Почему в роддоме должны нахамить

Маленькие зарплаты, нехватка медикаментов и стрессы — типичное объяснение грубости врачей, даже когда дело касается родов. Но есть версия, что все дело в древних обрядах

Иллюстрация: Valaina Williаms
Иллюстрация: Valaina Williаms
+T -
Поделиться:

Однажды блогер germanych провел опрос среди женщин, рожавших в отечественных роддомах. Просил поделиться впечатлениями. Свое представление о проблеме блогер изложил наивно, но его образы довольно точны: «У меня почему-то сложилось впечатление, что советские нянечки и медсестры обходились с роженицами так, словно это было во время войны, а роженица забеременела от какого-нибудь эсэсовца».

Женщины (и мужчины, кстати, тоже) немедленно утопили любопытного автора в своих ответах. Пациенткам запрещали видеться с родными, им нельзя было носить трусы, их заставляли мыть за собой полы прямо во время схваток и систематически оскорбляли (самое типичное, фольклорное — «детей делать, значит, не больно, а рожать больно?!»).

Тема родов объединяет не хуже водки, особенно, если речь идет о советском и, часто, постсоветском роддоме. «Для мужчин в СССР существовала армия, для женщин — роддома и абортарии» (из комментариев). От себя ничего добавить не могу, поскольку обоих детей родила дома — там меня никто не оскорблял, а проблемы трусов или чистого пола решались без лишних эмоций. Думаю, домашние роды появились не из-за отсутствия горячей воды или телевизора в палатах, а именно благодаря особенному медицинскому этикету.

Однако пострадавшим я верю — тем более, их миллионы. Блогер germanych тоже поверил, и, прочитав все, что ему написали, сделал любопытный вывод: «Такое ощущение, что в советских роддомах специально культивировалась атмосфера отношения к роженицам такая, чтобы женщина после перенесенных унижений и страданий уже не захотела рожать второй раз». Это похоже на правду: гестаповские методы отсекли самую чувствительную часть матерей. Боюсь, что это самые образованные и успешные женщины — они по-настоящему травмированы. Их воспитание не предполагает, что в определенные моменты жизни ты должен вдруг перестать быть собой, превратившись в послушное и бессловесное тело. Вот, например, что пишет блогер kialu: «В течение почти 10 лет день рождения сына для меня был днем кошмарных воспоминаний. Страха и ужаса, смешанного со стыдом. Сейчас прошло. Но и сыну уже 16, на второго не решилась и уже не решусь...»

Наш блогер germanych так и не выяснил, почему в отечественных роддомах  плохо относятся к женщинам. Женщины, обсуждающие пережитое между собой, дают стандартный ответ — маленькие зарплаты, плохие условия работы врачей и постоянные стрессы. Мол, из-за этого у врачей не хватает сил для сочувствия или хотя бы элементарной деликатности. Тут бы жизненно важные проблемы решить, не до светских бесед. В медицинской культуре традиционного образца существует определенная иерархия: на первом месте стоит отношение к телу, а дальнейшие места распределяются между комфортом (отдельная палата-телевизор-деликатесы) и сервисом (спасибо-пожалуйста-извините). Мне не очень понятно, как можно включать и выключать вежливость в зависимости от ситуации. Мне кажется, или она есть, или ее нет.

Более системное объяснение врачебного хамства дает смелая и местами завиральная, но однозначно эффектная научная версия антрополога Екатерины Белоусовой. Орать на роженицу, пугать и оскорблять ее — это древний родильный обряд, инициация: «В "обычной" жизни беременная женщина обладает достаточно высоким социальным статусом... Но в ритуале ее статус "волшебным образом" снижается. Ей предписывается пассивность и беспрекословное послушание, покорное принятие нападок, ругани и оскорблений... Западные и русские феминистки возмущаются бездействием женщины в родах: ей не дают действовать, отвечать за свои поступки, играть по своему сценарию. Но это оказывается невозможным при столкновении с огромной силой традиции». А за традицию в медицинском варианте родов отвечают не повивальные бабки, а дипломированные медики и их верные санитарки.