Катерина Мурашова /

Лечение экстримом

Новость про бельгийскую девушку, добившуюся права на эвтаназию, заставила меня вспомнить историю из моей практики

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Случайно прочитала в интернете новость: 24-летняя, физически здоровая бельгийка добилась права на эвтаназию, так как уже три года страдает от тяжелой депрессии.

Естественная реакция не психолога, просто человека — ужас, сочувствие, внутренний протест с вопросом: ну неужели же больше ничего нельзя сделать?!

Целый день время от времени возвращалась к этой мысли, а потом вдруг вспомнила давнюю-предавнюю историю из своей практики.

Конец перестройки. Мой стаж психолога-практика насчитывает всего несколько (немного) лет. Я ни в чем (и в первую очередь в себе) не уверена, продолжаю учиться, хожу на тренинги всяких западных гуру, которые с воодушевлением сеют в приоткрывшейся миру России свою психологическую мудрость.

— Катя, я случайно узнал, что вы стали… с трудом вас нашел… У вас свежее современное образование, не советская психиатрия, мозги исследователя. Катя, ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Мы в отчаянии, не знаем куда кидаться!

Немолодой интеллигентный человек, с залысинами, в растрепанных чувствах. Лицо смутно знакомое, меня явно знает. Кто же он такой? Чем я могу ему помочь? Скорее всего, ничем. Но что же делать? От его явной экзальтации я тоже с испугу завелась, мысленно полезла на стенку.

— Чем я могу вам помочь? И… простите… вы…?

— Извините, конечно, я как-то совершенно не в себе. Эдуард Николаевич Колесников, можно просто Эдуард. Профессор кафедры…

Ах, вот в чем дело! Бывший коллега. Наверняка встречались в университете, на каких-нибудь конференциях, может быть, он даже нам что-нибудь читал или вел семинары.

Первая жена Эдуарда, его бывшая однокурсница, умерла рано, всего в тридцать шесть лет. Без матери остался пятилетний сын Артур. Воспитывать его отцу помогали мать Эдуарда и родители покойной жены. Сам Эдуард очень горевал о смерти любимой супруги и в качестве спасения с головой ушел в науку. Однако сыну уделял много внимания, гулял с ним в Таврическом саду и окрестностях Ленинграда, постоянно разговаривал, рассказывал, объяснял, как умел, окружающий мир, посещал музеи, театры, вывозил в Крым на море. Все желаемое всегда было к услугам Артура, но он ничего такого особого и не желал — никогда не объедался мороженым, не просил дорогих игрушек или овчарку. Отношения между Артуром и Эдуардом были прекрасные, мальчик рос умным и послушным, шести лет легко поступил в хорошую математическую школу и очень достойно там учился, ладил с другими детьми, однако уже тогда все (в том числе и сам Эдуард) отмечали его сниженный эмоциональный фон, нежелание пробовать что-то новое и иногда — практически на ровном месте — пугающие родственников заявления: «лучше бы я умер», «мне не хочется жить». Никаких психологов в открытом доступе в то время не было, а житейская мудрость объясняла феномен просто: без матери мальчишка растет, что ж вы хотите, мать, как ни крути, никто не заменит.

Когда Артуру исполнилось тринадцать лет, Эдуард решил изменить общепечальный настрой своей семейной жизни. Симпатичная аспирантка оказывала ему недвусмысленные знаки внимания. Почему нет? — подумал вполне еще молодой доцент. И для Артура, возможно, это будет к лучшему: молодость, жизнь, новая энергия. Посоветовался с сыном. «Папа, ты делай как тебе лучше, — сказал Артур. — Мне все равно. У меня же своя комната, я думаю, я приспособлюсь».

