Уйти, чтобы спасти

Иногда способ выхода из кризиса кажется безумным, но срабатывает. Однако остается вопрос о мотивах действующих лиц

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Случай давний, произошел где-то в начале нулевых годов. Напомнил мне о нем материал Алексея Готсданкера про депрессию.

— Я боюсь!

Женщина выглядела бодро, свежо, активно. Жертва насилия? Не похоже. Скорее всего, боится не за себя, за ребенка. Его жизнь, здоровье? Тяжелая болезнь? Нет, тоже не то, не так это выглядит. Подросток закуролесил? Вполне возможно.

— А можно конкретней? Чего вы боитесь?

— Мне даже рассказывать страшно! Сейчас я боюсь, что вы начнете на меня кричать и топать ногами.

Она обаятельно улыбнулась, и я невольно улыбнулась ей в ответ:

— На этот счет вы можете быть совершенно спокойны. Не говоря уже о моем профессионализме, я и по природе человек, совершенно не склонный к экзальтации.

— А, тогда хорошо.

Но что же она такое сделала-то? Или еще только собирается сделать?

— Я сама из Нижнего Тагила. Приехала сюда учиться, а вместо этого замуж вышла. За ленинградца, но по взаимной любви, это я сразу хочу уточнить.

Ага, это понятно. Это чтобы я не подумала, что провинциальная расчетливая девочка, у которой что-то не заладилось с учебой, решила закрепиться в Ленинграде с помощью замужества.

— Потом у меня дочка родилась, и я дома сидела, не работала. А муж, он вообще-то на инженера учился, но когда вся эта перестройка началась, он в бизнес пошел. Там всякое было, вы же понимаете. И вверх, и вниз, и даже прятались мы один раз у друзей на даче в Псковской области четыре месяца. От бандитов, вы понимаете. Он тогда хотел меня с дочкой на родину отправить, в Нижний Тагил, для безопасности, но я сказала: нет, где ты, там и я.

Самоотверженная женщина. Или боялась, что, уехав, потом так из Нижнего Тагила обратно и не выберется? И не был ли бандитом и сам ее муж?

— А потом одно дело у него как-то очень, знаете, склеилось. И дальше пошло — одно к одному, сделка за сделкой. И деньги появились, мы квартиру купили, машину, дачу. Я решила: надо еще одного ребенка, чего ж.

— А чем вы занимались все это время? Домашним хозяйством?

— Ну да. Мне это нравилось, покупать все, обставлять, ремонт даже — многие это не любят, а мне в удовольствие. Дочку в кружки водила, у нее к рисованию настоящий талант, правда, это все учителя говорят, не только я сама. Я тоже в детстве рисовала, даже в клуб у нас в Тагиле ходила, преподавательница всегда мои рисунки хвалила, но как-то у меня оно дальше не сложилось. Вот, в отделку наших квартир, наверное, тогда оно и пошло.

Квартир? Что ж, уточнение про любовь вначале было очень кстати.

— Потом у нас Артур родился. Ну, тут, мне кажется, все и началось…

— Что именно началось?

— Я сначала-то не заметила, потому что с младенцем, да и дочка внимания требует, и хозяйство… А потом вижу: начал мой муж куда-то сползать…

— Сползать?

— Ну да, не могу точнее выразиться. Вот это именно ощущение: как с горки на салазках — сначала медленно, потом все быстрее, быстрее…

— Алкоголь?

На тот момент я уже из практики знала, что это весьма распространенная проблема для бывших бизнесменов-бандитов, вышедших из круга и лишившихся привычного годами адреналина. Некоторые «переломались», другие занялись экстремальным спортом, а многие просто спились.

— И это тоже. Но это не в первую голову, однозначно, видала я с детства, как люди вчистую спиваются у нас в Тагиле, поверьте. Это не про нас.

— А что про вас?

Она не отделяла себя от мужа, я тоже решила пока не отделять.

