Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин: Царь и режиссеры

Давно речь шла об этом фильме. Сперва слухи доходили, заставив сердце екнуть: вот кто-то наконец и взялся за нечуждую тему

+T -
Поделиться:

Давно речь шла об этом фильме. Сперва слухи доходили, заставив сердце екнуть: вот кто-то наконец и взялся за нечуждую тему, и не последний, надо признаться, режиссер. Потом сам Павел Лунгин как-то за рюмочкой хреновухи рассказал мне про уже отснятый фильм, описав сцену разрывания человека медведем. Заинтриговал. Я алаверды напомнил ему про историческую сцену (а это сцена, безусловно!) выбора Грозным себе очередной жены, шестнадцатилетней Марфы Собакиной, когда двадцать девушек из знатных родов раздели в зале, поставили в ряд, заставив предварительно помочиться в редкие по тем временам стеклянные венецианские бокалы; Грозный ходил по ряду, разглядывая и ощупывая каждую претендентку, а итальянский эскулап, тут же разглядывая и нюхая мочу претендентки, шептал Грозному на ухо о ее болезнях... Очень бы украсило фильм, на мой взгляд. Однако Павел признался: такого в его фильме нет. Но есть другое. Пришлось ждать.Короче, на русскую премьеру пойти не смог, а когда фильм вышел, уехал из России, не успев посмотреть, вернулся и угодил под водопад нелестных отзывов друзей и кинематографистов. Просто хором ругали фильм и Мамонова-царя. А Мамонов-то еще и добавил, в интервью сказав, как и положено скромному православному рокеру:

 — Ну какой из меня царь?

И как-то не спешилось посмотреть по понятным причинам: разочарований-то в нашем отечественном кино горрррраздо больше, чем очарований.

Потом взял, пошел да и посмотрел. И скажу: вполне достойный продукт. И Мамонов зря на себя наговаривал: царь из него получился. Вполне осознанное художественное высказывание на тему, к которой в России до сих пор боятся прикасаться: Грозный и опричнина. Снята куча фильмов про Сталина и его террор, а про Грозного, нашего Саурона, основателя Кола Вертикали Власти, расчленителя русского сознания на опричных и земских, — раз, два и обчелся. В литературе-то нашей великой на тему сию вообще шаром покати: «Песня о купце Калашникове», «Князь Серебряный». Да, есть еще грустная опера Чайковского «Опричник», которую никто не видел...

«Кто царя не любит, тот и Бога не любит» — фраза сильная, после фильма застревает в голове. Да и фильм застревает. Играют в нем все достойно.

У меня фильм оставил беспокойное, щемящее послевкусие. Обязательно пересмотрю.

Говорят: в фильме не хватает масштабности. Но это камерная история из жизни Грозного. Это не фильм «Иван Грозный». И кстати, у Эйзенштейна тоже нет особой масштабности, эпического размаха: народ мелькает у него нечасто, все происходит в интерьерах, напоминающих оперные декорации.

Если говорить о недостатках «Царя»: диалоги осовременены, но не найден языковой эквивалент той эпохи.

Проблема в том, что сравнивать «Царя» приходится с «Иваном Грозным», а сравнение это в принципе нерелевантно. Эйзенштейн — великий режиссер. А Черкасов — великий актер, создавший образ колоссальной драматической силы. Таких актеров нынче не существует в природе: эпоха другая. Тем более, как мне давно еще поведал писатель Юрий Мамлеев, Черкасов в то время посетил некий круг подпольных советских оккультистов, где специально для него вызывали дух Грозного, который, по словам очевидцев, явился и потряс Черкасова, вдохновив на будущую роль.

Но если говорить об этической стороне дела — фильм Лунгина правдивее фильма Эйзенштейна. Это одна из первых честных попыток разобраться в Грозном, в природе русской власти. Эйзенштейн, человек по сути аморальный, поставивший в жизни на большевиков, снимал подарок товарищу Сталину, историю «прагрэссивного царя и прагрэссивных апрычников». Там достаточно откровенной лжи: чего стоит один призыв на площади к молодежи: записывайтесь, люди молодые простого звания, в опричнину! Комсомольский бред какой-то...

Но в конце второй серии Эйзенштейн-художник пересилил Эйзенштейна-коньюктурщика, последние сцены проявили зловещую суть опричнины и параноика-царя.

Слышу вопрос-упрек от киношников: «А почему Лунгин взялся за эту тему?»

А почему вы не взялись?

Лунгин рисковал, но взялся. И высказался. И слава Богу...

Комментировать Всего 22 комментария

"...описав сцену разрывания человека медведем"

Описывал, наверное, лучше, чем получилось в фильме...

(Крайне субъективно)

Знаете, после кинофильма "Остров", как-то ждешь от Лунгина шедевров. Вот натурально шедевров, никак не менее. А в "Царе" - да, хорошая игра актеров, да, интересная тема, НО... (избегая прямолинейных формулировок) излишняя театральность постановки, странное освещение, монтаж какой-то, скажем, непонятный.

Фильм скорее не понравился, чем понравился, хотя Мамонов играл замечательно. Роль Патриарха, на мой взгляд, не совсем для Олега Янковского, очень уж он светским персонажем получился. Расстроила также бедность декораций, а также, как правильно заметил В. Сорокин "не найден языковой эквивалент той эпохи". В какой-то момент мне вообще показалось, что действие (возведение Патриарха на престол) происходит в настоящем времени, когда показали современного дьякона, читающего перед алтарем (уж не в Храме ли Христа Спасителя снимали эту сцену?). В общем да, нет масштаба, яркости действа, все очень камерно. Больше - сцена из жизни Ивана Грозного, постановка, нежели фильм. Надо, наверное, какую-то другую форму подачи было искать, чтобы действо не показалось слабеньким. Но фильм, все равно, советую посмотреть всем, кто интересуется русской историей, культурой, "русской душой". Много сильных моментов. Царь - удался!

Мне тоже кажется, что ЦАРЮ требовалась условность интерьера, что-то а ля Питер Гринуэй или Ларс фон Триер с Dogville и Manderlay.

Мне кажется, наоборот, камерности не хватило, темных сцен, крупных планов ждал больше, чем кишок наружу. Царь, как персонаж, удался с той стороны, что лишил его "гениальности". Гений-злодей - одно, а сумасшедший садист - категорически другое. В нашей стране принято награждать любого тирана налетом недоступной народу гениальности, хорошо,, что Лунгин не пошел на поводу у стереотипов и создал, мне кажется очень достоверный образ Грозного.

Дима, так о том и речь - если не планировали масштабные съемки (или просто их не потянули из-за бюджета) нужно было уходить в "совсем камерность".

Кстати, интересно, что среди членов Клуба "Сноб" - больше положительных отзывов (почти единогласно), чем среди подписчиков - http://www.snob.ru/fp/entry/8555

У членов Клуба есть определенные обязательства по отношению друг к другу, негласно действует мараторий на разносы. Мало кто в силах сказать "Павел, а фильм то твой - плохой", даже если ему так кажется. Да и сам Павел на робкие попытки высказать критику яростно отвечает, что фильм замечательный, кому не нравится, тот просто мелковат, чтобя понять его. В такой ситуации сложно представить, чтобы интеллигентный человек настаивал "нет, нет, Лунгин, не разведешь ты меня, фильм твой - ф топку!". Да такому человеку руки потом никто не подаст. К сожалению в обществе откровенность и открытость не приветствуется.

Вот видишь! А ты ратовал за принятие некоторых активных подписчиков в Клуб "Сноб". За-чем? Настоящая демократия среди нас, подписчиков :))!

Да система взаимоблагости существует не от того, что они члены Клуба, так сложилость по-жизни. Так нужно для поддержания статуса, членство в Клубе тут, по-большому, не причем. Но верно обратное. Тем, кто высказывает свое мнение често и откровенно навряд ли дадут "зеленый свет" в Клуб. Политкорректность ценится куда выше искренности.

