Рейнхард Крумм: В случае прославления нацизма свободу слова можно ограничить

Запрет на оправдание нацизма не признан нарушением свободы слова

+T -
Поделиться:
Подробнее

Федеральный конституционный суд ФРГ признал соответствующей Основному закону страны поправку к Уголовному кодексу, предусматривающую наказание за одобрение любых действий нацистов.

Поправку, запрещающую публичное восхваление действий режима национал-социалистов, приняли в 2005 году. Поводом для него стала заявка правоэкстремистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ) на проведение демонстрации в память о заместителе Гитлера Рудольфе Гессе. Когда власти баварского города Вунзидель попытались демонстрацию запретить, оказалось, что немецкий закон этого не позволяет.

В срочном порядке были приняты поправки к УК (т.н. параграф 130). По ним тот, кто публично (имеется в виду даже компания из двух человек) «одобряет, превозносит или оправдывает акты насилия, совершенные при правлении национал-социалистов, либо иные действия властей Третьего рейха в манере, которая оскорбляет память жертв фашизма», может быть приговорен к штрафу или лишению свободы на срок до трех лет.

Один из лидеров НДПГ Юрген Ригер пытался оспорить запрет на проведение демонстрации. По его мнению, это нарушает гарантированное конституцией право на свободу слова. В ответ власти Вунзиделя сослались именно на параграф 130. Ультраправые пытались оспорить законность поправки и наконец дошли до конституционного суда.

Суд постановил, что параграф 130 не противоречит свободе слова, и оставил его в силе. Он пояснил, что оспоренная поправка описывает прославление не любого тоталитарного режима вообще, а только гитлеровского. Свободе же слова могут противоречить лишь «общие законы», описывающие целый разряд деяний.  

Рейнхард Крумм

   Спор в Германии об этом идет уже давно: можно за это наказывать или нет? Я считаю это решение правильным. Надо, пусть даже в такой жесткой форме, сказать, что так поступать нельзя. Наверное, это единственное исключение из принципа свободы, здесь ее можно ограничить. В Германии бывают демонстрации нацистов — идут 50-100 человек, а вокруг 200 полицейских, которые следят за порядком. Зачем это надо? Это ужасная идеология, которая вредна для мира.   

Комментировать Всего 4 комментария

Спор в Германии об этом идет уже давно: можно за это наказывать или нет? Я считаю это решение правильным. Надо, пусть даже в такой жесткой форме, сказать, что так поступать нельзя. Наверное, это единственное исключение из принципа свободы, здесь ее можно ограничить. В Германии бывают демонстрации нацистов — идут 50-100 человек, а вокруг 200 полицейских, которые следят за порядком. Зачем это надо? Это ужасная идеология, которая вредна для мира.

Бедная Германия!

Прстите меня, Рейнхард, если это покажется Вам проявлением экстремизма, но мне кажется, что единственная "ужасная идеология, которая вредна для мира" - Ваша собственная.

Я говорю единственная, потому что страдающих под гнетом законов, которыми Вашу страну наказал Советский Союз и его союзники в войне с Германией, объединяет не идеология, а реакция на идеологию - Вашу идеологию.

Объединяла их эта реакция и в Веймарской Германии, что прекрасно понимал наш тов. Сталин.

Очень многие законодательные акты действительно в какой-то мере противоречат свободе слова в буквальном понимании этого словосочетания. Но всегда будут существовать те или иные слои населения, которые будут полагать, что свобода слова подразумевает безграничную свободу говорить о чем угодно, где угодно, когда угодно и кому угодно. Но эту так называемую свободу необходимо балансировать с интересами, которые она может ущемлять.

Естественно, в этом случае государство хочет иметь достаточно длинные руки, чтобы иметь право и возможность запрещать делать то, что может привести к нестабильности в обществе. Я считаю, что, с одной стороны, нужно запрещать как можно меньше (дабы не вводить в искушение запретным плодом), а с другой — общество функционирует только тогда, когда существует достаточное количество не только законодательных актов, но и наказаний за правонарушения. Но если идти дальше по тому же пути и искать возможность иметь на каждую провинность по законодательному акту, то мы можем прийти к довольно-таки грустной картине, когда общество будет жить в очень жестких тисках, и перестать полагаться на свой разум и давать свою собственную оценку окружающему его миру.

Все это, скорее всего, связано с тем, что Германия продолжает чувствовать себя виноватой и хочет таким образом еще раз показать, что продолжает искренне раскаиваться. С другой стороны, такого рода политика и формирует современное немецкое общество. Ведь если что-то запрещается, всегда найдется определенная группа людей, которым хочется быть иными, стоять в стороне и доказывать свою правоту. Поэтому, возможно, там больше, чем в других европейских странах, продолжают существовать попытки проведения маршей нацистов. Вот в Британии, например, время от времени зверствует партия BNP. Но Британия в этом смысле — всегда последняя, сначала смотрит на то, как другие страны реагируют на те или иные явления, осмысливает их последствия и только потом принимает решение. Не исключено, что по результатам этой истории партия BNP увидит, как скоро будут приниматься какие-то законодательные акты в отношении влияния, которое она может оказывать на некоторых восприимчивых граждан, ищущих, как бы удовлетворить свои потребности в выражении экстремистских взглядов на мир.

Любое ограничение свободы слова - проявление недоверия к своему народу. Мол, глупые, соблазнят их, плохому научат. Наверное, правильно. Многие - действительно глупые, научить их плохому проще простого. Но есть другой выход - поднимать уровень образования, самосознания, культуры. А это опасно для власти, ибо более умные и культурные люди могут понять, кто, как и зачем ими управляет. Поэтому власть и не идёт на такие действия, проще загнать стадо в стойло, окружить полицией и кормить телепередачами про их прекрасную жизнь.

То же, кстати, относится и ко многим другим вещам: наркотикам, порно, азартным играм и т.п.