Алексей Алексенко /

Кажется, мы начали вымирать

Экологи утверждают, что биосфера Земли вступила в фазу массового вымирания. Это хороший повод, чтобы вспомнить о предыдущих массовых вымираниях и помянуть их героев

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Суть истории такова: на прошлой неделе доктор Пол Эрлих из Стэнфорда и международная команда его коллег опубликовали достаточно сенсационные данные. Ученые постарались спокойно, без лишних эмоций и не поднимая паники*, подсчитать, сколько видов живых существ навеки отправляются в лучший мир ежегодно. И подсчитали. Оказалось, что за последние сто лет исчезло около 400 видов позвоночных. При таких темпах вымирание вообще всех позвоночных займет всего сто веков.

Сто веков мы с вами не проживем, скорее всего: вся писаная история человечества занимает пока лишь половину этого срока. Но в масштабах истории биосферы это «тьфу и растереть». Такие темпы исчезновения видов, по-видимому, характерны именно для периодов массового вымирания, а в обычные времена они примерно в сто раз ниже. Откуда следует, что как раз период массового вымирания-то у нас с вами сейчас и начался.

У человечества есть все шансы стать двойным героем этого вымирания. Потому что, во-первых, при сложности и уязвимости нашей цивилизации мы уж точно вымрем одними из первых — вряд ли удастся отсидеться в норах или резервациях за колючей проволокой, как в сериале «Ходячие мертвецы». Во-вторых, мы же сами это массовое вымирание и устроили, что особо подчеркивают авторы работы.

Чем мы тут можем себя утешать? Во-первых, это далеко не первое массовое вымирание в истории планеты. Авторы работы считают, что оно шестое, а по некоторым оценкам и вовсе одиннадцатое, смотря что включать в список. Если посмотреть на картинку, то видно, что смертность по биосфере менялась довольно хаотично, и выделить четкие критерии, что считать вымиранием, не так уж легко.

Вспомним кратенько, как это бывало раньше.

Конец ордовикского периода. Гондвана постепенно приехала к Южному полюсу и стала чем-то вроде Антарктиды, только больше. На ней намерз здоровенный ледник, который мало того что собрал на себя много воды из атмосферы, но еще и отражал солнечные лучи. Началось большое похолодание. В результате вымерли все те красивые морские зверушки, которые так украшали теплые моря кембрия: мшанки, иглокожие, моллюски, кораллы и т. п. Говорят, 60% видов морских беспозвоночных, или 40% родов, отправились к праотцам. Моря уже никогда не станут прежними: там будут доминировать рыбы, а всякие подводные красоты останутся только кое-где, специально для дайверов.

Девонское вымирание. Тоже, похоже, связано с похолоданием, из-за которого сильно уменьшилось количество кислорода в придонных слоях океана. Конец трилобитам.

Двести пятьдесят миллионов лет назад произошло самое большое из вымираний — пермское, когда исчезло 95% видов живых существ. Вы, наверное, понимаете, что, когда исчезает вид, исчезают 100% особей, а если из тысячи уцелеет один, то этот вид выживет. Так что масштабы реального вымирания эти цифры «по видам» отражают не слишком наглядно.

Ну и все наверняка знают про мел-палеогеновое вымирание, когда пришел конец динозаврам. Там, говорят, все было быстро и страшно: в Землю врезался астероид, вот и нет динозавров.

Экологически ответственный читатель может тут почувствовать некоторое беспокойство: все перечисленные вымирания произошли от естественных причин. И только наше нынешнее происходит от противоестественных — от человека и его нелепой лихорадочной деятельности по освоению всего и вся. Человеческое зазнайство приучило нас помещать себя вне живой природы и над ней, а потому — рикошетом — стыдливо считать свое существование чем-то противоестественным. Между тем, если смиренно помнить, что мы всего лишь один из биологических видов, то и наша роль в биосфере оказывается не столь уж неожиданной и драматичной. Потому что относительно как минимум двух массовых вымираний существуют гипотезы, что они произошли не от астероидов и извержений, а как раз из-за деятельности живых существ (это и есть наше «во-вторых»).

