#ShoutYourAbortion. О чем кричат женщины

В мировых трендах твиттера — хэштег #ShoutYourAbortion. Женщины рассказывают о своих абортах, чтобы искоренить в обществе негативное отношение к этой операции. Противники абортов продвигают в социальных сетях свой хэштег: #ShoutYourMurder. Есть ли у этой акции психотерапевтический эффект и почему россиянки не приняли участие в кампании против стигматизации абортов? Об этом «Снобу» рассказали психолог Наталья Харламенкова, феминистка Белла Рапопорт, акушер-гинеколог Дмитрий Лубнин и другие

Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
+T -
Поделиться:

Марина Солдатенкова, методист-психолог Кризисного центра помощи женщинам и детям:

Сделав сложный выбор, женщина пытается оправдать его, чтобы не нанести себе психологическую травму. Это защитная реакция, попытка заглушить самообвинение. При этом женщины прибегают к такой рационализации: сделала аборт, но благодаря этому выбору сумела, например, построить карьеру. Такие действия помогают пережить травму, психотерапевтируют ее.

Если же попытка не срабатывает, женщина начинает себя разрушать, обвинять себя за свой выбор, начинает обижаться на людей вокруг: кто-то ее не поддержал, кто-то, наоборот, слишком давил.

Конечно, ни одна культура не поддерживает детоубийство. Но на Западе женщину не принято осуждать, какой бы выбор она ни сделала. В России распространена культура традиционной семьи, поэтому говорить об абортах привыкли шепотом.

Дмитрий Лубнин, акушер-гинеколог:

Нельзя быть за аборты, если ты работаешь в здравоохранении. Аборт — одна из самых неприятных и калечащих операций. Любой врач-гинеколог стремится ее избежать. Аборт может нанести существенный вред здоровью, это варварский способ контроля за рождаемостью. Считается, что медикаментозный аборт не так травматичен, как хирургический. Однако в 15% случаев он приводит к хирургической операции.

В рассказах женщин, которые сделали аборт и счастливы, речь вряд ли идет о медицинской стороне вопроса. Они говорят о счастливом разрешении личных ситуаций: конце неудачного брака и так далее. Но путь, который они выбрали — неправильный. Если женщины попадают в такую ситуацию, это значит, они просто не заботятся о своей постоянной, то есть гормональной контрацепции.

Да, в нашей стране страх гормональной контрацепции особенно силен. Это пошло с советских времен. Когда женщинам советовали рожать «для здоровья». Когда гормональные контрацептивы приравнивали к жвачке и джинсам — считалось, что это какая-то американщина. Они и правда пришли с Запада и по-прежнему являются самым надежным способом профилактики беременности. Гормональная контрацепция даже полезна при профилактике как минимум трех видов рака, а также кучи других гинекологических заболеваний. Современная женщина рожает одного-двух детей, причем первого в районе тридцати лет, и контрацепция — способ прикрыть репродуктивную систему между родами.

Повторяю, опасность контрацептивов — миф. А что у кого-то от них побочные эффекты, так можно пойти в магазин, подобрать кроссовки не по размеру, стереть ноги и сказать, что обувь —  это неудобно.

Правильное планирование жизни означает правильно подобранную гормональную контрацепцию.

Ольга Слуцкер, сооснователь медицинского ­центра «Наследники», президент сети фитнес-клубов World Class:

Знаете, аборт — это грех большой. Если он сделан не по медицинским показаниям. Как бы тяжело ни было, экономический фактор или там социальный, избавление от ребенка не может быть правильным выбором. Пройдут годы. Женщина будет сожалеть. Испытывать чувство вины. И я не знаю, как с этим справиться. Наверно, только стать мамой.

Белла Рапопорт, феминистка, журналист:

Это очень крутая и важная акция. Одновременно и политическая, и психотерапевтическая. Как сказала феминистская активистка Кэрол Ханиш: «Личное — это политическое».

Россия — очень консервативная страна; в прессе постоянное муссируются сообщения, что аборт — это очень плохо, чиновники пытаются запретить бесплатные аборты, вся ответственность сваливается на плечи женщины — она сама должна думать о своей безопасности. Секс становится грехом для женщины, и если она незапланированно беременеет — она несет наказание за этот грех. Она не имеет права распоряжаться своим телом: сексом можно заниматься, чтобы сделать хорошо мужчине, а потом рожать детей на пользу государства.

Без системных изменений в государстве, которое постоянно транслирует консервативные традиционные ценности, не будет изменений и социальных. Без образования, секспросвета, социальных кампаний, которые должны проводиться государством, положение женщин останется таким же плачевным. Усилиями трех феминисток ситуацию не сдвинуть с места.

Наталья Харламенкова, заведующая лабораторией психологии посттравматического стресса Института психологии РАН:

В нашей культуре к травме принято относиться не как к чему-то, что «со мной случилось», а как к тому, что «я сам сделал». Такое восприятие пресекает саму необходимость обсуждать сделанный выбор: если я сам это сделал, чего тут обсуждать, это мое дело.

На Западе культура обсуждения несколько свободнее. Одни люди ищут в интернете персонифицированную поддержку. Другим важно просто рассказать о себе только ради того, чтобы рассказать. А есть люди с диффузной идентичностью: у человека очень жидкие внутренние границы, он не может сам ответить на вопрос «Кто я?». Поэтому он присоединяется к другим людям и через них идентифицирует себя.

Если мы говорим об осмысленном планировании семьи, нельзя ставить все с ног на голову, оправдывая сделанный однажды в пользу аборта выбор. Планирование семьи начинается с того, чтобы не доводить себя до ситуации, в которой этот выбор встает перед женщиной. Иначе это не борьба с чувством вины, а борьба с чувством ответственности.

 

Новости наших партнеров