Дальше женщина вполне профессионально, подробно, практически слово в слово, как в уже упомянутом мною материале А. Готсданкера, описала развитие депрессии у ее мужа Сергея (желающим имеет смысл прочитать его текст, но только до фразы «жена забрала детей и ушла», потому что дальше события в этой истории развивались совсем по-другому).

— Но он, вы пытались что-то предпринимать?

— Да, конечно. Сначала врач таблетки выписал. От них ему только хуже стало. Днем спал, ночью кружил по квартире. Как призрак, только очень шумный. А еще толстеть стал и запоры, по полтора часа туалет занимал. Потом ходил к психоаналитику. Бросил через полгода, говорит, бред какой-то, да еще с таким серьезным лицом, да еще за такие деньги, не могу, тошнит. Потом еще были такие, забыла, как называются, ему жена друга посоветовала — они вроде как сценки разыгрывали, как в театральном кружке…

— Психодрама?

— Во-во, наверное, это самое. Тоже никакого прока, бросил. Только от коньяка, говорит, сначала лучше становится. Врет, наверное, но как проверишь?

— Сколько все это продолжается?

— Артурчику в марте пять лет будет.

— Вы по-прежнему ведете хозяйство? (Он не работает уже года три как минимум, но у них могли с тучных времен остаться накопления, подумала я.)

— Да нет, что вы, я, как он дома осел, сразу на работу вышла — жить-то надо. Работаю я.

— Кем же? Где?

— Старший администратор в магазине «Строительные товары». Пришла в самый низ, конечно, но теперь уже выслужилась. Хорошая работа, живая, кроме того, я ж вам говорила, я все это люблю: обои, краски, отделочные материалы, понимаю в этом, чую, что куда, мне сразу нравилось и людям советовать, обсуждать с ними, а теперь я еще и вроде как подрядчиком  подрабатываю, клиентура у меня уже есть, рабочих две бригады, заказчики передают мои контакты один другому…

— Замечательно! — искренне сказала я. — Но в начале нашей встречи вы говорили о том, что боитесь…

— Он не моется, не бреется, когда пьяный, орет, угрожает, когда трезвый, лежит одетый, в стенку уставясь. Мне все говорят: что ты мучаешься, бери детей, уходи от него. Где жить у меня есть, зарабатываю я нормально, детям такой отец к чему? Какой пример? Я тут у гадалки-экстрасенса была, она по картам прикинула и тоже сказала: уходи, с червовым королем нет тебе больше дороги.

— Но?..

— Но он же мой муж! Мы с ним вместе всякое прошли.

— И что же вы решили?

— Я… я… — впервые с начала нашей встречи я видела ее по-настоящему напряженной. — Я решила, как гадалка сказала, сделать — уйти. Исчезнуть.

— Как это — исчезнуть?! — встревожилась я.

— А вот просто — исчезнуть и все. Была и нету. И чтоб никто найти меня не мог.

— А дети?!

— А дети с папой останутся.

— С тем папой, который пьяным угрожает, а трезвым — носом к стенке?! — Черт побери, она была права: мне хотелось заорать на нее и, может быть, даже ногой топнуть. Что она себе вообразила?! — Сыну пять, а дочке сколько?

— Будет тринадцать. Она очень разумная девочка, любит папу (она-то, в отличие от Артура, его нормальным помнит) и очень меня поддерживает.

— В чем поддерживает?!

— Я ведь все продумала. У Риты, конечно, мой телефон будет. Если что, она сразу позвонит. Я уже сняла квартиру на окраине. И на работе договорилась, что уеду по семейным обстоятельствам. А с клиентами сама свяжусь, он о них вообще ничего не знает.

— Он просто вызовет такси и отвезет детей бабушке.

— Куда? В Нижний Тагил? У моей мамы инвалидность, она живет в крошечной однушке. Исключено.

— А родители Сергея?

— У его отца другая семья, дети. А его мама работает в технической библиотеке, заместитель директора. Она может два раза в неделю отвести Риту в кружок. Это максимум. От Артура у нее давление повышается. А вообще она во всем на моей стороне, в болезнь сына не верит и считает (и говорит), что он просто слабак.