Мы уже как-то здесь рассказывали о том, что, по мнению некоторых ученых, вызвало величайшее из вымираний — пермское. Напомним: жили тогда в океане малюсенькие микробы-археи, и могли они использовать разные вещества в качестве источников углерода и тихонько на этом расти. Но вот никак они не умели использовать в качестве источника углерода неорганический ацетат. Может, именно поэтому (а может, просто так получилось) ацетата этого накопилось в океане видимо-невидимо.

И вот в один прекрасный день одна архея сделала интересное приобретение: она где-то нашла (кажется, позаимствовала у другого микроба — эубактерии) ген, позволяющий питаться ацетатом. Тут же поела и произвела две археи. Потом — четыре.

Многие догадываются, что, если микроба хорошо кормить, он за пару суток дает число потомков, равных по массе земному шару. А раз ацетата в океане было много, размножилась наша архея неимоверно быстро. Поедала ацетат и выделяла метан. Метан вытеснял из воды кислород, океаны становились кислотными, климат стремительно менялся... Итог — вымирание 95% видов живых существ. По крайней мере, если верить кембриджским ученым — авторам гипотезы, так все и было.

Если вы еще раз посмотрите на график вымираний на картинке, то прямо перед пермским вымиранием — самым высоким пиком — есть еще один кратковременный всплеск. Примерно 305 миллионов лет назад, в каменноугольном периоде. Тогда краткий ледниковый период очень сильно проредил наземную флору и фауну — всего пропало 10% видов. Будете смеяться, но, возможно, и тут постарались наши браться по биосфере. Об этом мы тоже уже как-то рассказывали, но сейчас — хороший повод вспомнить.

На этот раз отличились растения. Причем они сделали практически ту же самую гадость, которую числит в послужном списке и человечество: изобрели и произвели полимер, который не поддается естественному разложению. Речь идет о лигнине. Именно из него состоят, к примеру, стволы деревьев, благодаря чему дерево вырастает метров на сорок вверх и не ломается. Тогда, в каменноугольном периоде, благодаря этому изобретению планета впервые покрылась лесами.

Питаться древесиной и сейчас умеют лишь считаные микроорганизмы (как правило, грибы), причем для полной переработки разные виды должны работать вместе или сменять друг друга. А 300 миллионов лет назад новый полимер вообще был для всех новинкой и переваривать его не умел никто. Деревья вырастали, падали и... не гнили. Из них потом образовался каменный уголь, который и дал название каменноугольному периоду.

А каменный уголь — это углерод. Откуда же взялся этот углерод? А из атмосферы: растения сожрали весь углекислый газ и захоронили углерод в землю для будущих донбасских горняков. Когда в атмосфере убывает углекислый газ, начинается нечто противоположное парниковому эффекту, а именно ледниковый период. Он-то и погубил как сами карбоновые леса, так и их симпатичных четвероногих обитателей, в основном амфибий.

Кстати, во время нашего с вами вымирания амфибии, похоже, тоже исчезают стремительнее всего.

Впрочем, не будем о лягушках. Главное, что вымирание, естественно, погубит нас. Жалко, конечно, что мы так мало всего успели, даже не научились философски относиться к смене геологических эпох и неизбежному исчезновению себя самих как вида. И тайну жизни не раскрыли, и общую теорию всего не сформулировали. Хотя еще пара-тройка веков у нас в запасе, возможно, есть.

Но будем иметь в виду, что если все сущее развивается в соответствии с планом Всемирного Разума (как думают некоторые участники проекта — 1, 2), то вряд ли нам отпущено намного больше времени, чем необходимо, чтобы закончить все эти важные дела. То есть паника нам ни к чему, но и расслабляться не следует.

* Примечание. Особо важно отметить, что американские исследователи не стремились нагнетать панику. Их оценка скорости вымирания максимально консервативна (то есть они скорее недооценивают темпы, чем переоценивают). Именно поэтому определенная ими скорость вымирания видов оказалась почти в десять раз ниже, чем опубликованная полтора года назад предыдущая оценка.

Комментировать Всего 30 комментариев

А как же антропный принцип?! Или когда у нас настанет конец (страшный суд, экологическая катастрофа - нужное вставить) вся Вселенная вместе с нами тоже отменится? И стоит ли тогда торопиться  создавать теорию зависимости всего от всего? Может наоборот лучше тогда поволынить немного? А то ведь "мавр сделал свое дело" и... Обидно? А так может космический разум нас еще подержит живыми (законы там подправит или еще чего)  в надежде на то, что вложения окупятся... 

и еще вот что интересно: если сейчас мор напал на млекопитов, то кто же следующим на взлет пойдет? (Прошлые-то разы так и было, когда динозавры в расцвете, первые млекопиты уже где-то тихонечко ныкались в очереди. Оглядеться бы надо ;) )

Лично я за тараканов. Они-то точно выживут. А разума у них и сейчас уже побольше, чем у некоторых, гм, сапиенсов.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Кстати, я уже давно не вижу тараканов! Вымерли? :))

Все же некоторое различие между живыми виновниками вымираний и человеком наблюдается, что отмечают и наши авторы из Стэнфорда, и это ТО САМОЕ различие, связанное с сознательной свободой выбора: если не ошибаюсь, стэнфордцы предлагают одуматься, и предпринять кое-какие шаги.  То-есть, вне зависимости от того, как человечество этим воспользуется, у него есть шанс применить свое сознание на то, чтобы это вымирание остановить. Вряд ли такой шанс был предоставлен живым виновникам вымирания в предшествующие геологические эпохи. Все же, ЛК в действии и человек таки не обязан мыслить себя простой частью биосферы:)

Интересно, а с чего они решили, что такой шанс есть? Вот чтобы силой воли перестать колоться героином, на это ни у кого из людей шанса нет, а вдруг всеми семью миллиардами резко изменить все свои привычки и макроэкономические тренды – это у них откуда-то взялся шанс. Нет, ну надо верить в лучшее, видимо. Но я бы не забывал разрабатывать план "Б".

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

А я научился философски относиться к смене геологических эпох. Меняются - ну и хрен с ними. Трагедия - смерть каждого. Смерть всех - сильно сложная абстракция. Умирает человек - умирает вселенная. По сравнению с этим все остальное - тьфу.

Шредингер о цели человека

Глобальные времена и сроки не во власти человека. Относительно же того, что во власти, хорошо призадуматься над сказанным Эрвином Шредингером: 

"The goal of man is to preserve his Karma and to develop it further... when man dies his Karma lives and creates for itself another carrier.” 1918, from “A Life of Erwin Schrödinger” by W. Moore (1994)

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Ну это, видимо, наиболее консервативная программа, в смысле соотношения затрат и результата. В статье Эрлиха говорится, скорее, о возможной прибыли на некие дополнительные инвестиции.

J. Updike и св. Фома о мотивации творения

Еще одна цитата в тему.

"Aquinas said that God made the world ‘in play.’ In play. In a playful spirit He made the world. That, to me, seems closer to the truth.” J. Updike, as cited in

Holt, Jim (2012-07-16). Why Does the World Exist?: An Existential Detective Story (p. 252). Liveright. Kindle Edition.

Ну так и я о чем. Кстати, напустить вокруг пузырей из горизонтов событий – тоже забавная игра. 

Не думаю, что св. Фома или Апдайк согласились бы с таким расширением этой "игры", Алексей. И не по причине слабого знакомства с современной физикой.

Что ж вам так пена-то не угодила?! Пена и еще естественный отбор. Обидно; притом что отбор-то Богу точно нравится.

Вопрос в том, представляет ли для Него значение не только род homo sapiens, но и отдельные индивидуумы. Или же интересна лишь игра в пену, из которой, глядишь, чего то само собой и отберется. У отмеченных авторов была совершенно твердая позиция по этому вопросу. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Почему-то вы не признаете за разными формами отбора право считаться элегантным механизмом чего бы то ни было. Вы ведь наверняка знаете, что Дарвина накрыло вовсе не галапагосскими вьюрками, а тем, что из одной бактерии за неделю может получиться 10^50 степени потомков. А отбирается один. Из 10^50 потенциальных. ЗА ОДНУ НЕДЕЛЮ. Он вот в этом увидел величие Творца. Открылась бездна звезд полна.

Случай повсеместно встречается в природе. Было бы слишком самонадеянным отрицать, что игра случая допущена Создателем в сотворении нового. Главный же вопрос в том, кто или что отбирает в отборе? Каков критерий отбора? Канонический ответ идеологического дарвинизма: отбираются наиболее приспособленные в силу некоего автоматизма. Не только центральная роль, но и участие Творца в эволюции видов отрицается как антинаучное. Когда таким образом всецело объясняют и долгосрочную стабильность генофонда, и эволюцию, да еще и полагая это неоспоримой догмой, я вижу тут не более чем знак слепого сциентистского фанатизма. 

Насчет бактерий, при столь гигантской плодовитости, допущение некоторого потенциала самопроизвольной эволюции не выглядит, на мой взгляд, безумным. Но у млекопитающих совсем другие темпы размножения. Порядки величин совсем не те, сложность же межвидового перехода много выше, чем у бактерий. А эволюция прошла довольно быстро, она вообще в среднем как-то ускорялась со временем. 

кто или что отбирает в отборе?

Ну это как у Цвелика: контуры здания уже заложены в законе. Кто собирает молекулы с помощью уравнений квантовой механики? Вот он же делает пеликана и ежа и филина с помощью уравнений популяционной генетики.

"у млекопитающих совсем другие темпы размножения"

А вот тут вас подводит субъективность оценки. Видимо, с точки зрения природы сложность механизмов жизни, эволюционировавших за 3 млрд лет в бактериях, на много-много порядков превосходит тонкую доводку, происшедшую за 1 млрд у животных и растений.

Причем критики дарвинизма сами это в другом контексте признают, когда тут же заявляют, что сложность фундаментальных кирпичиков (транскрипции, трансляции, репликации, ген. кода и т.п.) настолько потрясающа, что просто не могла возникнуть в результате отбора; а вот, мол, эволюцию тераписды в шимпанзе на этом фоне признать еще как-то можно. Двойной стандарт, однако :-)

У меня нет тут жесткого утверждения, Алексей, кроме того, что рациональное обсуждение эволюции почти невозможно из за двустороннего фанатизма. Партийность выше истины—вот корень зла. 

Ну, физику от такой ситуации спасает то, что там очевидно невозможно ограничиваться тремя популярными книжками для вынесения экспертного суждения. А биологии удается этот факт скрывать. Отсюда наплыв любителей поиграть в казаки-разбойники.

Неточно. Одна из партий представлена отнюдь не любителями. 

И отбирается не "чего-то само собой", а довольно изощренная штука, как мы видим, и по довольно изящным, хоть и вероятностным, законам. Этак-то и я скажу, не разобравшись, что из уравнения Шредингера получается "чего-то само собой", а вот Алексей Цвелик доказывает, что не "чего-то", а высокоорганизованная химия, и значит, может и не совсем само собой.,

Уравнение Шредингера есть, действительно, весьма красивый математический объект. Оно соединяет простоту, некую естественную логику, строгость и богатство решений. Ничего подобного в трюизмах "выживают выживающие", "мутируют мутирующие", "наследуется наследуемое" я не вижу. Никакого научного объяснения эволюции не существует. То, что за него выдается, есть набор трюизмов, охраняемых фанатичной сектой сциентистов. Этот король голый.

Да нет там трюизмов, полноте. На трюизмах не построишь модель распространения признака в популяции, которая будет в точности соответствовать наблюдаемой динамике. Не построишь эволюционные дендрограммы, соответствующие данным кладистики и палеонтологии, и т.п. 

Моделирование распространения не следует путать с объяснением эволюции. Перед выпуском новой марки автомобиля моделируется спрос на нее, и нередко оказывается близким к истине. Успех подобного количественного моделирования не имеет никакого отношения к тайне творчества, в которую упирается вопрос о причине происхождения новой марки автомобиля. 

Это то, что называется "предсказательной силой". Наука вроде бы не знает другого критерия правильности своих теорий. 

Подтвердившаяся предсказательная сила кривой спроса на марку автомобиля есть одно, а вопрос о причине появления этой марки—другое. Следует отдавать себе отчет, теория чего подтверждается и не выдавать одно за другое. Нарушение сего, сплошь и рядом отмечаемое, есть или глупость или жульничество. 

Ну тут уж я и не знаю, что еще ответить.

В таком случае, благодарю за дискуссию, Алексей.