все зависит от того, кто конкретно займет эту должность и какие у него будут полномочия.

По-моему, это очень простая история, свидетельствующая об очередной расстановке сил во власти: те, кто прессовали и рубили Гуцериева, сейчас настолько ослабели, что у Гуцериева мало того что сменился статус персоны нон грата, так ему еще и готовы вернуть легитимность бизнеса. Власть никогда не была однородной, по сути, всегда внутри нее есть ряд группировок, которые мы не видим и не осознаем. Говорить о кардинальных изменениях во власти рано, но эта история показательна.