Любовь Виноградова: Защищая Родину

Эта книга, подготовленная издательством «КоЛибри», посвящена летчицам женских авиационных полков, которые были сформированы по инициативе Марины Расковой в начале Второй мировой. Автор, Любовь Виноградова, рассказывает не только о подвигах двадцатилетних девчонок, но и о их быте, хулиганских выходках и, конечно, о любви. «Сноб» публикует отрывок

Участники дискуссии: Сергей Алещенок
+T -
Поделиться:
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Летчицы 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка, Герои Советского Союза: Р.Гашева, И.Себрова, Н.Меклин, М.Чечнева, А.Попова, О.Амосова, Е.Никулина, командир полка Е.Бершанская, М.Смирнова, А.Жигуленко
 

Мирные тихие маленькие У-2 превращали в бомбардировщики самым кустарным способом, уже на местах. Более совершенный их вариант, приспособленный для  перевозки бомб, стал поступать в боевые части только к 1943 году. А пока бомбы с помощью несложных приспособлений подвешивали под крылья, а светящиеся маленькие бомбы САБ штурманы просто-напросто брали на колени, как багаж.

Если в большой мороз взяться голой рукой за металлическую деталь в самолете, рука сразу же примерзнет, и, отдернув ее, человек оставит на металле кусочки кожи, а рана на руке будет долго кровить. Такое происходило с летчицами и техниками У-2 неоднократно, пока они не научились никогда не снимать в самолете перчатки.

Зима 1941/42 года запомнилась суровостью, сильными морозами и жестокими метелями. Летчиков одели очень тепло: в унты с меховыми чулками внутри, меховые комбинезоны, меховые перчатки, дали даже кротовые маски на лицо. Но разве такая одежда спасет человека, поднявшегося суровой зимой на высоту в открытой кабине У-2? Замерзали страшно, нередко обмораживали лица.

Парашютов не выдали: по мнению начальства, да и самих экипажей, этот самолет в случае поломки мог прекрасно спланировать на землю, так что прыгать не требовалось. То, что сделанный из фанеры и перкали самолет загорался как спичка и люди могли сгореть в нем заживо до того, как успеют посадить машину, начальству в голову не пришло. Иногда пилотам У-2 приходилось слышать, что, так как летать им предстоит за линию фронта, лучше погибнуть в самолете, чем сесть за линию фронта и попасть к немцам в плен. Такая точка зрения кажется сейчас бесчеловечной, но так думали в 1942 году и сами летчицы и штурманы: лучше смерть, чем немецкий плен, о котором такие ужасы пишут в газетах. Но большинство из них не думали ни о возможности плена, ни о смерти. В двадцать лет об этом не думаешь, даже на войне.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Летчицы 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка

* * *

Полк Бершанской, несмотря на сложность полетов в горах, летал без потерь. Бомбили успешно. Эти успехи «ночных ведьм» отметил, неожиданно появившись в полку 7 ноября, сам командующий фронтом И. Тюленев. Начальника штаба Иру Ракобольскую его появление застало врасплох — рапортуя, она понизила Тюленева в звании — сосчитала быстренько звездочки на его форме и обратилась к нему: «Товарищ генерал-полковник!» Тут же появилась вызванная дежурным Бершанская, тоже обратившаяся к незнакомцу: «Товарищ генерал-полковник!» То же повторилось и с командиром дивизии Поповым. «Что вы меня все в звании понижаете?» — усмехнулся Тюленев, но, похоже, не обиделся. Выступив перед выстроившимся женским полком, он рассказал о первых победах под Сталинградом, о наступлении фронта. Полк снова нарушил устав: прямо в строю взорвался криками «Ура!» и аплодисментами. Даже это не вызвало возражений у командующего: смелые девушки уже начали пользоваться большим расположением в высоких кругах военного начальства. Вручили первые ордена — многим. До этого о наградах они как-то мало думали. Оказалось, что «все-таки приятно получить орден». С этого момента и наград, и внимания начальства «ночным ведьмам» доставалось намного больше, чем двум другим женским полкам и чем «братским» мужским полкам ночных бомбардировщиков. Столько Героев Советского Союза, сколько было в полку Бершанской, не было ни в одном другом бомбардировочном полку. Награды эти, без сомнения, они заслужили.