— ОК. Он немного приподнимется с дивана и найдет себе еще одну женщину из провинции, которая пожалеет его и сироток, которых бросила мать-ехидна. Квартира-то у вас большая?

— Да! Вот как вы сразу точно словили! Этого я боюсь! Но… детей я тогда, конечно, сразу заберу, а он хоть не один останется. Пусть не я, но кто-то за ним присмотрит.

М-да… Довольно редкий сегодня случай, когда ради шанса (очень сомнительного!) для мужа женщина готова поставить под угрозу благополучие и даже безопасность детей. Или она действительно на пределе и просто хочет сбежать?

— Ну, в общем, я выговорилась, — бодро сообщила мне между тем моя посетительница. — И знаете, ведь и вправду, как обещали (кто ей обещал?!), легче стало! Теперь я пошла, спасибо что выслушали.

— Но подождите…

— Нет-нет, вам меня все равно не отговорить. Вы только расстраиваться станете.

Она еще и обо мне беспокоится!

— Дайте мне ваш телефон.

— Сотовый, дома-то меня не будет. Ага, сейчас.

***

Разговор по сотовой связи с домашнего телефона тогда стоил очень (в сравнении с моими доходами) дорого, но я не удержалась: конечно, волновалась за детей, но и любопытство!

Сначала настороженное: ничего вроде.

Потом с надеждой: налаживается, тьфу-тьфу-тьфу!

И наконец (спустя где-то полгода) ликующее: спасибо, спасибо, у нас все хорошо!

Ну и слава богу, от сердца отлегло.

***

Но и это еще не все.

Еще месяца через два пришел здоровый мужик. Такое впечатление, что малиновый пиджак и золотую цепь только что снял и оставил в коридоре.

Но речь культурная (мама — библиотекарша!).

— Простите, что беспокою. У вас ведь с полгода назад была моя жена вот с такой-то проблемой (кратко описывает все то, что читатель уже знает)?  

— Гмм, была, да, — тревога внутри меня росла экспоненциально. — Что-то случилось? С ней? С детьми?

— Ничего, ничего, у нас все хорошо, спасибо. Я просто удостовериться. Она мне вот… (показывает какую-то тетрадку школьного вида) это типа ее дневник. Она тут типа писала все. Ну, что она это все задумала, чтобы меня вытащить, и ушла, потому что меня любит, и за детей боялась, но… И вот там про вас есть…

— С номером поликлиники и фамилией? — с любопытством уточнила я.

— Ага, и даже номер кабинета есть, — простодушно кивнул Сергей. — Вот я и пришел.

— Ну раз уж пришли, расскажите как оно было, — сказала я. — Нетривиальный все-таки способ лечения депрессий с алкогольным синдромом.

— Ага, — он опять кивнул. — И не говорите!

Она оставила ему записку. «Прости, больше не могу, вернусь, когда ты все наладишь». Он сначала не поверил, подумал: бабы дуры, это такой глупый розыгрыш.

Вечером дочка спросила у него: папа, Артур есть хочет. Что мне ему дать? Он рявкнул на нее: где ваша чертова мать? Это ее дело!

Девочка заплакала и ушла. Ему стало стыдно. Он пошел к холодильнику, там были какие-то продукты, немного. Накормил сына, к дочери не пошел — не умел мириться, утешил себя: на ночь дура вернется.

Она, конечно, не вернулась. Утром разбудил сын: папа, а где мама? А мы в садик пойдем?

Он запаниковал. Вскочил, заметался. Дочь уже ушла в школу. Наскоро умылся, пригладил волосы, надел что-то из шкафа и тут сообразил, что не знает, где находится садик сына и как туда идти. Хорошо, мальчик сам знал дорогу. Воспитательница взглянула подозрительно, но ничего не сказала.