Артур и вправду приспособился: был с молодой мачехой безукоризненно вежлив, а с родившимся спустя полтора года братиком — равнодушно-ласков и терпелив. Был один срыв: в конце девятого класса вдруг перестал учиться, начались прогулы, сидел дома с задернутыми занавесками и слушал мрачную, «выносящую мозг» музыку. Речь пошла об исключении из школы. «Артур, что это?!» — возопил отец. «Папа, мне кажется, я болен», — подумав, ответил сын. Обратились к врачу. Врач поставил диагноз: «дурь подростковая», но все-таки прописал таблетки. Как ни странно, они вроде бы помогли. Артур вернулся в школу и благополучно ее закончил. На момент окончания школы никаких выраженных интересов у него не было, школа сотрудничала с Политехом, выпускные экзамены считались вступительными, так что в Политехе Артур и оказался.

На сегодня: постоянные разговоры о самоубийстве. Если не напомнить, не поест. Сидит дома. Спит одетым. Ни с кем из сверстников не общается. В семье — только формально. Отцу говорит, что очень страдает, но ничего не в силах изменить. В институт ходит время от времени, стиснув зубы, чисто из уважения и любви к отцу и дедушке с бабушкой, которые волнуются. Одна госпитализация, «по знакомству», но сразу же в ужасе забрали оттуда: вы видели наши советские психушки?! Лекарства не помогают, кажется, от них только хуже.

«Что делать, он же гибнет, гибнет у нас на глазах! Моя бывшая жена так на меня надеялась, а я не уберег нашего сына!»

Спустя два дня я разговаривала с Артуром. Разговор не получился. Полная апатия, жизнь тяжела и бессмысленна, я пытался, но никто и ничто мне не поможет. И вы тем более. Лучше умереть, но у меня даже на это нет сил — это же все надо как-то организовать, просто по заказу не получается.

— Ага, — согласилась я. — Организм-то молодой, бодрый, веселый — сопротивляется.

— Издеваетесь? — Артур взглянул с печальным упреком.

— Нет, — честно ответила я. — Уже размышляю.

***

— Только не говорите, что ничем не можете помочь, — Эдуард сделал заклинающий жест. — Мне все равно что. Лишь бы не бездействие. Я готов делать все, что угодно. Чем дичее, тем лучше — так мне почему-то кажется.

Я кивнула. Базовое биологическое образование формирует сходный тип мышления, от этого никуда не деться.

— Артур фактически не жил. Ну, я хочу сказать, как организм, как сражающаяся за место под солнцем особь. У него давно, скажем так, психологические проблемы, причем свои плюс ваши, а биология не помогает, вообще не играет на этом поле. Вы никогда не обращали внимания, как отступают экзистенции, если сделать уборку в квартире или сварить таз варенья?

— Я… нет, пожалуй, нет… У нас раньше прибиралась женщина, я ей платил, а варенье нам теща приносит.

— А провести серию интересных экспериментов?

— Да! Это — да! Меня когда-то только это и спасло. И еще наличие сына. Представьте, что я чувствую теперь, когда Артур…

— Артур никогда не решал никаких витальных, исследовательских задач и не имел соответствующих переживаний. Только учеба, но она для него до сих пор подвешена в пустоте. Он равнодушен к тому, чему обучается. Он никогда не был голоден, не испытывал жажды, не уставал, ни о ком не заботился, а в тех реальных страданиях, которые выпадали на его долю (например, болезнь и смерть матери, ваше горе по ней), бессилен был что-то изменить.

— Как включить биологию? — быстро, блеснув глазами, спросил Эдуард.

— Если вы действительно на все готовы, сейчас мы составим план эксперимента.

***

С физическими вещами (голод, холод, жара, жажда, предельная усталость) мы разобрались быстро — все-таки биологи в значительной части люди полевые (к самому Эдуарду это не относилось, но всегда же можно найти знакомых). Небольшая поездка в Туркмению, на противочумной кордон, к бывшим однокурсникам, там некоторое стечение аккуратно выстроенных обстоятельств…

Когда покрытые потрескавшейся, сочащейся сукровицей коркой (все понимают, что защитного крема от солнца тогда в продаже еще не было?) двое суток влачились по пустыне и делили на троих оставшиеся глотки воды, почему-то Артур не вспоминал о самоубийстве, наоборот, поддерживал пожилых и ослабевших, как ему казалось, спутников, и в адовой жаре выглядел более живым, чем в полутьме прохладной петербургской квартиры, набитой собраниями мудрых сочинений.

