Юлия Дудкина /

«Трансаэро» за рубль. Зачем «Аэрофлот» покупает разорившуюся авиакомпанию

В ближайшее время две крупнейшие авиакомпании России собираются заключить сделку: государственный «Аэрофлот» покупает частную «Трансаэро», которая задолжала кредиторам и поставщикам 120 млрд рублей. Сотрудник Высшей школы экономики и независимый консультант по воздушному транспорту Андрей Крамаренко помог «Снобу» разобраться, кому нужна эта покупка и как она повлияет на рынок авиаперевозок

Фото: Марина Лысцева/ТАСС
Фото: Марина Лысцева/ТАСС
+T -
Поделиться:

Что случилось

Государственная компания «Аэрофлот» собирается купить 75% + 1 акцию авиакомпании «Трансаэро». Об этом стало известно 1 сентября после совещания у первого вице-премьера Игоря Шувалова. 3 сентября пройдет заседание совета директоров «Аэрофлота», посвященное этой покупке. По данным источников «Ведомостей», правительство даст директорам «Аэрофлота» указание проголосовать за эту сделку. Сумма, которую госкомпания заплатит за акции «Трансаэро», будет чисто символической — 1 рубль. Федеральная антимонопольная служба уже пообещала одобрить это решение — ее сотрудники считают, что после перехода «Трансаэро» под крыло «Аэрофлота» на рынке авиаперевозок в России по-прежнему будет несколько крупных игроков, поэтому сделка будет соответствовать законодательству. На совещании, где принимали решение, вице-премьер потребовал, чтобы все обязательства перед пассажирами и сотрудниками «Трансаэро» были выполнены. Источник «Ведомостей» рассказал, что передача одной авиакомпании под контроль другой будет происходить постепенно и этот процесс займет около года.

Решение о консолидации авиакомпаний было принято из-за тяжелого финансового положения «Трансаэро». К концу марта 2015 года ее чистый долг составлял 67,6 млрд рублей, из них 43,9 млрд приходились на краткосрочный долг. Если бы компания не согласилась на сделку, ей грозило бы банкротство.

«Данное решение в сложившейся достаточно сложной ситуации на авиационном рынке является наиболее правильным. Это, с одной стороны, позволит погасить задолженность компании перед кредиторами, а с другой — обеспечить все взятые на себя обязательства перед пассажирами», — говорится в сообщении Минэкономразвития.

Как «Трансаэро» оказалась на грани банкротства

До 2014 года, пока страну не настиг кризис, компания активно наращивала свой парк. После падения рубля затраты на лизинг самолетов сильно выросли, и «Трансаэро» стало тяжело обслуживать свою задолженность перед банками (ее основные кредиторы — ВТБ и Сбербанк). Осенью 2014 года руководители компании попросили у Минтранса предоставить государственные гарантии по кредитам. В декабре гендиректор компании Ольга Плешакова отправила в правительство письмо, где говорилось, что «Трансаэро» может приостановить полеты уже к концу года из-за нехватки средств, чтобы платить контрагентам. Компания задолжала 2,5 млрд рублей «Роснефти» и почти 2 млрд рублей «Газпром-Аэро». Тогда в конце декабря правительство выделило «Трансаэро» государственные гарантии в размере 9 млрд рублей.

В марте 2015-го года в «Ведомостях» появилась информация, что «Трансаэро» собирается снова попросить госгарантии — на этот раз на сумму 40-50 млрд рублей. Потом предполагаемый объем вложений вырос до 70 млрд. В последние месяцы источники, близкие к контрагентам компании, рассказывали, что «Трансаэро» задерживала крупные платежи поставщикам. К концу лета компания начала распродажу авиабилетов на зимний сезон по низким ценам. 19 августа у вице-премьера Аркадия Дворковича прошло совещание по поводу сложившейся ситуации. По итогам совещания источник РБК сообщил, что «Трансаэро» нужно получить 22 млрд рублей госгарантий, чтобы решить свои финансовые проблемы. Впрочем, в компании эту цифру опровергли. После этого Дворкович сказал, что правительство готово помогать авиакомпаниям, но только если у них «есть понятная финансовая модель выхода из сложной ситуации». Тогда же компания представила кредиторам свою новую бизнес-модель, «учитывающую последние рыночные и нормативные изменения». После этого Сбербанк сообщил, что продлит ковенантные каникулы по кредитам компании до 1 октября. Впрочем, никакого решения по итогам совещания у Дворковича так и не приняли, а к тому моменту компания уже получила первый крупный иск от кредиторов — банк «Финансовая корпорация Открытие» потребовала взыскать с «Трансаэро» 1,3 млрд рублей.

Изначально в правительстве скептически относились к идее помогать компании. «Правильно ли вновь выдавать авиакомпании кредиты под госгарантии, а затем постоянно просить банки о поддержке?» — спрашивал федеральный чиновник в беседе с «Коммерсантом».

Андрей Крамаренко, сотрудник ВШЭ, независимый консультант по воздушному транспорту:

Главная проблема, из-за которой «Трансаэро» оказалась на грани банкротства, — это плохой менеджемент. При этом в последнее время они выбрали абсолютно рациональную стратегию: продавали кучу билетов с большой глубиной и шантажировали этим правительство — ведь пассажиры пострадают, если компания приостановит деятельность. При этом остановить «Трансаэро» было бы очень просто: Сбербанк мог бы не продлевать финансовые каникулы и истребовать задолженность через суд. Ведь поставщикам «Трансаэро» задолжала больше, чем Сбербанку. Тогда на компанию обрушился бы вал отказов от обслуживания в долг и работа бы встала. Это могло случиться буквально в ближайшие недели, если бы не нашлось решения, а искали его больше полугода.