Вернулся домой, позвонил в Нижний Тагил. Теща ничего не знала (или притворялась), он ее обматерил, отвел душу. Позвонил своей матери, она холодно сказала: ты сам во всем виноват, я тебя предупреждала неоднократно, что нельзя так распускаться, она еще долго терпела, вот теперь ищи ее и расхлебывай все сам.

Посидел, понял, что не знает ее новых друзей, знакомых, ни одного контакта. Позвонил кому-то из старых подруг, из семейной телефонной книги, та, конечно, ничего не знала, закудахтала как курица, он бросил трубку.

Вечером заискивающе обратился к дочери: а где мама работает? Дочка ледяным тоном, с бабушкиными интонациями, назвала адрес магазина. Сходил туда. Там посмотрели подозрительно: а вы, собственно, ей кто? Я — муж. Облили презрением, но все же сказали: уволилась по семейным обстоятельствам.

Пришел домой, напился. Утром опять будит сын. Стыдно так, что хочется вот просто сразу удавиться.

— Ты ел чего-нибудь? — Меня в садике покормят. Но что мне надеть?

Где хранится детская одежда? Где вообще что?!

Когда дочь пришла из школы, он спросил: что я вчера? — Ничего, просто выпил свою бутылку и спать лег. — Как же мы теперь будем? (Я, мужик, спрашиваю у двенадцатилетней девочки — позорище-то какое! — чуть не зарыдал от горечи и отвращения.) — Да ничего, папа, сейчас все обсудим и выкрутимся как-нибудь (опять чуть не зарыдал — теперь уже от любви и благодарности).

Наладилось довольно быстро, как ни странно. Артур еще спрашивал о матери, но Рита говорила: она уехала по делам, потом приедет, — и он сразу успокаивался. Новый, изменившийся папа (надо же, не лежит, не обращая ни на что внимания, а разговаривает с ним, играет, водит в садик, моет в ванной) занимал почти все свободное от садика время мальчика.

Рита помогала вести хозяйство, он поражался: помнил смешливую девочку с косичками, когда же она так выросла?!

Месяца через полтора позвонил старым друзьям, коллегам, честно признался: был на дне, всплываю, нужна работа. С десяток встреч было впустую (он уже готов был опять сорваться, но дети, особенно Артур, держали на плаву), потом вдруг вылез старый контакт и образовалась зацепка в строительном бизнесе. Он знал, что в его нынешней позиции не приходится выбирать, и согласился на все условия. Сейчас его ситуация уже значительно лучше и стабильней.

Жену все это время вспоминал то с тоской, то с нежностью, то с ненавистью. Искал — безуспешно. Тысячу раз придумывал и все-таки не знал, что ей скажет, если увидит. Однажды она просто появилась на пороге, подошла и молча обняла мужа. Потом разделась, вымыла руки и достала из сумки вот этот дневник…

Теперь он гадает: что ж это было?

Разумеется, я подтвердила для него все сказанное в дневнике жены и озвучила самый благородный и самоотверженный вариант ее мотивов.

Но сама так и осталась в недоумении. Любовь, которая на своем пути сносит все преграды и успешно преодолевает все опасности? Или невероятно точный, холодный расчет? И имеет ли это значение, если все кончилось благополучно? Я не знаю. А что думаете вы, уважаемые читатели?

Комментировать Всего 50 комментариев

Нмв это такое редкое попадание - Рита и Сергей действительно оказались теми самыми пресловутыми "половинками" (сама лично не люблю это выражение), частями одного живого организма  под названием семья. Это тот случай, когда ощущаешь чувства и предугадываешь мысли близкого человека, в то же время можешь интуитивно предвидеть реакцию, не всегда быть может верно, но есть некая уверенность (- шестое чувство) в правильности выбора.

Это скорее исключение, нежели правило. Как мне видится, Рита пошла на экстремальный шаг уверенная, что Сергей не допустит, чтобы его дети голодали, оставались без присмотра. И видать в Сергее был заложен фундамент честности, совести, порядочности (наверное, вопреки "бандитскому прошлому" воспитание  мамы-библиотекаря дало о себе знать...).        