— Дальше? — спросил Эдуард. — Не могу же я его все время голодом морить!

— Дальше, увы, нужен еще более острый эксперимент, — сказала я. — Кто-то на грани. С неясным исходом, зависящим только от него.

У биологов просто с гранями, мы же фактически только их и изучаем.

Эдуард принес домой больного котенка-подростка (друг, хозяин котенка, не может его лечить, потому что везет студентов на практику, но вдруг можно спасти? Дочка очень просит), оставил Артуру подробные инструкции, шприц (их тогда еще кипятили), лекарства и увез жену с младшим сыном на дачу.

Послушный Артур неделю честно боролся за жизнь звереныша. Потом котенок умер. Артур ночью перелез через забор Таврического сада (он на ночь закрывается) и похоронил его под вязом. Когда отец вернулся, сводил его на могилку и вызвался привести туда же ту девочку, бывшую хозяйку котенка, и все ей про него объяснить и рассказать, чтобы она могла котенка «отпустить».

На следующий день Артур и Эдуард съездили на могилу матери Артура и очень хорошо в процессе поговорили.

— Он действительно ожил, — сказал мне Эдуард во время нашей последней встречи. — Но он бросил институт! Теперь собирается поступать в медицинский и становиться психиатром! Но это же биология, химия, а он все, конечно, забыл. Впрочем, он уже начал готовиться. И на этот раз, кажется, понимает, зачем ему это нужно.

— А как там наша витальность?

— Ну разумеется! — засмеялся Эдуард. — Я задействовал то же «психиатрическое» знакомство. Сутки через трое — работа в психушке санитаром, вполне реальный шанс определиться, не так ли?

— Безусловно, — согласилась я.

Тогда я, конечно, была очень рада за них обоих. Но честно спрошу себя: решилась бы я теперешняя предложить какой-нибудь семье аналогичный план — с опасными для жизни приключениями в пустыне и умирающими котятами? И мой ответ будет: не знаю, не уверена.

Комментировать Всего 38 комментариев

24-летняя, физически здоровая бельгийка... уже три года страдает от тяжелой депрессии.

Тут, наверное, надо сделать небольшую поправку - человек, страдающий тяжелой стадией дипрессии, физически не совсем здоров (не имеем в виду температуру тела, норм. давление, регулярный стул...), тем более, что само понятие "дипрессия" понимает скорее набор симптомов, нежели название болезни.  

У меня на работе был семинар по проблемам дипрессии, где говорили об определенных биохимических изменениях в мозге, которые влияют на гормональную систему организма. Порой "дипрессия" (угнетенно-дипрессивное состояние)  есть признак (один из симптомов) тяжелой психической болезни. В таких случаях "простой" психотерапией не обойтись, необходимо комплексное лечение - медикаментозное, физ.процедуры, психотерапия, пр. ,- протокол которого пока еще не разработан. В данном случае можно говорить о схожести ситуации при шизофрении (индивидуальность лечения, не до конца изученность спектра симптомов, пр)

В описанном вами, Катерина, случае вы попали точку - нашли терппию в виде замещения /изменения окружающей реальности. А могло бы быть и иначе: напр, погибший котенок мог бы подтолкнуть к суициду. 

Есть ли у вас сейчас новости об Артуре? Как он себя чувствует? 

Кристина, это было очень давно. На университетской встрече ( тоже уже давно, увы) кто-то знакомый с Эдуардом говорил, что его старший сын женился и кажется живет в Канаде :) Но это все не сто процентгая достоверность.