Командующий фронтом Тюленев, немолодой уже человек среднего роста, плотный, с усами на одутловатом лице и широко расставленными глазами, не спешил уезжать. Он побеседовал с личным составом: спросил, есть ли у девушек пожелания (кто-то пожаловался на огромные кирзовые сапоги), и обратил внимание своих подчиненных на вылинявшие гимнастерки и военные брюки девушек: «Праздник, а девушкам нечего надеть». Вскоре всем прислали не только американские красные хромовые сапожки, но и настоящую женскую военную форму: коричневые гимнастерки с синими юбками. Парадную форму прозвали «тюленевской». Надевали ее, конечно, только по праздникам, ведь летать или тем более копаться в моторе самолета в юбке не станешь. Американские сапоги, «пропускавшие воду как промокашка», тоже редко удавалось поносить, но внимание начальства всегда приятно. Вскоре после визита командующего фронтом Бершанская получила письмо от командующего 4-й воздушной армией генерал-майора Вершинина. Оно начиналось торжественно: 

«Товарищ Бершанская и все твои бесстрашные орлицы, славные дочери нашей Родины, храбрые летчицы, механики, вооруженцы, политработники!» В письме Вершинин сообщал, что уже поданы документы на присвоение полку звания гвардейского — событие колоссального значения для каждой военной части. Отдельно упоминалось большое расположение к ним командующего армией: «Заботу о всех вас проявляет лично т. Тюленев». В том же письме поднимался вопрос, имеющий для девушек едва ли не большее значение, чем правительственные награды и гвардейское звание. «Посылаю некоторое количество хотя и не предусмотренных “по табелю”, но практически необходимых принадлежностей туалета. Кое-что имеется в готовом виде, а часть в виде материала, т. е. необходима индивидуальная пошивка», — писал Вершинин. Командующий воздушной армией лично занимался вопросом нижнего белья рядовых и младших офицеров — невероятно!

Благодаря вмешательству начальства «ночным ведьмам» повезло: другие женщины-военнослужащие получили соответствующее их полу белье только в 1944 году. До этого выдавали мужское — рубаху и кальсоны, что хочешь, то и делай. Бюстгальтеров не предусматривалось. Оставалось шить самим, если было из чего. Впрочем, до войны дела обстояли ровно так же. С тех пор как выпускавшие хорошую продукцию объединения «Мосбелье» и «Ленбелье» в 1929 году поглотил гигант «Главодежда», ориентированный на выпуск одежды, максимально приближенной к военной, элегантное белье полностью ушло в прошлое.

«Главодежда» шила похожее для всех категорий — военных, гражданских, даже для советских заключенных. Ассортимент женского был необычайно скуден: например, в сборнике стандартов Народного комиссариата легкой промышленности была предусмотрена всего одна модель бюстгальтера: «без вытачек». Предприимчивые дамы, конечно, находили выходы: шили себе модельное белье в ателье «Москвошвея» и тайно — на дому у белошвеек. Все остальные обходились тем, что было.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Лётчицы 46-го гвардейского авиационного полка после дневного отдыха у землянки (слева направо): сидят - Герой Советского Союза Ирина Себрова, Вера Белик; стоит - Герой Советского Союза Надежда Попова

Военных девушек выручало бельишко, захваченное из дома, из довоенной жизни; кое-кому белье отправляли в посылках мамы. Мама Фаины Плешивцевой как-то прислала дочери на фронт посылку со сшитыми ею трусиками и лифчиком не только для дочери, но и для ее подруги Вали Краснощековой — вот это подарок! А еще, конечно, белье на войне девушки шили сами, если разживались тканью.