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Кристина, ну конечно, правилом такая история никак быть не может :))

Но, я могу и ошибаться, но мне кажется, что "фундамент" ответственности есть в очень многих людях (в большинстве). И весь фокус в том, что на этом фундаменте строят и строят ли вообще что-нибудь... Я вообще-то всегда за то, чтобы строить.

И это не только супружеских отношений касается, но и (может быть даже в бОльшей степени) детско-родительских.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ответственность ответственностью, но если Сергей выпивал, то он просто мог уже не реагировать на нужды детей.

Есть же тысячи примеров, когда дети страдали или гибли по вине родителей-алкоголиков. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да, конечно. Но ведь у героини была концепция (и она ее озвучила): видала я алкоголиков, у нас дело в другом. Но, разумеется, все это очень гипотетически и индивидуально.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Абсолютно согласна! и это еще раз уверяет меня в том, что я написала выше:  Рита знала своего мужа лучше, чем он сам. И именно поэтому она "поставила ему диагноз" и нашла правильное "лекарство"  точнее, чем специалисты, которые видели только оболочку "заболевания".   

У меня были / есть похожие отношения или точнее, ощущения по отношению к моим детям  (особенно сыну,  когда он были маленьким) и мужу. При определенных обстоятельствах я четко знала с чем свзязано их поведение в данный момент (или период времени). И то, что могла другими восприниматься как каприз, эгоизм, раздражение, я видела как большую эмоциональную усталость, или стеснение перед чужими, что-то другое. 

Супруги и родители/дети относящиеся с любовью и вниманием друг другу могут преодолеть большие испытания не сломавшись (- искл. мое представление о ситуации)  

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Жестко. Думается надо действительно очень любить человека чтобы так бороться именно за его счастье, а не за своё.

Повезло мужику. И не думаю, что сильно рисковала она. У неё же всё было под контролем, особенно дети. Если бы эксперимент пошёл не в ту степь она бы его тут же прервала.

То есть любила и боролась. За него. Не за себя. Ага. А вот этот дневник в виде страховки (с номером моего кабинета) - это тогда что?;)

А что любовь подразумевает отмирание логического мышления? Она же понимала, что в случае успеха ей надо будет как-то объяснить свой поступок. Чтобы он понял её мотивы.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Иногда - подразумевает, увы. :))

Но в данном случае, пожалуй, согласна с Вами.

Что бы он понял, что она не просто свалила к другому мужику, а действительно задумала все это.

Сильно. И опять я со своими литературными ассоциациями: это ж Веллер,  "Приключения Звягина" + Асадов, "Баллада о любви и ненависти". Тут и любовь (иначе просто ушла бы с детьми), и расчет - вернее, очень-очень точное знание, на что способен этот мужчина.

Сочетание любви и расчета? Причем не в одном флаконе, а по раздельности. Да, я пожалуй тоже так думаю...

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Я бы наверняка возразил, если бы не был давно и прочно женат. Расчетливее любящей женщины - только расчетливая женщина.

Простите, Дмитрий, не поняла. Женитьба поменяла Ваше мнение на расчет в любви? ;)

Нет Катерина, у меня его вообще не было, этого представления. Она мне его привила. Сразу в таком виде. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

В состоянии депрессии он мог просто открыть ночью газ. Никто глубину депрессии другого человека и того, как она может изменить его личность, измерить не в состоянии. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Причем, конечно, газ и для себя, и для детей. 

Но один раз он уже перестал существовать, причем опустившись, заставляя семью страдать. А теперь как бы родился заново, вернув уважение к себе. И это заслуга жены.  И ее желание жить, а не страдать при нем или без него. И ее расчетливость - часть той же витальности, мне кажется.