про биохимию согласна, но ведь на нее вообще все влияет. Что-нибудь сугубо внешнее (человек потерял всех близких при природном катаклизме и находится в полном ауте) - тоже ведь наверняка биохимия реагирует, если в тот момент исследовать. Про девушку мы конечно мало что знаем, но ее тяжелое детство упоминается во всех источниках.

мне кажется "простой психотерапией" редко когда можно обойтись. Лучший психотерапевт - это жизнь, это у меня такое твердое мировоззренческое убеждение. :) Психотерапия (и лекарства) могут способствовать уменьшению или даже прекращению боли (душевной или физической), но весь позитив - только снаружи от них. А без него - зачем жить-то?

"про биохимию согласна, но ведь на нее вообще все влияет. Что-нибудь сугубо внешнее (человек потерял всех близких при природном катаклизме и находится в полном ауте) - тоже ведь наверняка биохимия реагирует, если в тот момент исследовать"

Реагировать-то реагирует, но не у всех (на кого обрушились горести) случаются глубокие дипрессивные состояния.  Более того, нередко жертвами дипрессии становятся люди, у которых не было потрясений, которые живут довольно спокойно и благополучно (внешне - сделаем оговорку), но у них есть или деффекты системы, или необратимые изменения.   

"Лучший психотерапевт - это жизнь" - конечно замечательно, но как узнать, что у человека напр, не шизофрения (которая может проявляться и дипрессией), а состояние душевной апатии.

Мне интересно, Катерина, если к вам обращаются по поводу тяжелой дипрессии, то вы пытаетесь применять психотерапевтические методики или же сразу отправляете больного к специалистам?  

Полностью согласна с вашим высказыванием по поводу жизни без позитива.  Специалисты говорят, что если у человека есть хоть какая-то привязка к реальности, эмоциональная ниточка, связывающая со значимыми людьми (чаще) или предметами, деятельностью (реже), то есть надежда вытянуть человека из черной ямы-дипрессии. Если же лучше смерть, чем жизнь, то пациент рано или поздно найдет способ и возможность уйти в мир иной. 

Как узнать, что у человека... не шизофрения

Ну есть всякие диагностические критерии, хотя они не абсолютны конечно. И шизофрения однозначно психотерапией (любой) не лечится.

так ведь на то и должны быть направлены всякие мероприятия по реабилитации, чтобы "привязать" к реальности, разве нет? И у многих людей за жизнь бывают моменты, что кажется, что уже ничего тебя тут не держит. Ага. Но это же не повод. Ну вот у этой девушки уже три года так. Но никто в ее случае не говорит про шизу. А вот норвежка Арнхильд Лаувенг, она в своей книге утверждает, что болела шизой (с подтвержденным диагнозом и массой попыток суицида - гораздо более тяжелое состояние) ДЕСЯТЬ лет, а потом вылечилась. Если норвежка не врет (а зачем бы ей, это же проверить можно), то почему мы можем думать, что кому-то другому все равно лучше не станет? На каком основании?

Кристина, ко мне в общем-то семьи приходят, чисто человек с депрессией это редко, но если вижу, то к врачу отправляю конечно - современные препараты говорят (и пишут) много лучше того, что было, когда я начинала работать или уж тем паче в моем детстве, когда я с этим имела дело.

Привязка к реальности как часть психотерапии при дипрессии - очень важна.  

Прочла про Арнхильд Лаувег по ссылке. Не знаю, что можно подумать насчет "вылечилась"...   Там в статье на Вики есть нмв важные замечания:

1) "На настоящий момент отсутствуют сведения о том, что кто-либо занимался проверкой изложенных в книге фактов."

2)  "Несмотря на то, что течение болезни и виды проводившейся (безрезультатно) терапии очень подробно изложены в книгах Лаувенг, процесс излечения был освещён ей очень кратко и поверхностно, а о том, что привело её к исцелению, не сказано почти ничего".

