Начать блог на снобе
Все новости

Жительница Нижнего Тагила отсудила у МВД 100 тысяч рублей компенсации за смерть брата, умершего после пыток в полиции

В Нижнем Тагиле суд частично удовлетворил иск местной жительницы Екатерины Головко к МВД России о компенсации морального вреда за смерть брата после пыток в полиции. Об этом «Снобу» сообщили в правозащитной организации «Зона права»

25 июня 2020 16:00

Судья обязал министерство выплатить пострадавшей 100 тысяч рублей, снизив сумму иска в 35 раз, рассказал адвокат Алексей Бушмаков. По его словам, решение суда будет обжаловано.

Что еще известно:

Осенью 2017 года 41-летнего брата Екатерины Головко — Станислава Головко — задержали и доставили в отдел полиции номер 17 Нижнего Тагила. Как отмечают правозащитники, за три дня правоохранители, требуя от мужчины признаний в краже, которую тот не совершал, нанесли ему 30 ударов руками, ногами и «предметами, используемыми в качестве оружия».

В итоге жителя Нижнего Тагила доставили в больницу с черепно-мозговой травмой, где он умер. Судебно-медицинская экспертиза нашла на его теле 23 раны от ударов тупым предметом, многочисленные кровоподтеки на руках и ногах. Лобная кость погибшего была проломлена.

Троих полицейских признали виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия и назначили им сроки от трех лет и двух месяцев до 3,5 года. При этом по делу о причинении тяжкого вреда здоровью их оправдали. Сейчас расследованием занимается Следственный комитет.

Поддержать лого сноб
Читайте также

Стала известна причина смерти ракетостроителя и сына одного из советских лидеров Никиты Хрущева — Сергея Хрущева, сообщает Associated Press

В последние несколько месяцев Швецию в мире не поносил только ленивый — и все из-за отказа властей этой страны вводить карантинные меры. В своем эссе писатель Константин Зарубин, постоянно проживающий в этой стране, объясняет причины такого выбора властей
Почти треть жителей России признаёт допустимость пыток, хотя десятая часть опрошенных сталкивалась с полицейским произволом. И в этом нет противоречия, если вспомнить коллективный опыт российского общества