Да, конечно. Я к тому, что она рисковала детьми гораздо больше, чем ей казалось. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Татьяна Пастухова

Или мы чего-то не знаем о степени её подготовки

Или это была не депрессия (в медицинском смысле), а просто человек себя распустил, и жена с матерью Сергея это знали.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Пастухова

Лариса, мне все же кажется, что мы абсолютизируем "медицинский смысл" депрессии. Нет (я ее во всяком случае не видела) четкой границы: вот досюда так, а отсюда эдак. Есть континуум с четко выраженными признаками того или другого по краям и областью, где сам черт ногу сломит. Случай Сергея безусловно из этой области.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Да тут как ни готовься -  всегда может отчебучить что угодно.

Ну с этой точки зрения и ей на голову кирпич мог упасть когда она с чемоданом из дома выходила :)

Таня, от человека в тяжелой, все время возвращающейся или годами длящейся депрессии, от которого ушла жена, бросив малолетних детей - он него действительно можно ожидать чего угодно. Депрессия это ведь не просто плохое настроение или усталость. 

Безусловно, но Вы ставите диагноз со слов Катерины, которая передаёт слова героини статьи. Учитывая что всё таки метод сработал мужчина не был склонен к суициду ибо исходя из истории у него даже мыслей таких не появлялось ни в какой момент.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Кто знает, насколько рискует детьми мужчина, который уходит из семьи из-за того, что женщина поставила свое самочувствие  выше интересов других членов семьи? Если представить эту же ситуацию, но поменять пол участников - сколько откликов про настоящего мужика было бы? Или не в этой аудитории?))  

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

О да! Моя знакомая, после того, как от нее в перестройку ушел муж, семь (!) раз пыталась покончить с собой (надо сказать, весьма демонстративно, но дети-то никуда не девались при этом). Ей все (включая врачей и ее родителей) говорили: возьми себя в руки, у тебя дети! А про мужика и вовсе никто не вспоминал, как будто бы он - природное явление...

желание жить, а не страдать

Спасибо, Марина! Замечательная, мне кажется, формулировка!

Никто. Она рисковала, очень. Детьми в том числе. Сознательно. Это факт и это даже не обсуждается. А каково Ваше мнение, Владимир? Забрать детей и уходить? Остаться и мучиться?

Взвесить риски невозможно, Катерина, поэтому невозможно дать оценку. А победителей не судят. 

Но обдумывание победителями всего произошедшего я обычно поддерживаю. Это реже встречается, но мне кажется не менее полезным, чем обдумывание поражения. К тому же всем известно, что и в онтогенезе и филогенезе представления о победах и поражениях не так уж редко пересматриваются.

Действительно. Тем более, что Катерина и не пыталась выяснять, что было с этим мужиком, была ли это действительно депрессия. По описанию, похоже, что ему просто было так удобно. Жена вела хозяйство и содержала еще и домашнюю скотину.

Надоело бабе возиться с оскотинившимся мужиком, она бросила его выживать самостоятельно. Тут же включился разум. 

Лично у меня в практике психолога был случай, когда пациент вдруг "включил шизу" и начал изображать сумасшедшего, который ничего не знает о мире. В том случае я был уверен в том, что это была игра. Поэтому я подвел его к двери, взял за затылок и долбанул о косяк носом.

Вы знаете, он об него не ударился. Мгновенно включился разум, он выставил руки, и... выздоровел!

Я наблюдаю его с той поры 15 лет. Успешный бизнесмен, которого любят его работники и боготворят дети. Рецидивов не было...

Хм... а если бы не выставил? Ну одним шизофреником больше - одним меньше...

я был уверен в том, что это была игра. Поэтому я подвел его к двери, взял за затылок и долбанул о косяк носом.

Александр, а если бы Вы ошиблись? (Вы же можете ошибаться, как и все, правда?) - что бы Вы тогда делали, ударив об косяк чем-то больного или просто неловкого (не успел руки подставить) человека? Ваше следующее действие?

Ну, что Вы! Если бы было хоть малейшее сомнение, что человек не играет, а действительно болен, ни я, никто из профессионалов этого не сделал бы.

Распознать болезнь бывает сложно, а вот разглядеть игру - другое дело. 