Фильм не понравился, не категорически, конечно, но для Лунгина явно комом вышел. Много читал об исторических нестыковках и явных ляпах. Оказалось, что все это в глаза не бросается, запросто можно простить. Нельзя простить несвязности и эмоциональной убогости. В "Острове", хотя мне он и показался православной агиткой, все это было. Была история завязка-тело-развязка, были сильные эмоции. После "Царя" осталось странное ощущение. Вот, вроде, и Мамонов хорош, и Янковский неплох, хотя в глазах у него уж больно выболено. И костюмы и декорации приемлимы, оператор и свет просто замечательны, а как в известной репризе "не встав-ля-ет". Вот девочку убили - не жалко, медведь кишки рвет - не больно, Скуратов "пугает, а мне не страшно". Не получилось ни камерной драмы, ни исторического фильма. Жалко, обидно. 

Двумя руками за. Только Мамонов при всей моей любви к нему не понравился совсем, местами он лажал по-страшному. Фильм чем-то сродни вялому видеоклипу. Странно, что все его сторонники говорят о посыле... царь, бог, опричнина... Фильм это всё-таки изобразительное искусство и должно быть пищей для глаз и ушей. Мне уже на первых минутах хотелось выключить.

Лунгин - художник,а не мастер спецэффектов.Фильм снимался в Суздале на очень скромный бюджет. А то что была вызвана такая волна критики, уже говорит о том,что фильм не оставил никого равнодушным. Уж кого кого,а критиков в России хоть лаптем хлебай во все времена.

а я считаю, что фильм замечательный. Стоит лишь замерить состояние зала после просмотра.  Абсолютно не соглашусь насчет оценок операторской работы - она замечательная, сверх профессиональная.

Безусловно, что мнгие хоят видеть диснеевское шоу-в декорациях, в костюмах, блесках.  Но Русь 16 века  - это не карнавальная Венеция. И декор был похуже, и люди пожестче. И кровь, и слезы, и страх, и безразличность к смерти.

Лунгин снова вернулся к теме Личности.  Ее место в истории, ее ответственности. и Тема сакральности русской власти, ее тираничности, жесткости - это тема сопряжена с другой темой - Человек во власти, умения не поддаться искушению, дьявольщины души.

И это тема Служения. Кому или чему? Богу, истории, Будущему - или Власти, богатству, угодию, сиюминутности.

И тема ответственности детей за отцов.

И тема ответственности поколений.

Гениальный фильм.

Грязцы...

Русь шашнадцатого веку - не Венеция, святая правда. Мне как-раз грязи родимай в фильме не хватило: надо было побольше подпустить, чтобы пахнуло нутряным, кондовым, парным и липким...А то народ у Лунгина какой-то шибко чистенькай...

Владимир, это Вы мастер эдаких дел, Ваша палитра, за что Вас так и любим :))) А Павел Лунгин... он... эх. :(((

Помнится в 1989 году я прочитала сценарий об Иване Грозном, который мне дал Александр Леонидович Кайдановский. Я понимаю, что свой фильм Кайдановский так и не снял, не знаю что потом было, как то пути разошлись. Было бы интересно конечно узнать куда канул его сценарий...Но я помню, что его больше всего интересовал вопрос власти, точнее "воли к власти". И действия Ивана Грозного, его характер, он разбирал, как мне показалось, как психолог. История была о Белом Слоне, которого везли через всю Россию в подарок царю Ивану от Персидского шаха...

Мне интересно будет посмотреть фильм Лунгина, его трактовку этого персонажа...Иван Грозный всегда загадочная фигура для художников. Особенно меня заинтриговало Ваше высказывание о том, что "это одна из первых честных попыток разобраться в Грозном, в природе русской власти."

О том несчастном слоне, которого Грозный приказал изрубить секирами  за то, что тот не опустился перед ним на колени.

Да, о том самом Слоне...Мне так же вспомнилось как Кайдановский мне с убеждением рассказывал о символизме сцены с купелью: провозили царя и слона перед храмом во время крещения младенца, и священник, увидев царя, опускается на колени, как и все рядом стоящие - младенец тонет.

опять подписчики...

ау, члены! а я не смотрел, зато смотрел 16 серий Андрея Эшпая. Давайте его тоже о(б)судим!

Владимир Генин Комментарий удален

"Фильм Лунгина правдивее фильма Эйзенштейна"?

В каком смысле "правдивость" произведения искусства вообще может выступать критерием?