Зачем это «Аэрофлоту»

Алексей Германович, который в 2012-2014 году входил в совет директоров «Аэрофлота», рассказал «Интерфаксу», что, по его мнению, в среднесрочной и долгосрочной перспективе покупка «Трансаэро» может повысить акционерную стоимость «Аэрофлота». Государственная авиакомпания увеличит долю рынка, избавится от конкуренции с «Трансаэро» на некоторых маршрутах и укрепит свои позиции в конкуренции с международными авиаперевозчиками. При этом он признает, что в ближайшее время эта сделка может сильно обеспокоить инвесторов «Аэрофлота».

Андрей Крамаренко:

Я думаю, «Аэрофлот» не хотел покупать «Трансаэро», ровно как и «Трансаэро» не хотела, чтобы ее покупал «Аэрофлот». Это решение приняли на уровне первого вице-премьера. Вы бы стали покупать компанию, у которой долгов на 120 миллиардов? Впрочем, дела у «Аэрофлота» не станут хуже за исключением отчетностей на тот период, пока «Трансаэро» еще будет проводить операции. Еще госкомпании нужно будет в срочном порядке найти кучу менеджеров и топ-менеджеров, чтобы обеспечить в «Трансаэро» вертикаль исполнения решений.

Что будет с «Трансаэро»

Официальный представитель компании «Аэрофлот» сказал, что деятельность «Трансаэро» реструктурируют, а саму компанию интегрируют в группу «Аэрофлот». При этом после заключения сделки главные акционеры «Трансаэро» Александр и Ольга Плешаковы, которым принадлежат 36,62% акций компании, покинут руководящие посты и выйдут из капитала. Ольга Плешакова, которая 14 лет была гендиректором «Трансаэро», уже покинула свой пост. Исполняющим обязанности гендиректора назначили Дмитрия Ерзаковича, который раньше был заместителем Плешаковой.

При этом, как считает главный редактор федерального журнала «Линия полета» Роман Захаров, вряд ли «Аэрофлот» оставит у себя сотрудников «Трансаэро». Он считает, что в начале 2016 года пилотов и бортпроводников начнут увольнять. По мнению гендиректора отраслевого агентства Infomost Бориса Рыбака, «Аэрофлот» не будет увеличивать свой парк за счет «Трансаэро» и больше половины самолетов авиакомпании передадут лизингодателям. Государственную компанию, на его взгляд, могут заинтересовать разве что Boeing 777. Остальные самолеты рассчитаны на гораздо большее количество пассажиров и с лета 2014 года они перестали быть выгодными.

Андрей Крамаренко:

«Трансаэро» не интегрируема в «Аэрофлот», думаю, даже речи об этом не будет. У компаний разнотипный парк и бизнес-модели. Дочки «Аэрофлота» интегрировали по нескольку лет, а в данном случае речь идет о компании, которая не намного меньше самого «Аэрофлота». Так что, думаю, «Трансаэро» просто будет постепенно сжиматься до нуля. При этом «Аэрофлоту» вряд ли нравится эта идея, ему бы больше понравилось, если бы «Трансаэро» с треском рухнула. Но тогда были бы большие проблемы для правительства. Вы только представьте: по всем каналам показывали бы, как во всех аэропортах мира вповалку лежат пассажиры, которые не могут улететь домой. Чтобы развезти их, потребовались бы большие бюджетные расходы, а на подобные цели бюджета в 2015 году почти не предусмотрено. Так что из положения нашли изящный выход: «Аэрофлот» будут использовать просто как подушку безопасности между нынешним состоянием «Трансаэро» и ее уходом с рынка.

Рассчитываться по долгам «Трансаэро» «Аэрофлоту» не придется: все хозяйствующие субъекты хозяйствуют отдельно. Думаю, банк и кредиторы могут рассчитывать на то, что останется от конкурсной массы после расчета с персоналом и государством.

Что говорят в «Трансаэро»

2 сентября на сайте авиакомпании появилось заявление исполнительного директора Александра Плешакова, где говорится, что ни компания, ни ее акционеры не были инициаторами консолидации с «Аэрофлотом». По словам Плешакова, руководство «Трансаэро» предлагало другие сценарии: создать банковский синдикат или докапитализировать компанию. Он добавил, что на совещании с вице-премьером Шуваловым не рассматривался вопрос о том, чтобы выделить бюджетные средства на консолидацию «Трансаэро», но обсуждалась возможность оформить госгарантию для тех, кто будет осуществлять консолидацию.

Что будет с билетами и ценами

Те, кто успел купить билеты у «Трансаэро», смогут ими воспользоваться — этого на совещании потребовал вице-премьер Дворкович. По мнению главного редактора портала Avia.ru Романа Гусарова, цены на еще не проданные билеты вырасти не должны. То, что «Аэрофлот» покупает «Трансаэро», по мнению эксперта, не означает, что на рынке появится монополист. Доля государственной компании превысит 50% на рынке авиаперевозок, но все-таки есть и другие крупные авиакомпании. «Как минимум, на международных линиях всегда будет иностранный перевозчик, который составит конкуренцию "Аэрофлоту". Что касается внутренних линий, здесь любая авиакомпания может заявиться на любой маршрут "Аэрофлота" и летать по своим тарифам», — считает Роман Гусаров.

Андрей Крамаренко:

Для пассажиров ничего не изменится, они смогут улететь по своим билетам. А в глобальном плане рыночную экономику никто не отменял. Нетрудно предположить, что конкуренция на рынке снизится, как и предложение, и цены на билеты могут вырасти, для этого даже не нужно быть экспертом по авиарынку. Впрочем, детали будут зависеть от ситуации в макроэкономике и от того, как поведут себя другие авиакомпании.