К тому же, если честно, когда много работаешь с боевыми искусствами, приходит некоторое мастерство в исполнении различных ударов. В данном случае все действие было выполнено так, чтобы у человека не возникало сомнений, что сейчас он ударится о косяк, но он до него не долетал. Это довольно просто исполняется, как, к примеру, стукнуть двоих лбами.

Ты берешь их за шеи и бьешь лоб в лоб. При этом рука уже достаточно чувствительна, чтобы почувствовать, появилась ли в теле человека упругость сопротивления. Если не появилась, то просто останавливаешь удар, пока они не встретились. Если появилась, то делаешь вид, что кинул навстречу друг другу, а сам отпускаешь тогда, когда их упругость их остановит на безопасном расстоянии.

У обоих ощущение, что они чудом спаслись, и только их ловкость их выручила. При этом весь каскад ощущений пережит. А на самом деле никакого удара и не было.

Большой опыт праздничных забав и народной борьбы! Как говорится, ловкость рук и никакого мошенства!

Ага. Но тогда, может быть, так и стоило написать: я, пользуясь своим опытом в боевых искусствах, создал у клиента иллюзию, что собираюсь стукнуть его носом об косяк (на самом деле не собирался, конечно)? Это бы сразу было понято правильно. Или Вы тоже добавили драматизма, чтоб поинтереснее было?;)

правда, тогда я не поняла Вашей реплики в  другой дискуссии, которую вчера бегло просматривала  - дескать, в соседской дискуссии у Катерины кто-то усомнился в моем праве товарища стукнуть.... Ну разумеется - и не просто усомнились, а просто-таки уверены, что никогда психолог клиента об косяк бить не смеет! И Вы здесь говорите: да я и не собирался! Или я чего-то не поняла? Там? Или здесь?

Это не к Вам, Катерина. Это насчет подразнить Чеширского кота.

я всегда замечал, что если кто то идет к психологу, он потом все о чем дискутировал, или даже спорил с психологом, продолжает обсуждать и спорить об этом но уже с коллегами и друзьями. Получается, что поход к психологу это некая относительно публичная дисскусия по проблеме. Опытный психолог, знает что побеждает или выглядит выиигрышно в публичной дисскусиии или споре, тот кто выглядит более нравственно и компетентно эрудированным. И чтобы поток клиентов не прекратился, потому как результат порой очень субьективен, то быть в этой позиции, для психолога может быть на первом месте, а помощь клиенту может стоять уже на втором плане. Александр показал, что человек с его проблемой ему важнее всего.

Гмм...

Увы, Богдан, простите, но  я кажется практически ничего не поняла в Вашем высказывании :(( "Опытный психолог, знает что побеждает или выглядит выиигрышно в публичной дисскусиии или споре, тот кто выглядит более нравственно и компетентно эрудированным." - Вы уверены, что тут все запятые на своих местах?  ;)

уверен что нет, извините, что доставил вам сложности с пониманием.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

теперь он гадает что это было?

В науке менеджмент, почти все кейсы это мужской стиль менеджмента, а вот ему показали женский менеджмент "делание через неделание" и конечно он такого еще не видел :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Катерина умеет находить экзотические примеры. Профессионал - этот тот, кто умеет работать с основными случаями, мастер должен работать и с исключениями.

Александр, так я же с ней не работала вообще! Я только наблюдала, как она сама все выстраивала.

Дв, Катерина, конечно. Я это понимаю. Это я к тому, что ребята откликнулись на Ваш рассказ так, будто это анамнез, а не рассказ. Мы с Вами прекрасно понимаем, насколько можно доверять рассказу одного участника семейной пары. Они расскажут! Почему и приглашаешь на собеседование второго или родственников.

Прекрасно рассказали, не вдаваясь в лишние профессиональные сложности.

Богдан, я-то думала что про неделание - это что-то из индуизма, а оказалось - из женского менеджмента :)))

Недеяние - это из буддизма. И из Тайцзи-цюань. Так называемая концепция Вэй-У-Вэй в даосизме.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова