Юлия Гусарова /

Дживан Гаспарян: Плохой человек на дудуке не сыграет

14 августа в Москву приезжает Дживан Гаспарян, прозванный королем дудука. За почти семьдесят лет на сцене Гаспарян стал обладателем двадцати с лишним премий в области культуры, в том числе «Золотого глобуса» за саундтрек к фильму «Гладиатор» и четырех золотых медалей ЮНЕСКО. В преддверии большого концерта Гаспаряна в Зеленом театре ВДНХ «Сноб» поговорил с музыкантом о том, как ему удается поддерживать себя в профессиональном тонусе и в чем он черпает вдохновение

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

СБывало так, что музыкант на первой встрече предлагал вам поучаствовать в записи нового произведения, а вы доставали дудук из внутреннего кармана и говорили: «Давайте начнем прямо сейчас!» Так произошло, как говорят, во время знакомства с Хансом Циммером. Как вам удается так быстро запустить творческий процесс?

Для начала, я выражал готовность вот так с ходу что-то записать только во время работы над саундтреками к фильмам. Разумеется, мне всякий раз до приглашения в проект показывали эти фильмы, я слушал наработки музыкальных тем и что-то уже прикидывал про себя во время просмотра. Кроме того, я очень люблю импровизировать. Не знаю, откуда эта музыка берется, но стоит мне начать наигрывать, она — раз! — и сама побежала.

СА если говорить не о музыке для кино, как она приходит к вам?

Да точно так же может прийти, когда смотрю какое-нибудь кино.

СКак вы готовитесь к концертам?

Честно, могу никак не готовиться и сыграть с оркестром, с которым до выхода на сцену даже ни разу не репетировал. Мне главное — тональность мелодии услышать.

СВы уже 67 лет на сцене. Что вас мотивирует постоянно выступать?

Я не знаю. Получается у меня, и все (смеется). Я вдохновлен, когда у меня хорошее настроение. А настроение мое делается хорошим всякий раз, как я начинаю играть. Занимаюсь, конечно, много, но это и секретом творческого долголетия нельзя назвать.

СИ за все это время ни одного профессионального выгорания?

Ну, было, было.

СИ как справлялись?

Нормально, все было как должно быть. Когда публика хорошо принимает, — а она всегда хорошо реагирует на звук дудука, в любой стране мира, — я и выступаю с энтузиазмом.

СВ какой стране, кроме Армении, дудук лучше всего понимают?

Везде одинаково хорошо понимают, потому что у всех людей есть душа. Дудук с душой говорит, поэтому как его не понять. Его звук — голос мужской печали.

СВы работали с Питером Гэбриелом, Лайонелом Ричи, Брайаном Мэем, Хансом Циммером, с БГ, в конце концов. Какой из опытов совместного творчества был самым удивительным для вас?

Ой, я сейчас про одного скажу — другого обижу. Они все были удивительные. И со всеми этими музыкантами я до сих пор дружу по-настоящему, они меня постоянно в гости зовут.

СА вы, наверное, и не ездите, потому что постоянно преподаете. Вот сидит перед вами двадцать учеников, и все как один очень прилежные и старательные. Можете сразу понять, кто из них сможет стать выдающимся мастером игры на дудуке, а кому не дано?

У меня очень много учеников, да, но это уже не дети. Как правило, это состоявшиеся профессиональные музыканты, играющие в оркестрах России, Европы и Америки — кто на гобое, кто на саксофоне. Одним словом, они уже мастера, и ко мне они приходят для того, чтобы освоить еще и такой необычный инструмент, как дудук.

СЛюдям с каким характером удается лучше всех его освоить?

Скажу так: человек недобрый и не душевный никогда не сможет играть на дудуке. Потому что на нем надо играть так, чтобы люди поняли, о чем поет душа. Если музыкант интуитивно понимает, как это сделать, у него все получится. Чутким надо быть — вот так.С