Известны очень долгие периоды ремиссии при шизофрении.  

Кристина, а в английской википедии эти замечания тоже есть? (Я к сожалению не могу сама прочесть :(() Мне кажется, это так легко все проверяемо, что ей нет смысла что-то существенно передергивать, она же ездит, лекции читает...

Про исцеление у нее сказано следующее: постепенно оно все прекратилось :)))) Но я была конечно впечатлена объемом и разнообразием помощи, которую она получала в течении болезни... Человеку знакомому с нашей позднесоветской и перестроечной (особенно) психиатрией это читать... своеобразно. Сейчас у нас все - много лучше.

В англ.Википедии информации нет вообще. Статья об Арнхильд Лаувег есть на норвежском (когда-то учила, но сейчас уже ничего не помню), на немецком, польском и русском. Интересно, что больше всего информации содержится на русскоязычной странице. Даже норвежцы ограничились тремя-пятью предложениями. Есть только упоминание книги.

Относительно легкости проверяемости... Может она и проверяется регулярно у специалистов (я даже уверена, что Арнхильд это делает), но ведь это конфеденциальная информация и никто без позволения пациента (а порой даже разрешение пациента не достаточно) ее не выдаст в публичное пространство. Есть ли для Арнхильд смысл что-то передергивать ? - Бог ее знает!  То, что она ездит и читает лекции тоже ничего не доказывает. Она может принимать медикаменты (не обязана говорить об этом), она может находиться в состоянии ремиссии. Было бы интересно прочитать мнение специалистов по поводу этой книги. 

У меня была преподавательница (приятельница моей мамы), которая до 45 лет была адекватной особой, немного вспыльчивой, немного эксентричной, но нормально (как мы думали)  воспринимающей окружающую реальность. В один прекрасный день у нее на работе случился приступ, потом второй, она чуть не убила своего сына-подростка. Когда у нее диагностировали шизофринию, было уже поздно лечить. Преподавательница скончалась в 53 года, в больнице для душевнобольных.  Впоследствие оказалось (рассказывала мать погибшшей) , что ее бабка и двоюродная бабка болели  шизофренией... 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Было бы интересно прочитать мнение специалистов по поводу этой книги.

Безусловно интересно! Жалко, что ничего не нашлось и странно немного. Ведь если это фигня, так ведь специалисты должны были бы высказаться - книга-то реально существует, это факт все-таки.

Вопрос диагностики шизофрении (особенно поздней) и отличения ее от всего остального, мне кажется весьма запутанным все же (сталкивалась практически). Я даже слышала, что до недавнего времени не во всех странах этот диагноз вообще существовал. То есть там у них все случаи вполне себе распределялись по другим нозологическим единицам.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

"Ведь если это фигня, так ведь специалисты должны были бы высказаться - книга-то реально существует, это факт все-таки."

Прочитав отклики на книгу (по-русски и по-французски, причем сообщества больных шизофренией) я поняла, что книга-то в общем не представляет интереса специалистов,т.к. описываются в основном переживания, мысли, чувства Арнхильд, что является исключительно индивидуальным опытом, а никак не общим местом в лечении заболевания.  

Кристина, я прочла целиком одну ее книгу и достаточно внимательно просмотрела другую. Она очень много пишет, рассуждает  о системе  оказания психиатрической помощи, о восприятии ее пациентами, в общем-то это как бы должно специалистов интересовать - я хоть с психиатоией и мало сталкиваюсь по работе, но мне было интересно. Ну и сама по себе заявка от лицензированного практического психолога, члена сообщества: шизофрения излечима совсем, вот я вылечилась! - тоже ведь вполне себе заслуживает реакции. Это же не Кашпировский все же... Я неправа?

"Она очень много пишет, рассуждает  о системе  оказания психиатрической помощи" - эта тема (как и вообще тема здравоохранения) неисчерпаема, как океан. Причем как в развивающихся странах, так и в очень развитых, каковой считается Норвегия.  Сужу по Швейцарии и Франции, где постоянно проводятся семинары, встречи, обсуждения, совещания-ателье, и т.д. и т.п. Много критики, много предложений (даже дельных и реально выполнимых ))).

Другое, что Арнхильд говорит о своем излечении и это никаким образом не находит откликов в проф.среде - действительно странно. Хотя бы должна была быть изучена методика лечения, или, хотя бы "феномен Арнхильд", если это единичный случай.  Короче, мноого загадок в этой истории. 

По аналогии с аутистами. Есть люди, которые избавились от довольно сильной степени аутизма, и сечас тоже выступают публично, читают лекции. и т.п. Но все-таки, до сих пор еще не существует стандартного протокола лечения / коррекции аутизма...  

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я думаю, тут дело в том, что в этой области то, что помогает (способствует адаптации) у одного, не оказывает никакого действия (хорошо если не приводит к ухудшению) у другого. Возвращаясь к моему посту: допустим, этот случай излечения депрессии запротоколирован и даже признан медицинской общественностью :)))) Можем ли мы рекомендовать всем подросткам страдающим депрессией (допустим, только мальчикам и только городским) бродить по пустыне и выхаживать умирающих котят? :)) Разумеется нет. Но то, что скандинавы медики никак не прокомментировали случай выздоровления от шизы и вступления бывшей больной в их ряды (она же не водителем автобуса стала, а клиническим психологом) - оно действительно странно. Может, тут политкорректность какая имеет место?

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

"... то, что помогает (способствует адаптации) у одного, не оказывает никакого действия (хорошо если не приводит к ухудшению) у другого".  - Согласна на 120% !

....................................... 

Одно маленькое замечание. Не знаю, как там у них в Норвегии, но во Франции, напр, (да и в Швейцарии) на водителя автобуса требуется намного больше бумаг, сертификатов, подтверждений и пр., нежели для психолога (не психиатора). Работа водителем автобуса считается очень рискованной, приравнивается по стрессу к авиапилотам. Помимо огромной ответственности за безопасность и жизнь пассажиров, есть еще стресс от угрозы нападения, хулиганства, вандализма, пр.  

В Франции психологом может работать ЛЮБОЙ (sic) человек. Можно открыть кабинет, не обладая ни дипломом, ни специальными знаниями.

ИМХО,  (повторюсь) все-таки, неизвестно, было ли проведено обследование на окончательную установку / отказ  диагноза (шизофрения). Дала ли  Арнхильд согласие на публикацию этого заключения. Быть может нет достоверных (нет доступа) источников, доказывающих/опровергающих утверждение Арнхильд, поэтому и нет  серьезных научных публикаций. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

В Франции психологом может работать ЛЮБОЙ (sic) человек. Можно открыть кабинет, не обладая ни дипломом, ни специальными знаниями.

Как интересно! Спасибо, Кристина! У нас, кажется, это все-таки невозможно.

А в государственной структуре или большой частной (детский сад, школа, развивающий центр, больница, или вот как у меня - муниципальная детская поликлиника) тоже можно устроиться по заявлению: я - психолог?! Или все-таки диплом потребуют?

Очень быстро просмотрела Гугл на наличие критики / доп.информации / отзывов специалистов на эту книгу. Ничего не нашла ни на англ, ни на нем, ни на фран ...  

Катерина, еще вопрос: знаете ли вы, если проводятся ли какие-нибудь серьезные исследования в России по поводу дипрессии -  с подключением биохимиков, физиологов, нейрологов, эндокринологов, психиаторов?  Есть ли центры по изучению и лечению сложных видов дипрессии?  

Дело в том, что я пыталась найти какие-нибудь научные статьи по теме на русском и, к сожалению, ничего не нашла.   

на людях - не знаю. На крысах немного (с биохимией) у нас в институте экспериментальной медицины. Много статей по психофармакологии - как действует то или это, там и депрессии тоже встречаются, но это - клиника.