Да, кое в чем фильм "Царь" правдивее. И низкий поклон Лунгину за такое прочтение темы "сакральности русской власти, ее тираничности, жесткости" - давно было пора слегка просветить публику. Но мы же говорим не о публицистике! Ни правдивость, ни тема сами по себе ничего не решают, если "глагол не жжет".  Если не возникает потрясения, то не имеет значения никакая "отдельно взятая" от него правда. Слегка ворохнулось сердце только в момент смерти девочки, но лишь слегка и только там. Да и с чего бы ему по-настоящему ворохнуться? Девочка, ясное дело, не живая, а символическая, олицетворяющая Русь (или Россию?). Перебежала она, видимо, из "Страстей по Андрею", да как-то поиздержалась в дороге и во всех смыслах усохла. Ну да не в ней дело. И не в том, что кому-то не хватает "шоу в декорациях" - как раз его-то слишком много. И не в "камерности": камерность тоже может быть мощной. И не в недостатке "грязи"  -  такой подход тоже был бы абсолютно коньюктурен (когда не надо платить жизнью, можно очень долго двигаться вперед, оставаясь все время в пространстве коньюктуры: благо заказчиков нынче много, полезных и разных).   Да и бесноватый ханжеско-благостный  Царь Мамонова вроде хорош. Но нет ни крепко сбитой конструкции, ни настоящего фона, ни "состава языка",  ни напряженного диалога с Филиппом - ни внешнего, ни внутреннего, и все то положительное, что в этом фильме безусловно есть, - зависает в воздухе и, в конечном итоге, рассыпается.

Конечно, бессмысленно сравнивать этот фильм как со "Страстями по Андрею", так и с фильмом  Эйзенштейна. Но вот походя, очевидно ради эффекта, брошенная фраза "в конце второй серии Эйзенштейн-художник пересилил Эйзенштейна-коньюктурщика..." меня задела. И не только потому, что я накрепко связан с этим фильмом уникальными декорациями моего деда Иосифа Шпинеля, главного художника этой картины. Не было Эйзенштейна-художника и Эйзенштейна-коньюктурщика, был просто Эйзенштейн, заплативший за свой фильм жизнью. Кто сегодня может этим похвастаться? Не хочу повторять обычное в таких случаях "а что бы Вы делали в то время?" - на этот вопрос, если быть перед собой честным, вряд ли  кто-то из нас посмеет ответить. И всем безусловно известно, что без "комсомольского бреда" тогда вообще ни один фильм не снимался. Не говоря уж о том, что съемки первой серии происходили во время войны. Да и не был Иван таким садистом-параноиком еще до смерти своей первой жены. А Третья часть фильма начиналась той самой картинкой, которой заканчивается фильм Лунгина: вся Красная площадь в виселицах. Вот фото декорации моего деда к третьей части фильма, полностью уничтоженной.    

Странно было бы после этого услышать, что тут кто-то кого-то "пересилил".  Или что кто-то сам не принес свою голову тирану на блюдечке, не положил свою голову на плаху истории сразу, еще в начале первой серии...

Мне кажется, что любой исторический фильм должен элементарно придерживаться истории, в этом и есть его правдивость. В фильме Эйзенштейна Малюта Скуратов ползает по казанским подкопам в мужицких портах и лаптях, а Алексей Басманов приходит в опричнину чуть не из пушкарей. Что, Эйзенштейн не знал, что они оба из дворянского сословия? Знал прекрасно. Но товарищу Сталину нужно было, чтобы опричнина выглядела "прагрэссывной сылой", и Эйзенштейн сделал опричников выходцами из простого народа. Это и есть обыкновенная коньюктура.

Картинка с виселицами тоже грешит против истории: гуманная казнь через повешенье пришла в Россию гораздо позже, петровские времена. Во времена же Грозного казнь подразумевала публичное мучительное умерщвление. Если бы Грозный повелел просто повесить своих врагов, это вызвало бы недоумение у народа и у бояр. Такой царь и власть бы не удержал! Обычная казнь того времени: четвертование, сажание на сухой или осаленный кол, подвешивание на крюке с обязательной ломкой ребер калеными щипцами. Грозный же разнообразил это творчески, введя поджаривание людей на больших сковородах, запекание в печах, варкой в котлах...