Огромной популярностью пользовались парашюты. В 588-м полку из-за белья, сшитого из парашютного шелка, произошла следующая история. Две девушки-оружейницы решили сшить себе белье не из использованного, а из нового парашюта от САБа — светящейся авиабомбы, которую сбрасывали, чтобы осветить цель перед сбросом бомб. Взяв САБ, девушки вскрыли его, достали парашют и сшили себе трусы и лифчики. Донесла на них одна из подруг по полку. Что и говорить, молчать о таком не следовало: поступок безответственный, особенно по военному времени. Но как их наказали! Конечно же, донесшая на них девушка такого не ожидала. Военный трибунал приговорил оружейниц к десяти годам лишения свободы. Летчиц оставили бы отбывать наказание в части, только разжаловав в рядовые. Но эти девушки были всего лишь оружейницы, и им пришлось бы плохо, не заступись Вершинин, проявивший снисхождение к женской слабости. Благодаря Вершинину судимость сняли, и обе оружейницы потом переучились на штурманов. Одна из этих девушек, Тамара Фролова, сгорела в самолете при штурме немецкой «Голубой линии».

Эта беда, видимо, и подтолкнула Вершинина к решению вопроса с женским бельем. Об этом упоминалось в вышеупомянутом письме командующего 4-й воздушной армией.

«В отношении двух девушек, допустивших ошибку… — писал Вершинин, — дайте им возможность спокойно работать, а через некоторое время возбудите ходатайство о снятии с них судимости. Я уверен, что в конце концов они, так же как и все остальные, будут достойны правительственной награды». Виновных простили.

Вскоре в полку Бершанской произошел еще один инцидент, на этот раз комичный, с участием Вершинина и нижнего белья летчиц: как-то раз командующий армией появился в полку неожиданно, когда девушки, постирав белье в арыке, сушили его на расчалках — механических тягах — самолетов. «Подумать только: нижнее белье — на боевые машины!» — возмущался Вершинин.

Комментировать Всего 1 комментарий

Ее квартира была на последнем этаже. Воробьевы горы – вся Москва на ладони. Надежда Попова любила смотреть с высоты. Но не свысока. И на нее любили смотреть, не заметить ее было сложно. Высокая, яркая, с голубыми глазами и всегда прямой спиной. Красотка. Даже в девяносто.

Хочешь не хочешь обернешься, даже если не знаешь, что это легендарная «ночная ведьма», Герой Советского Союза с немыслимым количеством боевых вылетов (852!).

Мы жили в одном доме, и я дружил с ее внуком Сашкой. Когда сейчас читал книгу Виноградовой, вспомнил, как в начале 80-х  смотрели с ним фильм «В небе ночные ведьмы» – мы всё ждали, когда же покажут «бабушку», были, естественно, страшно разочарованы. А вспомнил, потому что и в книге, конечно, я тоже искал Надежду Попову. Нашел только одну фразу, зато очень точную: «она была смелая и летала как-то легко». Это «как-то легко» относилось ко всему, что делала Надежда Васильевна. По крайней мере, так казалось со стороны. Ее не стало в 2013-м, Небо, которое всегда ее хранило, смилостивилось в последний раз, не дав увидеть, что случится в родном Донецке.

То, как командующий отчитывал летчиц за сушку белья на боевых машинах, – одна из немногих историй о войне, которые я слышал от Поповой, так что, обнаружив схожий эпизод в книге, воспринял его как привет Надежды Васильевны. Эта публикация ответный привет, хотя я, конечно, понимаю, что использую служебное положение в корыстных целях. Простите. Но в любом случае, книга неплохая. Про «ночных ведьм» в ней, кстати, не очень много, больше – про истребителей и Лидию Литвяк, сорвиголову, модницу и героя.