Катерина, а Вы  радикал! Причем скрытый..:) За что Вас и люблю:)

Алекс, это давно было! Я с тех пор стала старой, консервативной и скучной :)))

Тут меня просто повело на воспоминания, потому что государственным образом убить молодую девушку показалось мне как раз-таки жутким радикализмом - ну, помимо всего прочего, откуда мы знаем, что через два года не изобретут антидепоессант пятого поколения, который будет "брать" депрессию такого вида?!

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

А я читала хорошую статью в Нью Йоркере, за уровень профессионализма которого готова поручиться головой, про катастрофическую фармозависимость современной американской психиатрии. и как пациенты "подсаживаются" на эту фармозависимость. В то же время в "традиционных" обществах первый приступ шизофрении часто бывает последним потому, что у них есть другие, достаточно эффективные, методы помощи. Я никаким специалистом в этой области не являюсь. но статья была очень хорошо аргументирована. Мне понравился Ваш радикальный метод. Не дай бог, он мне понабдобится, но я к Вам приду. :))

Не понадобится, у Вас арттерапия есть, о ней хорошие отзывы :))

Про фарму я тоже читала большой западный обзор, для спецов в журнале "психиатрия и психофармакотерапия", там авторы обобщили много работ и разделили все страны на три группы: где всем доступна современная психофарма, где не всем доступна и где практически никому не доступна. Ну и как где болеют. Я прочла их статистику выводы, некоторое время тихо сидела, а потом вслух (кого?) спросила: ребята, а вы сами-то поняли, что именно вы написали? ;)

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

ребята, а вы сами-то поняли, что именно вы написали?

И я о том. Вообще "цивилизация" и "прогресс" немного пугают. Только сегодня слушала передачу про то, как сняли новое кино Web Junkie про интернет-зависимость, и как от нее в Китае лечат.

Мне кажется следующее поколение уже никто не будет "лечить", это будет просто норма, ну вот как в южноамериканских цивилизациях никому не приходило в голову, что если все время жевать листья коки - то что-то с этим не так...:)

Следующее поколение довольно часто кажется совершенно сумасшедшим поколению отцов. Иногда это и правда так...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Да, но вообще-то это в обе стороны работает. Детям тоже много что кажется :) Когда я в детстве читала трех мушкетеров мне их поступки и слова казались ОЧЕНЬ странными, но там была внутренняя логика, я это признавала и эта логика как ни странно казалась мне (дитю пролетарских кварталов Ленинграда) знакомой почему-то. Уже взрослой я догадалась и специально прочитала еще раз. Все действие герои пьют вино и разговаривают и действуют как минимум после одной бутылки. И так же разговаривали со мной, девочкой, отцы моих подруг и их соседи, насельники питерских коммугалок :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Ну, насмешили, Катерина! Никогда так не видел Дюма!

В то же время в "традиционных" обществах первый приступ шизофрении часто бывает последним потому, что у них есть другие, достаточно эффективные, методы помощи.

Алекс, поясните, пожалуйста, как можно эффективно, за один раз вылечить такое сложное заболевание.

(а то получится как в анекдоте -  отличный способ лечения головной боли - отрубить голову!)))) 

Кристина, дело давно было, и я статью не так хорошо помню, точнее сказать, детали ее совсем плохо помню. Тот дисбаланс, который случается в нейротрансмитерах при болезни, достаточно эффективно корректируется всякими вмешательствами вроде  всяческих специальных ритуалов, особенно груповых. О том же принципе вмешательства и статья Катерины. А вот раз заместив нейротрансмитер фармакалогией,  химическую зависимость не оборвать. 

