Александр Ивантер /

/ Москва

«Увэй», неотвратимая угроза. Часть II

В блоге проекта «Сноб», где обсуждалась тема мягкой китайской экспансии «Увэй», поинтересовались мнением на этот счет Александра Ивантера (ведущий, на мой взгляд, российский экономический обозреватель — А.Ш.). Вот оно, читайте

Иллюстрация: Mary Evans/Photas
Иллюстрация: Mary Evans/Photas
+T -
Поделиться:

Ассимиляция уже в разгаре

Характеристики типа китайской экспансии на российском Дальнем Востоке, приведенные автором, удивительно точны. Готов засвидетельствовать — сам только что вернулся с Дальнего Востока. Более того, по моим ощущениям, ассимиляция с китайцами уже идет полным ходом — хотя и не в собственно физическом смысле. По официальным данным, пусть и заниженным (но не на порядок), в Приморском крае постоянно находятся всего 20 тысяч граждан КНР. Да и по визуальным впечатлениям, по крайней мере в городах, совсем мало китайских лиц — корейцев в разы больше.

Речь идет о куда более глубокой и страшной ассимиляции — китайцы трахнули души и умы приморцев. Владивосток, то есть «Владей Востоком» — так назвал военную гавань на Тихом океане первый генерал-губернатор этого края Муравьев-Амурский. Сегодня же Восток в лице Китая владеет нами, имеет нас. Если в Москве и европейской России доминирующими эмоциями по отношению к Китаю выступает гремучая смесь брезгливости, страха, недоумения и высокомерия, то в Приморье Китаем восхищаются, гордятся, смакуют успехи, мечтают о его великом будущем. Доминирующий тип мышления владивостокца я назвал для себя «психологией порто-франко» — родина там, где удобней флаг и звонче монета. За свои раздолбанные японские праворульные тачки люди готовы глотку порвать, ну и мечтают сдать пол-Владика китайцам в аренду, отменить военный режим границы, на Курильских островах устроить совместную юрисдикцию с японцами. На мои вопросы, а не стыдно ли тогда будет перед Ерофеем Хабаровым и нашими парнями, спящими на маньчжурских сопках, округляют глаза и смотрят, как на динозавра. Типа ни хера вы там в Европе не понимаете. Ну и все это густо замешано на демагогии, фольклоре и понтах.

Приморцы чем-то напоминают одесситов — та же моторная, певучая речь, пересыпаемая байками, словечками и анекдотами, бегающие глазки (где бы чего фарцануть), правда, не столь артистичны — все-таки климат посуровей, сказывается. В общем, становится понятно, почему Жириновский там набирает стабильно заметный процент голосов.

Способы противостояния китайской экспансии, вероятно, тоже должны базироваться на восточных мудростях. Скажем, использовать тактику айкидо — применять силу противника против него самого. Во всяком случае в регионе целый клубок острых, густо замешанных на исторических обидах и крови противоречий между Китаем, Кореей и Японией (а есть еще и межкорейские и китайско-тайваньские противоречия). Надо поддерживать их в хорошо тлеющем (но не горящем — иначе чего доброго самим достанется!) виде, играть на них.

Кроме того, я согласен с одним из комментаторов «Сноба»: не исключено, что нынешний драйв и темп развития Китая все же не вечны. Желтокожие вполне могут сломать себе шею (например, если начнут лет через двадцать в открытую борзеть на США и НАТО) или банально надорваться. Одни нации выдыхаются после кровопролитных войн и террора, а другие — от длительного, бешеного, изматывающего, плохо отрефлексированного низами труда. Дураков работа любит!

В конце концов, надо просто верить в Россию. И молиться, если крещеные. Я вот так и сделал. Ну а что именно я просил у Заступницы, стоя перед Порт-Артурской иконой Пресвятой Богородицы в одном из храмов Владивостока, нетрудно догадаться из вышесказанного.