Не знаю, к сожалению, ничего о ритуалах. Но знаю, что шизофрения неплохо лечится (насчет излечиваться не могу сказать)  именно при правильном медикаментозном лечении 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Кристина, вопрос в том, что такое "лечится"? Попринимал  антибиотиков и "излечился"  (т.е "избавился) от стрептококка. Если можно попринимать что-то, и шизофрения пройдет, то "лечится". А если нужно всю жизнь сидеть на лекарствах, чтобы контролировать симптомы, то это, наверное, "регулируется" или "контролируется", или как там еще это врачи называют......:)

Именно лечится, но не излечивается, т.е. люди могут вести вполне нормальный образ жизни - работать, заводить семьи, рожать детей. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Кристина, конечно, это прекрасно, что люди могут функционировать. Но еще прекраснее было было бы. если б они после курса лечения могли бы быть "излечены". Я знаю многих, которые не счастливы именно от того, что долгосрочно сидят на таблетках, и они очень хотят с них слезть.

Алекс, к сожалению, пока не все заболевания излечиваются (особенно те, которые считались долгие годы неизлечимыми вообще). Напр, Паркинсон, Альцгеймер, пр. Но наука не стоит, слава богу, на месте и очень многое делается. 

Вы наверняка знаете, что многие формы онкозаболеваний (считались приговором когда-то) поддаются излечению. 

Не так давно медицинский  мир облетела  весть, что ребенок, рожденный от матери, зараженной ВИЧ, после прохождения спец.терапии оказался совершенно здоров.  

"Сидят на таблетках и не могут слезть" - (это о дипрессии ??) - все зависит от болезни, ее течения, сложности, индивидуальных особенностях пациента, пр. и конечно же, компетентности врача. Очень важную роль играет окружение больного (нередко родные и близкие не воспринимают дипрессию всерьез, путают с ипохондрией, апатией, усталостью, даже ленью).  

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Чувствуется, что говорит сотрудник ВОЗа:))))). Обнимаю:)

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Кристина, никто, находясь  в здравом уме,  не будет отрицать прогресса медицинской науки и ее блистательных побед над многими страшными в прошлом заболеваниями. Но в меньшей степени шизофрения (а ткже всякие шизотипии) и в бОльшей степени депрессия - кажется мне в значительной степени социальным заболеванием, несмотря на реальность упоминавшихся Вами биохимических показателей. Именно поэтому мне кажется, что "упование на таблетку" должно быть в этом случае ограниченным.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Катерина, не буду спорить по этому предмету, т.к. не являюсь компетентной в этом вопросе. Работая в Красном Кресте, мне приходилось сталкиваться с людьми, страдающими шизофренией (в основном в состоянии ремиссии).  Видела один раз приступ шизофрении у пациента в сумашедшем доме (зрелище не для слабонервных). Вот выдержка с ВОЗовского сайта, так что вы правы и я не ошибаюсь )))))))) Мир, дружба, жевачка!  

"В число психических расстройств входят депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, шизофрения, умственная отсталость, иногда детский аутизм и слабоумие. Психические расстройства могут развиваться у мужчин и женщин в любом возрасте, независимо от их расовой и этнической принадлежности. Несмотря на то, что причины многих психических расстройств полностью не поняты, считается, что на их развитие влияет сочетание таких биологических, психологических и социальных факторов, как стрессовые жизненные события, трудная обстановка в семье, болезни мозга, наследственность или гены, а также медицинские проблемы. В большинстве случаев психических расстройств возможна их диагностика и эффективное лечение.

Добавлю, что несмотря на то, что депрессию называют "болезнью цивилизации", она встречается и в развивающихся странах Африки, Азии, Лат. Америки, причем в среде у малоимущего населения.  

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Про последний абзац согласна полностью, даже больше скажу - на нее даже инсоляция напрямую влияет. У крайне северных народов - очень все "неплохо" с депрессией всегда было, хоть ее тогда и не диагностировали. Я думаю, что насчет болезни цивилизации она (как и другие психопатии) просто выходит на передний край по мере как раз успехов медицины на других фронтах. 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont, Алекс Лосетт